Лихая дама приходит ночью

Есть интуиция, а есть предчувствие — еще более загадочное состояние. Капитально заправил свою «француженку» и выехал на кольцевую дорогу. Путь опять лежал в усадьбу «Лунный свет».

Есть интуиция, а есть предчувствие — еще более загадочное состояние. Капитально заправил свою «француженку» и выехал на кольцевую дорогу. Путь опять лежал в усадьбу «Лунный свет».

Меня самого начинала занимать эта непростая игра с ее странным хозяином, и я вновь ощутил былой азарт, когда приходилось работать с незримым, а порой и хорошо знакомым противником. Теперь на моей стороне был еще и без пяти минут генерал, руководитель одного из наиболее секретных и могущественных центров российской ФСБ. Артем Воронов работал как часы. Уже спустя несколько дней после нашей минской встречи он позвонил и сообщил, что его «гонец» прибудет в четверг. Я ожидал его в том же кафе, в своей «банкетке», потягивая все тот же специально заказанный мной коктейль. Мне интересно было почувствовать этого человека. Какие специалисты работают сейчас в разведке и на кого больше нынче делают ставку в контрразведке – на оперов или аналитиков? В годы нашей совместной работы именно последние были «белой косточкой» всех параллельных спецслужб. Они вычисляли ситуацию до мелочей, и операм оставалось лишь «оформить» версию и произвести вполне определенные действия. За последнее время многое менялось и ломалось. Драматично складывалась судьба лучших профессионалов. Одни уходили в частные агентства, другие работали на олигархов, а некоторые и вовсе окунулись в бандитскую среду и погибали при жестоких разборках. По словам Воронова, только сейчас наметились серьезные перемены, и верх вновь стали брать профессионалы-патриоты.

«Гонец» Воронова, который доставил мне прибор для работы в таинственной усадьбе, в этом плане меня порадовал. Веселый, жизнерадостный и серьезный одновременно. Виктор легко и незаметно щелкнул замочком в двери «банкетки» и так же, как Артем, нажав три кнопки мобильника, проверил, нет ли «прослушки».

— А можно глянуть, что экран показывает?..

— А зачем? — непринужденно рассмеялся гость от моего дешевого трюка и быстро бросил мобильник в карман. Раскрыл кейс.

— Вот прибор. Штука достаточно сложная, но работает просто…

Виктор присел рядом и нажал малюсенькую кнопку… Сказал, что питания хватает на месяц. Меня это вполне устраивало. Когда измерения будут сделаны, необходимо нажать ту же кнопочку.

Мы плотно пообедали, и я отпустил гостя. Порадовался за Воронова. Нормальные, интересные у него подчиненные. Действительно профессионалы.

Об этом вновь подумалось, когда моя «француженка» с кольцевой дороги вышла на основную трассу. Сейчас предстояло хорошенько еще раз продумать свои действия, чтобы не спугнуть хозяина «Лунного света». Самым непростым было объяснить цель приезда сразу через десять дней после той встречи. Предстояло тонко перевоплотиться в человека, которого напугал тот чудной пассажир в спортивном костюме и кроссовках, что подсел в машину. Дескать, пропал сон, аппетит, начались видения. Вот и приехал за помощью, за исцелением к Ивану Яковлевичу. Просить буду слезно, жалостливо. Неужто откажет? Такая версия имела свой плюс. Она позволяла посмотреть на его реакцию, если в машину ко мне тогда подсел именно сам перевоплощенный под влиянием лунатизма хозяин имения.

Носить прибор с собой было небезопасно, да и легко можно «влипнуть». Решил пристроить его под сиденьем в машине. Благо обычно Иван Яковлевич позволяет ставить ее на территории усадьбы. Теперь мною властвовала даже не интуиция, а то самое предчувствие, что все у меня получится. Оставалось лишь не допустить ошибки. Даже одной. Все больше понимал, что хозяин усадьбы очень  непростой орешек.

Незаметно пролетели километры. Вот и последний поселок перед поворотом в лесную глушь. Может быть, заехать в магазин и пообщаться с Ольгой? Но что-то мне подсказывало, что следует держаться от нее подальше.  Слишком уж призывно и откровенно глядели в минувший раз ее сине-зеленые глаза. Не такой уж я стойкий оловянный солдатик. А кому нужна эта лишняя история? По разумному счету, ни мне, ни ей.

