Лимузины «Комаринского» пасутся на пойме даже зимой

ВО ВСЕМ мире эта отрасль считается прибыльным бизнесом. Экономике подчинено все: прибыли-убытки подсчитывают даже на том, что у нас и в расчет не берется. К примеру, выход… навоза — они и на этом зарабатывают. В Беларуси, надо признать, мясного скотоводства как отдельной отрасли пока практически не существует. Доля специализированного скота не превышает одного процента, а производство говядины считается убыточным. Однако приоритеты меняются. Наряду с интенсификацией молочного производства перед аграриями Президентом поставлена задача развивать и мясное направление. Так, недавно глава Белорусского государства мясное скотоводство вообще, и производство говядины в частности, назвал «хорошим бизнесом для наших крестьян». Даны и конкретные поручения, в частности, — до конца 2012 года изучить вопрос, организовать производство и переработку мраморного мяса. Причем производство говядины должно стать экспортно ориентированным. Где же взять востребованную сегодня качественную говядину? Реально ли в наших условиях получать рентабельное и в достаточном объеме мясо КРС? Несколько десятков специализированных комплексов по выращиванию и откорму КРС, работающих с неплохой рентабельностью, проблему не решат. Ответ дает аграрная наука. Она определяет биоклиматический потенциал сельскохозяйственных угодий Беларуси в 50 миллионов тонн кормовых единиц за счет травяных культур. Это позволяет произвести почти 25 миллионов тонн молока и не менее 2,5 (!) миллиона тонн говядины. Да и практика показывает, что нерентабельность мясного скотоводства — это миф, отговорки тех руководителей сельхозпредприятий, которые не могут или не хотят серьезно заниматься этой отраслью.

Много ли у нас сельхозпредприятий, экономически способных эффективно развивать мясное животноводство, даже если государство им подарит совсем не дешевый племенной скот?

ВО ВСЕМ мире эта отрасль считается прибыльным бизнесом. Экономике подчинено все: прибыли-убытки подсчитывают даже на том, что у нас и в расчет не берется. К примеру, выход… навоза — они и на этом зарабатывают. В Беларуси, надо признать, мясного скотоводства как отдельной отрасли пока практически не существует. Доля специализированного скота не превышает одного процента, а производство говядины считается убыточным. Однако приоритеты меняются. Наряду с интенсификацией молочного производства перед аграриями Президентом поставлена задача развивать и мясное направление. Так, недавно глава Белорусского государства мясное скотоводство вообще, и производство говядины в частности, назвал «хорошим бизнесом для наших крестьян». Даны и конкретные поручения, в частности, — до конца 2012 года изучить вопрос, организовать производство и переработку мраморного мяса. Причем производство говядины должно стать экспортно ориентированным. Где же взять востребованную сегодня качественную говядину? Реально ли в наших условиях получать рентабельное и в достаточном объеме мясо КРС? Несколько десятков специализированных комплексов по выращиванию и откорму КРС, работающих с неплохой рентабельностью, проблему не решат. Ответ дает аграрная наука. Она определяет биоклиматический потенциал сельскохозяйственных угодий Беларуси в 50 миллионов тонн кормовых единиц за счет травяных культур. Это позволяет произвести почти 25 миллионов тонн молока и не менее 2,5 (!) миллиона тонн говядины. Да и практика показывает, что нерентабельность мясного скотоводства — это миф, отговорки тех руководителей сельхозпредприятий, которые не могут или не хотят серьезно заниматься этой отраслью.

Где задешево нагулять мясо?

Фермы КСУП «Совхоз «Комаринский» Брагинского района расположены всего в 27 километрах от ЧАЭС. Несмотря на определенные сложности, здесь не просто работают, а производят чистую, качественную, а главное — рентабельную продукцию.

Так было не всегда. До аварии «Комаринский» специализировался на производстве молока. Возить его приходилось за 60 километров, что и доводило порой себестоимость до нуля. Не задерживались и кадры.

Пришедший руководителем в «Комаринский» в 1994 году Григорий Анопреенко первым усомнился в правильности пути, которым хозяйство по инерции двигалось последние годы. Купили нескольких симментальских быков и начали скрещивать их с традиционными молочными коровами черно-пестрой породы. Так начался кардинальный для хозяйства переход на мясное животноводство. Позже симменталов сменили лимузины. А в 2001 году подоспела государственная программа переспециализации хозяйств в загрязненных районах.

Разработанный учеными из Института радиологии комплекс мер помог закрепить успех, а выделенные под это государственные деньги были потрачены с умом. Сегодня в «Комаринском» насчитывается 5860 голов КРС, из них 3371 — мясного направления. Фермы совхоза имеют статус племенных. Здесь забыли, что такое нерентабельная говядина. Выросли привесы, вдвое упал удельный расход кормов, почти втрое сократился падеж, наполовину — нагрузка на работников.

