Липовый председатель

Двадцатые годы двадцатого века вошли в историю как время чинопочитания и преклонения перед великими личностями. И… рай для мошенников, аферистов и проходимцев.

Прототипом Остапа Бендера вполне мог стать аферист, разоблаченный в Советской Белоруссии в начале прошлого столетия

Двадцатые годы двадцатого века вошли в историю как время чинопочитания и преклонения перед великими личностями. И… рай для мошенников, аферистов и проходимцев.

Нежданный гость

Теплым летним днем 1925 года на перрон железнодорожного вокзала Минск-Центральный ступил респектабельного вида молодой человек восточной наружности. Одетый в солидный пиджак, светлые штаны и лакированные туфли, он уверенной походкой сразу же направился в центр города. В приемной Дома Советов предъявил документы, выданные на имя председателя Центрального исполнительного комитета Узбекистана Файзуллы Ходжаева, и потребовал аудиенции у председателя ЦИК Белорусской ССР Александра Червякова. Не дожидаясь ответа, молодой мужчина бесцеремонно вошел в кабинет и по-дружески поздоровался за руку с его хозяином. После короткого обмена любезностями высокий гость пожаловался белорусскому коллеге, что у него в поезде украли деньги и вещи, и попросил одолжить на обратную дорогу 500 рублей (в 20-е годы XX века средняя месячная зарплата советского служащего составляла всего лишь 40 рублей — Авт.).

Председатель ЦИК Белорусской ССР и готов был помочь товарищу из союзной республики, но выдавать деньги из отечественной казны категорически не хотел. Вместо этого он отправил в узбекское представительство в Москве срочную телеграмму, в которой изложил суть вопроса. Тамошний чиновник, увидев официальный документ и прочитав упоминавшиеся там фамилии, сразу и без лишних проволочек выслал требуемую сумму.

В отличие от узбекского чиновника Александр Червяков к визиту нежданного гостя отнесся с осторожностью и почестей, достойных первого лица республики, оказывать ему не стал. У белорусского руководителя почему-то не было полной уверенности, что молодой человек является тем, за кого себя выдает. Поэтому за приезжим установили негласное наблюдение. А он, получив тем временем требуемые деньги, продолжил свое турне. За ним последовали и сотрудники минского ГПУ.

Бенефис афериста

Утром 8 августа 1925 года Файзулла Ходжаев объявился уже на Гомельском железнодорожном вокзале. Таким же уверенным шагом, как и в Минске, он пошел в местный губисполком и разыграл там уже хорошо знакомый спектакль. Только вот сумма, которую он запросил, оказалась гораздо меньше, чем в столице. Всего 120 рублей...

В те годы очень сильно процветала идея интернационализма, и потому, представляясь руководителем братской республики, аферист получал от местных властей полное понимание, максимальную поддержку и исполнение практически любых пожеланий.

Почетного гостя в Гомеле принимали со всем белорусским радушием. Поселили в самой лучшей гостинице, выдали требуемую сумму денег. Даже торжественный ужин в честь дружбы братских народов организовали...

Но начальнику гомельской милиции Матвею Хавкину вид незваного гостя показался достаточно подозрительным. Настораживали сыщика путаные рассказы Ходжаева о маршруте поездки и дорожных приключениях. Проявлять революционную бдительность начальника милиции обязывала и близость к государственной границе. Рядом находилась панская Польша, и в любой момент в городе мог объявиться вражеский шпион или диверсант. Поэтому ко всем приезжим Хавкин и относился с изрядной долей подозрительности.

Чтобы расставить все точки над «i», начальник гомельской милиции нашел номер журнала «Красная нива», где были напечатаны портреты всех председателей ЦИК союзных республик и... сделал потрясающее открытие: настоящий Ходжаев очень сильно отличался от приехавшего.

Хавкин незамедлительно связывается с начальником уголовного розыска Москвы Игорем Николаевским и докладывает ему об этом. Николаевский приказывает установить за подозрительным лицом негласное наблюдение, но до особого распоряжения не предпринимать никаких мер.