Я уже начал сбрасывать скорость, готовясь свернуть в лесную чащу, когда резко и ловко оттуда вынырнула крутая легковушка. Успел рассмотреть за рулем яркую «мадам» в солнцезащитных очках (зачем они ей в такую пасмурную погоду?), ее черные волосы, элегантно заброшенные на плечи. Почти без разбега после поворота светленькая иномарка легко «взлетела» и скрылась из моего зеркала.

Встреча меня озадачила. Никак гостья «Лунного света»? К кому еще на полуразбитые хутора в такой глуши могла заглянуть столь яркая дама на столь шикарном авто? Эта мысль вскоре подтвердилась, когда увидел следы, ведущие к усадьбе, и еще не закрытый шлагбаум. Скорее всего, это была одна из дочерей Ивана Яковлевича, о которой он говорил, что живет и работает в Италии журналисткой. Тогда в эти минуты я явно не ко двору…

Лабрадор Шах степенно вышел из сторожки и недоуменно уставился на меня. Мог бы, чертеныш, хоть хвостом вильнуть — не первый раз видимся. Но такой была эта собака, вся в хозяина. Приоткрыл дверь и заглянул на веранду. В нос ударил дым дорогих сигар, на столике стояли пустая бутылка из-под красного вина и два фужера, на тарелке сыр… Точно, в гостях была «итальянка». Позвал Ивана Яковлевича. Тишина. Шах уставился в сторону озера: дескать, там хозяин.

Так часто бывает: готовишься к одной ситуации, а попадаешь в другую… Хозяин «Лунного света» стоял почти по горло в воде недалеко от берега и одной рукой держался за нос лодки. Я тут же бросился в воду.

— Ну чего ты сюда поперся? – заворчал Иван Яковлевич. – Видишь, уже на ногах, неглубоко здесь.

И все же я видел, что Иван Яковлевич доволен тем, что помог ему дотащить лодку и примкнуть ее. Там лежали (скорее, продолжали плескаться по дну) две огромные щуки.

— Вы быстренько домой и переодевайтесь, — сказал старику, — я сам тут управлюсь. Принесу рыбу и весла. Вода вон какая холодная.

Это правда. У меня самого уже начинали стучать зубы. Надо быстренько согреться.

Вошел в дом и увидел, как Иван Яковлевич в одних трусах приплясывает у разгорающегося камина.

— Нет, так не пойдет. Водка есть?

— А чего бы ей не быть, — и хозяин указал на угол за шкафом.

Я быстро откупорил одну из бутылок, уложил его в постель и начал растирать.

— А мышцы у вас, Иван Яковлевич, еще в тонусе…

— Понимаешь, — словно не слыша моей реплики, продолжал старик, — поставил кружки на щуку. Вспомнил, что проверить до темна надо. И надо же, на двух из трех сидят красавицы. Первую без труда вытащил, а другая буянить начала. Почти ушла… Не дал. Хоть и искупался.

Странные эти люди — рыбаки. Рисковые. И чего ради? Но тут до меня донеслось:

— А чего ты приперся сюда?

— Все расскажу, Иван Яковлевич. Беда у меня. Но вначале и вы разотрите меня, боюсь воспаление подхватить.

И я начал раздеваться. Вскоре ощутил, что если мышцы у него в тонусе, то руки вообще как клешни. Мощно он меня растер и промассировал.

Потом понемногу приняли внутрь. Мы оба изменили традиции. Он пил не вино, а какое-то виски, я же налег на оставшуюся в бутылке водку. Слегка закусили и грелись у камина.

— Ну, рассказывай, что за беда, — деловито и серьезно заговорил хозяин «Лунного света».

И я поведал ему всю историю со странным пассажиром в кроссовках. Добавил немного страшилок из моего нынешнего психологического состояния.

— Тоже мне беду нашел, — заворчал Иван Яковлевич. – Уедешь отсюда как огурчик. Когда такое случается, надо вернуться на место и повторить путь. Ты так и сделал. Вот и вся недолга. Только ожидай этого путника. А его не будет…. Все за спиной останется. И к луне ты хорошей подоспел. Как раз переходить будет из плохой в хорошую…

Я тут же вспомнил о привезенном приборе и невольно глянул в окно. Шаху чем-то не нравилась моя машина, он обнюхивал колеса. «Давай-давай, — весело подумал я, — туда ты не доберешься».