Как и за счет чего удается выходить на уровень рентабельности от 10 до 30 процентов?

— Наше хозяйство выращивает рентабельную говядину благодаря комплексу условий: чистопородный мясной скот, пастбища и приемлемые закупочные цены, — рассказывает Григорий Анопреенко. — То, что племенные животные дают несравненно большую отдачу, сегодня уже никому объяснять не нужно. У нас гораздо теплее, значит, более длительный пастбищный период. Практически восемь месяцев в году лимузины нагуливают мясо при минимальных затратах на содержание стада. Этой зимой попробовали держать часть поголовья на пойме. Результаты превзошли ожидания: скот прекрасно перенес холода и дал хорошее потомство. Это принципиально важно. Если хозяйство, лишенное пастбищ, вкладывается в искусственный или привозной корм, то буренки и бычки «съедают» все деньги. Производство нужно не ради производства, а чтобы выйти на рынок с качественной продукцией и получить прибыль! В прошлом году, несмотря на все денежно-кредитные проблемы, только на производстве говядины мы получили прибыли 2 миллиарда 890 миллионов рублей (с НДС) при среднереализационной цене 1 килограмма — 12244 рубля.

Практик с пятнадцатилетним стажем убежден, что развитие мясного скотоводства зависит и от внимания, поддержки региональной власти. Вот лишь некоторые цифры. Гомельский облисполком в прошлом году увеличил закупочные предельные минимальные цены на 25 процентов, а с марта 2012-го — на 69 процентов, до 24853 рублей за 1 килограмм живого веса. По сравнению с черно-пестрой породой разница в реализации на мясокомбинате составляет почти 10 тысяч рублей за килограмм. Плюс к этому в прошлом году из бюджета за содержание одной головы (матки) доплачивали миллион рублей, за продажу племенной телки — 3 миллиона. А в этом году помощь вырастет существенно: за телку — 8 миллионов, корову — 2 миллиона.

Не надо путать молочную телку с мясной!

Существенно увеличивает рентабельность, конечно же, продажа племенного скота. В этом случае цена формируется с учетом коэффициента. Скажем, бык идет с коэффициентом 2, то есть цена вырастает в два раза. А чистопородная телка — 1,7. Среднереализационная цена племпродажи — 20072 рубля при себестоимости 1 килограмма — 11250 рублей.

Производим больше — задолженность выше. Почему?

Сельхозпредприятие продает чистопородный скот в разные области. Не «растворяются» ли они в хозяйствах, которые не специализируются на выращивании мясного скота? В «Комаринском» говорят, что специально ситуацию не отслеживают. Но если какое-то хозяйство покупает группу скота — 60—70 голов, то уже создается ядро, на основании которого, в принципе, можно начинать работать и расширяться. Но одного хотения явно недостаточно. Поэтому есть опасения, как бы нам в этом году не наступить на те же грабли. Не попадут ли под одну гребенку и те сельхозпроизводители, которые не имеют реальной возможности заниматься этой специфической отраслью? Уже бытует мнение, что практически любое хозяйство может заниматься мясным КРС, достаточно только купить ему 100 дорогих, но высокопродуктивных племенных животных. А на деле получается наоборот — оно еще больше разоряется. По мнению специалистов, мясным скотом могут заниматься только крепкие, богатые сельхозпредприятия. Ведь,смотрите, что получается на практике: молочная телка через девять месяцев дает теленка и молоко. Здесь все в одном флаконе — и валовые надои, и рентабельность, и даже немного говядины. Мясная же телка дает теленка, которого по технологии нужно 14—16 месяцев растить и кормить. Только через полтора года получишь первую продукцию, неся немалые затраты. В итоге лишь через 3 года появится первая даже не прибыль, а пока только выручка от вложенных средств. Много ли у нас сельхозпредприятий, экономически способных нести подобные затраты, даже если государство совсем не дешевый племенной скот им подарит?

Рентабельность и прибыльность у коровы на языке

Не секрет, что, несмотря на рост производственных показателей, финансовое положение агропромышленного комплекса, к сожалению, остается сложным. По данным Белстата, в 2011 году суммарная задолженность сельхозорганизаций превысила 60 триллионов рублей и выросла за год на 37 процентов. Странная на первый взгляд ситуация: при немалом объеме полученной валовой продукции показатели экономической эффективности низкие. Районы-передовики не всегда выходят в лидеры по эффективности. И наоборот: «худшие» по росту валовых показателей предприятия имеют лучшие экономические показатели. Почему? Четкий ответ на этот банальный вопрос дает Григорий Анопреенко:

— Для нас главное — не валовые показатели и привесы, а получение рентабельной продукции и, соответственно, прибыли. Именно на эти показатели нацелены все специалисты нашего хозяйства. Ведь в целом у нас среднесуточные привесы небольшие — 650 граммов.