...Тем временем «узбекский руководитель» в кортеже легковых машин и конных упряжек катался по ночному городу, не замечая, как сгущаются тучи над его головой.

Разоблачение

Узнав, что «председатель ЦИК Узбекистана» взял билет не на Москву, а на Харьков, гомельская милиция совместно с сотрудниками ГПУ провели обыск в номере «высокопоставленного» гостя. Там-то они и обнаружили бумагу, пролившую свет на личность молодого человека. Оказалось, что под фамилией Ходжаева скрывается известный аферист Тургун Юлдашевич Хасанов, всего лишь месяц назад освободившийся из тифлисской тюрьмы.

А вслед за этим из Москвы приходит официальный документ, в котором говорится, что «в настоящий момент исполняющий обязанности главы Всесоюзного Центрального Исполнительного Комитета товарищ Ходжаев находится на своем рабочем месте в Кремле...».

Так что вернувшегося поздно ночью в номер Хасанова ждал далеко не теплый прием.

На допросах арестованный молодой человек держался хладнокровно и очень спокойно. Требовал связать его с Калининым, Червяковым и даже Сталиным, которые разрешат все возникшие недоразумения. Однако Хавкин никак не реагировал на эти требования. Он точно знал, что перед ним Тургун Хасанов — уроженец города Коканд Ферганской области Узбекистана. В Тифлисе этот аферист совершил подлог документов, за что в Грузии был приговорен судом к шести годам лишения свободы. Однако за примерное поведение его досрочно освободили.

На последующих допросах, которые проводили уже сотрудники ГПУ, вальяжность и спесь у афериста быстро улетучились. Хасанов признался в мошенничестве и рассказал обо всем, в том числе и об истории получения временного удостоверения на имя Ходжаева.

Сила застолья

После освобождения из колонии Хасанов волею судьбы попадает в Ялту и заходит в Крымский Центральный исполнительный комитет к председателю Вели Ибрагимову. Представившись государственным руководителем Узбекской республики Файзуллой Ходжаевым, Хасанов убеждает Ибрагимова, что они вместе были на банкете и сидели за одним столом. Пока сбитый с толку партийный чиновник вспоминает, где они могли встречаться, проворный узбек уже рассказывает легенду о бандитском нападении на его автомашину, пропаже денег, вещей, документов...

С тем же пламенным интернационализмом Ибрагимов без промедления идет навстречу коллеге. Он выписывает ему временный документ, удостоверяющий личность, дает денег и предоставляет машину с водителем для выполнения ответственного задания руководства братской республики.

Новоявленный «председатель ЦИК Узбекской ССР» собирается подобрать в Крыму земельный участок под строительство узбекского санатория. Он объезжает с инспекционной проверкой многие здравницы, охотно принимает подарки, а заодно собирает средства на закупку стройматериалов. В Симферополе даже выступает на президиуме Крымского ЦИКа, где рассказывает о важности укрепления дружеских связей между народами советских республик, но потом неожиданно исчезает.

Судьбы

После роковой встречи с Матвеем Хавкиным узбекский аферист по приговору суда проведет некоторое время в заключении, однако затем его следы бесследно потеряются.

«Золотой теленок»

1 октября 1925 года в газете «Правда» был напечатан фельетон «Знатный путешественник», в котором рассказывалось о похождениях Хасанова. А спустя какое-то время появилось и знаменитое произведение Ильфа и Петрова «Золотой теленок». Только там, по известным соображениям, вместо председателя ЦИК стал фигурировать анекдотический сын мятежного лейтенанта Шмидта. Впрочем, нет-нет да и прорывается со страниц то тост «за ирригацию Узбекистана», то обещание Остапа Бендера подарить «очаровательной хозяйке несколько сот шелковых коконов, привезенных ему председателем ЦИК Узбекистана»...

Сергей ЧИЧИЛОВ, «БН»
НА СНИМКЕ: минский вокзал начала ХХ века.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?