— А у меня вот две новости, над которыми размышляю, — заговорил хозяин. — Первая вроде хорошая. Дочь мою младшую из Италии переводят в Москву, будет сейчас работать специальным корреспондентом, как у нас говорят, по России и Беларуси.

Иван Яковлевич помолчал. Подбросил пару поленьев в камин и разжег погасшую сигару.

— Теперь хоть с дочерью, моей внучкой любимой будет больше общаться, та без нее, считай, выросла. Да и мне веселее.

Мне все это было понятно. После холодного купания в озере что-то нас сблизило. Хозяин «Лунного света» все больше открывался мне с более теплой и житейской стороны. Но я с нетерпением ждал продолжения.

— Другая «штука» какая-то странная. Если не сказать жуткая. Похороны тут сегодня были…

Я тоже, попросив разрешения, закурил.

— Понимаешь, — продолжал старик, — я всегда после обеда ложусь вздремнуть на часок. Накануне тоже прилег, но встал на ноги раньше. Почудились не то шаги, не то разговор на усадьбе. Подошел к окну… По краю усадьбы медленно идет и глядит в сторону кладбища крепкий, рослый мужчина лет сорока пяти. Словно смотрит – будет ли там ему место. День светлый. Все видно хорошо. Потом, слышу, трактор заработал.

— Ну и…

— Повесился он вечером…

— По пьянке, видать, — вставил я.

— Если бы все по пьянке вешались, – Иван Яковлевич помолчал. – Да и не в этом суть. Понимаешь, не один он был. Позади, метрах в пяти, шел за ним другой. Похож на того, что ты описывал, но только не в спортивном костюме и кроссовках.

— Напарник, видать…

— В том-то и дело, что нет у него напарника. Того, второго, вообще никто не видел. Местные утверждают, что тракторист один приезжал, я спрашивал.

— Может, придумалось вам все это, Иван Яковлевич?

— Я еще в своем уме, и только тебе это рассказываю, — обиделся старик.

Чтобы как-то сгладить ситуацию, я, словно принимая на веру услышанное, сказал:

— Видать, луна его пришла…

Хозяин «Лунного света» ничего не ответил. Подошел к окну, открыл его, намереваясь проветрить комнату. Я понял, что и мне пора подыматься наверх. И все же спросил:

— А что все это время делал Шах? Он ведь не любит чужих?

— На Шаха жалко смотреть было весь вечер. Глаза отводил в сторону…

Я прочитал с десяток страниц из захваченного с собой детектива и стал раздеваться. Подошел к окну. Ровная половина луны висела в градусах сорока пяти к горизонту. Глянул на часы. И словно по команде свыше началась уже знакомая мне ломка. Похолодели селезенка, печень. Затем какая-то сила стала выворачивать все внутренности. Незадолго до отъезда в усадьбу смотрел по телевизору передачу «Тайны местных озер». Журналисты игриво намекали на то, что в этом районе множество озер и каждое со своим норовом, своей тайной. Это скорее правда, но, может быть, сами озера здесь ни при чем? Хотелось, чтобы авторы передачи оказались сейчас со мной рядом и испытали  такое же жуткое состояние. Что сказали бы тогда и кто поверил бы в такую галиматью?

Терпел. Слышал, как стал поскуливать даже лабрадор Шах. Может, и его достало? Похоже, что мирно спал только старик. Правда, знакомого мне храпа снизу теперь не слышалось.

Чтобы убить время и облегчить муки, уткнулся носом в подушку и закрыл уши. Так теряешь ориентацию во времени. Кажется, выждал достаточно. Вновь подошел к окну. Ну и чудеса! Луна из половинки превратилась в небольшой, размером с теннисный, мячик ярко-бордового цвета. Лунного света вокруг не было, но яркий шарик, казалось, излучал незримое тепло, которое окутывало все тело и даже мозг. Это удивительное состояние! Передать его невозможно. Есть лишь ощущение того, что, впитав это тепло еще несколько мгновений, ты словно вернешься в молодость, станешь живее и крепче. Бордовый мячик еще светил, но было ясно, что он вот-вот укатится за горизонт. Упадет и исчезнет. Возможны ли такие превращения? Не видел бы сам — не поверил бы.

