Лит пережить и цены обойти

Как изменилась Литва с приходом евро

Что добавил, а что отнял у литовцев навязанный им евро
1 ЯНВАРЯ 2015 года на милость евровалюте сдался последний прибалтийский бастион, вслед за Эстонией и Латвией. А сами литовцы в первый день нового года проснулись в другой реальности... Визуально цены приятно «похудели», а по сути — малость прибавили. Но те, кто был предан национальной валюте, почувствовали, что их предали. Поэтому в обществе, по официальным данным, сторонники и противники введения евро разделились поровну. Хотя, по моим ощущениям, противников все же гораздо больше.


– ЗЛА на них не хватает, — продавец чая и кофе в одном из сетевых гипермаркетов охотно делится со мной последствиями для простого литовца введения евро. — Не скажу, что резко все подорожало, но цифры округляли в сторону увеличения цены. А зарплаты какими были в литах, такими и остались, значит, стали меньше в евро.

— Это правда, что средняя зарплата в стране — 2400 лит (около 695 евро)?

Литовка сначала удивляется, а потом горько усмехается:

— Если говорить о средней температуре по больнице, то почему и нет? Кто-то и 7 тысяч лит получает, но причем тут простые люди? Моя зарплата, к примеру, 1200 лит (около 350 евро), из них 900, то есть 260 евро, я должна отдать за квартиру. С такими ценами, как у нас, коммуналкой, общественным транспортом и прочим разве проживешь? Минималка официально у нас 1035 лит (300 евро), но очень многие получают 600 лит. В общей своей массе те, кто на одной работе, не живут, а выживают… И работу попробуй найди. 

К слову, торговые сети Литвы подписали меморандум о недопустимости повышения цен. А Государственная служба по защите прав потребителей с июля прошлого года — момента появления двойных ценников на товары, в евро и литах — следит, чтобы те не повышались без имеющихся на то оснований (если кофе подорожало, так только потому, что это происходит с этим продуктом во всем мире). Да еще и разработала специальную наклейку «Пересчитано честно» — ее выдают, если магазины, объекты общепита не наварили на пересчете цены в евро. По данным официальных источников, изменение цен с начала года колеблется от — 0,1 до +0,2 процента, но то тут, то там бизнесмены нет-нет да и округлят ценники в свою пользу. Люди же не теряют бдительности, потому из всех жалоб, что получила Госслужба по защите прав потребителей за последние несколько месяцев, около 60 процентов связаны именно с повышением цен.

У педагога с многолетним стажем, получающего довольно высокую по литовским меркам пенсию (средняя — 850 лит, то есть 250 евро), нет других забот, как сидеть с утра до ночи у телевизора. Транспорт дорогой, в магазины заходить опасается. Любитель пропустить рюмочку-другую не может смириться с высокой ценой на спиртное. Дешевую водку, и отнюдь не литовскую, а украинскую или российскую, можно купить от 5 евро до 60:

— 10 лет моя пенсия точно не повышалась. Мало того, несколько лет назад для поддержания экономики государства якобы приняли решение на 10 процентов всем урезать пенсии. Причем пообещали вернуть все, что мы в результате потеряли. Но возвращать никто ничего пока не собирается, как, впрочем, и повышать. За мою двушку плачу 250 евро в месяц, после всех выплат на руках остаются крохи. 

Его дочь, 50-летняя Елена, которая служила воспитателем в интернате для детей с особенностями развития на смешные 1000 лит, точнее, 290 евро в месяц (их нужно было отдать за трехкомнатную квартиру), потеряла и эту работу. Через несколько месяцев она с большим трудом устроилась в детский сад на те же 280 евро в месяц и рада, что хотя бы так дотянет до пенсии. На руках престарелая мать и трехлетний внук (ее 30-летняя дочь в Норвегии пытается устроить личную и профессиональную жизнь, и если бы не ее финансовая поддержка, Елена не смогла бы свести концы с концами). 

С людьми, если верить парламентариям, замену одной валюты на другую особо никто не обсуждал. Парламент отказался от идеи референдума. Мол, какой в нем смысл, если денежную политику для Литвы и без того проводит Европейский центральный банк. Лит привязан к евро с 1994 года, и страна постоянно переплачивала за риск девальвации — ежегодно более 43 миллионов евро. Не было и плавающего курса, как, к примеру, в Польше и Венгрии. А сам курс евро в Литве не менялся с 2002-го: 1 евро = 3,4528 лита. Ситуация, впрочем, требовала разрешения, ведь нельзя же 12 лет быть немножко беременной. Вот Литва и «разродилась» 1 января. В какую сумму обойдется переход на евро для страны, знает заместитель председателя правления Банка Литвы Ингрида Шимоните: 200—260 миллионов евро. Она полагает, что люди со временем привыкнут к новым деньгам, столь похожим на литы, а за подъемом цен последует подъем зарплат. Банкиры, в свою очередь, подсчитали, что введение евро ускорит рост ВВП Литвы на 0,2—0,3 процента в год. И все же положительный эффект этой реформы стоит ждать не ранее чем через три—пять лет. 