— Получаем привеса столько, на сколько кормим, — объясняет, подхватывая разговор, главный зоотехник «Комаринского» Валентин Бондаренко. — Скот же просто так расти не может. Мы вынуждены использовать технологию, которая с точки зрения экономической целесообразности дает эффект. Чтобы разводить буренок на мясо с выгодой для себя, вокруг должны быть хорошие пастбищные земли. Тогда почти весь год скот кормится бесплатно, поедая то, что растет на естественных пастбищах. Себестоимость такого корма, конечно, не нулевая. Но она настолько низка, что уже только наличие такого пастбища просто обязывает вас заняться мясным скотоводством. Суть в том, что если на отгонных пастбищах кормить еще и концентратами, давать белковую составляющую, естественно, привесы будут большие. Но и затраты будут такие, что ни о какой эффективности не может быть и речи! Мы лишь на заключительном этапе откорма даем силос, сенаж и, согласно рациону, концентраты. Они занимают от 20 до 30 процентов. Без них, на одном силосе, привесов не получишь.

И потом, наш скот, а это 9 гуртов, пасется на пастбищах, расположенных друг от друга на достаточно больших расстояниях. Мы не считаем разумным возить животным еще и концентраты. Если год удачный, влажный, они на зеленой массе: хороший травостой — привесы выше. В определенные месяцы получаем стабильно и по 2 килограмма привеса. А вот если летом засуха, как это было в прошлом году, используем даже ветки, но привесы, конечно, гораздо ниже. Падают привесы и зимой. Поэтому в среднем и получаем 650 граммов. Кстати, при выращивании КРС на рационах, в которых до 70 процентов составляют объемистые корма (грубые, зеленые, силос, сенаж, корнеплоды), а концентрированные — в оптимальном количестве, животные к 18-месячному возрасту лучше используют питательные вещества объемистых кормов, чем молодняк, выращенный на рационах с преобладанием концентрированных.

Естественно, в «Комаринском» созданию собственной прочной кормовой базы уделяют особое внимание. Главная из культур, конечно же, кукуруза, возделываются многолетние и однолетние травы. В этом году за счет распашки непродуктивных сенокосов и пастбищ аграрии сельхозпредприятия впервые посеяли 165 гектаров подсолнечника и 110 — сои.

Мотивация в закупочных ценах

По мнению специалистов-аграриев, без соответствующих закупочных цен заниматься мясным животноводством проблематично. Нет стимула. Ведь качество такой говядины несравненно выше, поэтому и по цене она должна в разы отличаться от мяса черно-пестрого скота. Пока в этом вопросе сельхозпроизводитель наблюдал сплошную неразбериху. В начале прошлого года была небольшая разница, затем ее отменили, и только в конце марта нынешнего года снова подняли расценки. Если только они снова уравняются, мясной говядины не будет, считают в «Комаринском». Даже несмотря на то, что так называемое мраморное мясо перерабатывающие предприятия покупают у сельхозпроизводителей на 30 процентов дороже обычного. Но и здесь не все гладко. Мясокомбинаты при приеме скота довольствуются справкой из районной племенной службы, подтверждающей, что это КРС чисто мясного направления. А эта справка, мягко говоря, не всегда принципиальна. Сельхозпроизводитель считает, что цены на говядину чистопородного скота и их помесей также должны отличаться. У вторых мясные качества уже весьма сомнительны.

Словом, пока мы не сделаем эту отрасль по-настоящему экономически привлекательной и выгодной, будем есть говядину молочного скота из выработанного стада.

Так станет ли мясное скотоводство национальным проектом, приносящим сельхозпроизводителю прибыль? Должно стать. Сельское хозяйство развивается по определенным законам. Но главный среди них — рентабельность хозяйства. Поэтому так необходимо именно сейчас, пока не поздно, создать систему поддержки отечественных производителей говядины мясных пород скота.

Но, выстраивая свои планы, надо бы отслеживать тенденции в других странах.

Отнюдь не зря Президент страны поручил наладить в Беларуси производство элитного сорта говядины. Причем говядины экспортно ориентированной.

Мир хочет мяса. Спрос на него растет на всех континентах. По оценке ФАО, перспективы производства говядины в отличие от свинины и мяса птицы не радужные: производство падает, спрос растет. Увеличивается он и в России, основном потребителе белорусской сельхозпродукции. Причем рост производства говядины в Российской Федерации в долгосрочной перспективе маловероятен. Посему именно теперь экономически более перспективными становятся вложения в крупный рогатый скот.

Выводы у всех специалистов однозначные: мясным скотоводством надо заниматься обязательно и как можно шире, используя уже имеющийся опыт и приобретая новый. Так называемое мраморное мясо в большинстве стран используется для приготовления деликатесных блюд. Сегодня их можно заказать даже не в каждом ресторане. Так что у производителей довольно широкое поле для деятельности. И их затраты окупятся сполна, а граммы привесов станут действительно «золотыми».

Ирина ГЕРМАНОВИЧ, «БН»

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?