Приятная дрема окутывала меня, и я улегся. Наверное, все-таки провалился в сон, когда услышал легкие, но уверенные шаги на лестнице, ведущей в комнату. Ну как же не узнать?! Она была такая же, как за рулем. В солнцезащитных очках, небрежно, но элегантно заброшенные на плечи волосы. «Лежи спокойно, не волнуйся, — мягко сказала дочь Ивана Яковлевича. — Я к тебе…»

В комнате было светло и темно одновременно. В руках гостья держала два бокала.

— Выпьем вначале…

— Что это за напиток?

— Твой любимый коктейль.

— Где ты его взяла?

— Вот проблема… — очаровательно улыбнулась женщина. – Пей, пей, он хороший…

Гостья присела у моих ног. Бокал уже был в моих руках.

— Ты не знаешь, как его пить, — слабо пытался я возразить.

— Я все знаю, милый, — донеслось в ответ.

Какая-то сила, может, та – от луны, — заставила меня крепко сжать бокал, и он треснул.

— Зря, — зло бросила дама и отпрянула к лестнице. – Не ты, так твой друг выпьет.

Я подхватился и сел на кровати. В комнате уже никого не было. Рука, в которой минуту назад держал бокал, онемела. Видно, перележал. Страха не было. Скорее, наоборот. Чувствовалось некое удовлетворение от победы. Хоть и во сне.

Подумалось: пора бы привыкнуть к чудесам усадьбы «Лунный свет». Сладко потянулся и уснул. На этот раз глубоко и основательно.

Утром, перебирая в памяти сон, все же заволновался. О каком это друге говорила ночная гостья? Ведь ясно, что она не просто предлагала мне бокал с коктейлем, а с «добавкой дьявола». Сон сном, но не грозит ли опасность кому-то из моих близких? Случаются ведь и вещие сны. Поразмышляв, пришел к выводу, что речь может идти только о моих проблемах. Вряд ли они могут коснуться кого-либо еще.

Сделал довольно интенсивную зарядку и спустился вниз.

— Как чувствуете себя, Иван Яковлевич, после вчерашнего заплыва? – поинтересовался я.

— Да вроде пронесло, — ответил он. – Но пару дней чай на травах попить придется. И тебе советую. Простуда бывает коварной.

Ухватившись за то, что нас сблизило, решил и дальше потакать старику.

— Вы еще такой крепкий, чего бояться…

— Это верно, я свое отбоялся, но и в семьдесят хочется быть здоровым.

— Я еще сужу и по тому, как вам спится. Крепко. Видать, без снов даже, — осторожно начал я переводить разговор на заинтересовавшую меня тему.

— Да нет, — задумчиво сказал хозяин. – Вот нынешней ночью снилось, будто вернулась моя Сюзанна и хочет напоить меня каким-то напитком. Не то вино, не то бурда какая-то…

Я замер. Прохладой засосало под ложечкой.

— И вы выпили?

— Да нет. «Не для меня, — говорю, — Сюзи, этот напиток». — «Молодец, отец», — ответила она. И так сжала пальцами фужер, что он треснул. Даже капельки крови на руке увидел.

— Если судить по соннику, насколько помню, то плохая примета, Иван Яковлевич.

— Это если бы выпил. А так… Дочь зря хвалить не будет. Обычно мы с ней спорим. Брыкаемся, как говорит внучка.

Хозяин имения ел с аппетитом, а я молча проглатывал завтрак. Надо же, думал, обоих навестила этой ночью лихая Сюзи. Но играть надо терпеливо и до конца. Попросил у Ивана Яковлевича остаться заночевать и сегодня. Тот махнул рукой. Дескать, как хочешь.

Я надеялся, что кое-что удастся вытянуть из хозяина «Лунного света» и этой вечерней беседой у камина. Грело душу одно: где-то под сиденьем в машине бесшумно работал прибор, привезенный из московской лаборатории…

 

 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3.13
Загрузка...
Новости