НЕОБХОДИМОЕ отступление. Впервые я приехала в Литву на юбилей одного из знакомых в 2003 году. Страна, не входившая на тот момент в Евросоюз, мне тогда напомнила Польшу второй половины 90-х, где все бурно развивалось, включая сельское хозяйство, а торговые центры росли как грибы после дождя. Сейчас смешно вспоминать, но тогда мы заходили в знаменитый мегамаркет «Акрополис» с благоговейным трепетом, умиляясь невиданным масштабам торговли, катку посреди центра, уютным кафешкам, где можно было вкусно и недорого подкрепиться. На тот момент в Беларуси сетевая торговля была в зачаточном состоянии, ну а гипермаркетов, подобных «Акрополису», не было вообще ни одного. Как почти не было торговых сетей типа «Максимы» и прочего. По улицам курсировали, наряду со старыми, новенькие автобусы или троллейбусы, с комфортом мчавшие по улицам Вильнюса за сущие копейки (отлично помню, что разовый проезд был дешевле, чем у нас в стране). Ну а знаменитые сэйлы (скидочные акции в магазинах и бутиках), когда за «три копейки» можно было одеться и обуться, в то время как в наших магазинах и один процент от цены никто не собирался сбрасывать даже на залежалый товар. Что и говорить, впечатлений от первой и последующих поездок наши туристы получали море. Казалось, дальше у наших соседей все будет только лучше, и ничто не способно остановить процветание молодого независимого государства. Плюс виза стоила всего 5 евро, хотя получали ее с боем, простаивая часы напролет в бесконечных очередях к литовскому посольству. 

Через какое-то время, после вхождения в мае 2004-го маленькой скромной Литвы в евросоюзовскую семью, восторг сменился недоумением. Жизнь здесь, по моим ощущениям, словно замерла на взлете. В Вильнюсе не спешили реставрировать ветшающие здания, торговых центров больше не становилось (напротив, стали закрываться старые), транспорт, большей частью изрядно подряхлевший, дряхлел дальше, и новеньких автобусов-троллейбусов к уже закупленным что-то не прибавлялось. Мало того, платить за проезд приходилось сначала в два, а потом в 4—5 раз больше, чем у нас (талончик обходился в 12 тысяч рублей на белорусские рубли, когда у нас стоил всего 2 тысячи). Настораживал ассортимент в магазинах — не было прежнего размаха, изобилия. Поднимались и цены, так что загрузить всякой всячиной тележку на 50 долларов, как в лучшие времена, уже не получалось, а знаменитые распродажи уже не захватывали дух у шопоголиков. Незаметно сменился и возрастной состав на улицах и в общественном транспорте: плохо одетые старики, печальные пенсионеры с авоськами, бомжеватого, но вполне трудоспособного вида попрошайки (не говорю о туристах, которых здесь по-прежнему немало), пьяные. Причина проста — молодежь ищет счастья в других странах. Практически все дети-студенты моих знакомых, не успели распахнуться двери ЕС, тут же разлетелись кто куда. Кто в Англию, кто в Норвегию, кто в Германию, где зарплаты несравнимы с литовскими. 45-летний инженер-строитель Юрий, прихватив жену и дочь, умчался в Германию, где долго мыкался, меняя работы и квартиры, но возвращаться на родину и не помышлял. Теперь он живет во Франкфурте, быт наладился, в Вильнюс приезжает только в отпуск. 

ТЕМ временем в Беларуси происходили совсем иные процессы. Динамично строились жилые кварталы, торговые центры, давно переплюнувшие по размерам «Акрополис», страну опутали сети всевозможных названий, а транспорт на улицах, скажем, Минска, визуально процентов на 70 обновился (такие развалюхи, как в Вильнюсе, у нас просто не пустили бы на маршрут). Выросли зарплаты у белорусов: приезжая в Литву, они выглядели в глазах простых литовцев едва ли не крезами, скупая одежду или вещи на рынках и в бутиках, в то время как коренные жители дальше главного рынка страны «Горюнай» и дискаунтеров не заглядывали. Коммуналка за трехкомнатную квартиру не выше 35 евро (в Литве около 300). Что касается стоимости проезда в общественном транспорте, то она насмешит любого европейца. А уж прибалта двойне: в Эстонии талончик на разовый проезд 1 евро 60 центов, в Латвии — 1 евро 20, в Вильнюсе 1 евро. И это с учетом невысоких зарплат. 

Сегодня я не найду и десятка аргументов, из консьюмеристских соображений, которые заставили бы меня нестись сломя голову в Литву, как несколько лет назад.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости