Лидия ЕРМОШИНА: «Стремлюсь быть независимой и не принимаю никого из парламентариев»

ПАРЛАМЕНТСКАЯ избирательная кампания 2012 года в Беларуси во многом будет отличаться от предыдущих выборов в Палату представителей и Совет Республики Национального собрания. Так, значительно упростилась процедура выдвижения кандидатов в депутаты в нижнюю палату парламента. Кроме того, претенденты на депутатское кресло смогут участвовать в теледебатах, направлять на агитацию средства из собственного избирательного фонда. Насколько это оживит избирательную кампанию? Прогнозами на этот счет в интервью корреспонденту БЕЛТА поделилась председатель Центральной комиссии Беларуси по выборам и проведению республиканских референдумов Лидия ЕРМОШИНА.

Смогут ли кандидаты с выгодой использовать нововведения и заручиться большей поддержкой электората? По какому пути будет развиваться белорусская избирательная система после выборов?

ПАРЛАМЕНТСКАЯ избирательная кампания 2012 года в Беларуси во многом будет отличаться от предыдущих выборов в Палату представителей и Совет Республики Национального собрания. Так, значительно упростилась процедура выдвижения кандидатов в депутаты в нижнюю палату парламента. Кроме того, претенденты на депутатское кресло смогут участвовать в теледебатах, направлять на агитацию средства из собственного избирательного фонда. Насколько это оживит избирательную кампанию? Прогнозами на этот счет в интервью корреспонденту БЕЛТА поделилась председатель Центральной комиссии Беларуси по выборам и проведению республиканских референдумов Лидия ЕРМОШИНА.

— Лидия Михайловна, в последний раз избирательное законодательство в Беларуси менялось в 2010 году. По нему уже были проведены выборы депутатов местных советов и президентские выборы. Парламентские же будут проходить по измененным нормам впервые. В чем особенности избирательной кампании-2012?

— Она будет более простой для ее участников, прежде всего для политических партий, которым теперь гораздо легче выдвигать кандидатов в Палату представителей. Ранее нужно было иметь в избирательном округе нижестоящую структуру. Теперь любая партия имеет право выдвигать своих кандидатов во все 110 избирательных округов.

Упрощенный порядок, на котором настаивали сами партии, безусловно, дает им больше шансов, но в то же время может привести к деградации партийных структур. На мой взгляд, для партии существование только в виде офиса в Минске — это маргинальный способ существования.

Прежде была необходимость иметь в избирательном округе свое подразделение, которое стимулировало бы партию к развитию, созданию региональных структур. Если их нет, то кандидат избирателям будет малоизвестен и не сможет привлечь большое количество голосов. Так что, имея возможность выдвигать представителей по упрощенному сценарию, партии не получили гарантии победы на выборах.

Те, кто будет выдвигаться путем сбора подписей избирателей, также почувствуют перемены. Сборщикам подписей не надо заверять их в местном исполкоме. Процедуру упростили. Но не приведет ли это к злоупотреблениям? Если подписи не нужно заверять, то нужно ли вообще собирать? Впрочем, любая фальсификация на этой стадии позволит лишь зарегистрироваться, но не быть избранным в депутаты. А здравомыслящий кандидат понимает, что сам по себе сбор подписей ему выгоден. Это возможность прорекламировать себя избирателям.

— Будут ли на этих выборах включать в состав Центральной избирательной комиссии представителей политических партий с правом совещательного голоса? Как вы оцениваете эффективность такой практики?

— Да, конечно, будут, поскольку это требование закона. Такая практика в Беларуси впервые нашла применение в 2000 году. Это, пожалуй, самый яркий пример взаимодействия власти и оппозиции в нашей стране.

Полагаю, что такая практика дает свой эффект. Но не стану утверждать, что, получив право совещательного голоса, представитель партии сможет коренным образом изменить ход выборов. Точку в спорных вопросах ставят члены ЦИК с правом решающего голоса.

В то же время бесспорно, что участие в работе Центризбиркома представителей политических партий положительно влияет на политическую обстановку, которая складывается в обществе вокруг процесса выборов, оживляет избирательную кампанию.

— Каких оценок вы ожидаете от наблюдателей ОБСЕ?

— Оценка представителей ОБСЕ еще ни разу не была положительной, поэтому не могу рассчитывать на чудо, что вдруг она изменится. Оценка зависит не от процесса, а от результата. Если ОБСЕ не удовлетворит результат выборов, то есть если в парламент не пройдут представители оппозиции, то оценка будет отрицательной, что бы мы ни делали.

— По какому пути будет развиваться белорусская избирательная система? Возможно ли в будущем создание своего оптимального для Беларуси варианта, который бы сочетал черты мажоритарной и пропорциональной избирательных систем?

— В политике гнаться за уникальностью не стоит. Это сфера достаточно консервативная. Нужно пользоваться опытом, который прошел апробацию и заведомо хорошо работает.

У американцев, например, есть такая поговорка: «Зачем ремонтировать то, что еще не сломалось?» А наша избирательная система не только не сломалась, но и нормально функционирует, не вызывая нареканий со стороны избирателей. Может быть, они и хотели бы видеть выборы более оживленными. Но, как показывает практика других стран, это зависит не столько от участия партий, сколько от конкретных персоналий и от их финансовых возможностей. Тот, кто имеет деньги, может нанимать политтехнологов и разнообразить свою предвыборную агитацию. Но тогда это будет избирательная кампания богатых.

Кандидаты в депутаты в Беларуси могут создавать избирательные фонды, но размеры фондов ограничены — до 1 тысячи базовых величин, что в настоящее время составляет 100 миллионов рублей. Предусмотрено это для того, чтобы всем кандидатам предоставить примерно равные условия. Иначе действующая в стране мажоритарная избирательная система начнет служить классу богатых. Сами выборы превратятся в политическое шоу, а голоса избирателей — в объект купли-продажи.

К реформам избирательной системы нужно подходить очень умеренно. Считаю, что смешанная система, когда депутатские мандаты поделены на мажоритарные и партийные, нам не подходит. Округа в таком случае будут очень большими. Достаточно представить, что в таком городе, как Бобруйск, где численность избирателей составляет около 130 тысяч человек, работает один депутат. Избиратели практически лишатся возможности попасть к нему на прием.

Более того, в неравных условиях оказываются и сами депутаты. Мажоритарии несут хоть какую-то персональную ответственность перед избирателями, а те, кто прошел в парламент по партийным спискам, нет. Они связаны исключительно волей своей фракции. Но работу парламента нужно строить по одинаковым принципам. Поэтому в случае реформы нужно выбирать: либо мажоритарная избирательная система, либо пропорциональная.

Подчеркну, в Беларуси ничего менять не планируется. По крайней мере глава государства никогда не сообщал о таких намерениях. Более того, он всегда подчеркивает, что нынешняя мажоритарная избирательная система не вызывает проблем и полностью соответствует нашим реалиям. У нее, безусловно, есть недостатки. Самый главный — в отличие от пропорциональной она не способствует развитию политических партий. Хотя государство в этом весьма заинтересовано.

— Чем вызван этот интерес?

— Неправительственные структуры, если они занимают конструктивную позицию, служат основой для самоорганизации граждан. Государству намного проще обратиться к лидеру крупного общественного объединения. В этом отношении цены нет профсоюзам, в которые входит большое количество людей, союзу женщин.

Если в стране будут развиваться партии, причем не просто наверху, но и с созданием нижестоящих структур в регионах, то государству целесообразно финансировать их. По крайней мере те, что участвуют в выборах, имеют фракции в парламенте. И это правильно, потому что развивает конструктивные силы.

Но сейчас государство в таких инвестициях не заинтересовано. Одни из самых активных партий в Беларуси — те, которые призывают к экономическим санкциям, вредят собственной стране. Финансировать такие структуры — это своего рода государственный мазохизм.

В Беларуси партиям предоставлена полная самостоятельность. Их непопулярность от собственной безынициативности, нежелания зарабатывать. Потому одни ютятся в единственном офисе, в выборах участвуют крайне безграмотно, даже партийный съезд провести не в состоянии. В результате ЦИК вынужден отказывать в регистрации их кандидатов. Другие же партии существуют за счет западного финансирования и, соответственно, проводят политику своих спонсоров.

Полагаю, в этих парламентских выборах оппозиционные партии будут участвовать. Что вполне понятно: зарубежные инвесторы не станут оплачивать бойкот. Это противоречит западной демократической этике. Но некоторые белорусские оппозиционные лидеры на правах кандидатов в депутаты участвовать не смогут из-за непогашенной судимости за события декабря 2010-го. Эти граждане могут быть только избирателями.

— Как вы считаете, много ли будет среди кандидатов действительно ярких личностей, популярных хотя бы в своем округе?

— Проблема в том, что многие кандидаты считают, что обязательного выступления с предвыборной программой по радио, на телевидении вполне достаточно. Пройти в парламент некоторые хотят только за государственный счет, потому не работают с избирателями, не приходят во дворы к бабушкам, не устраивают агитационных пикетов.

В свою очередь сами избиратели зачастую нелюбопытны и ленивы. Вот если где-то сообщат, что крупу будут продавать по сниженным ценам, то все придут. А на предвыборные встречи практически никто не приходит, да и предвыборные выступления мало кто смотрит.

Безынициативность обеих сторон зачастую приводит к взаимному недовольству. И ничего не изменится до тех пор, пока не исчезнет такое потребительское отношение.

— А сколько действующих депутатов, на ваш взгляд, захотят вновь занять депутатские кресла?

— Идеальный вариант, когда преемственность в парламенте доходит до 30 процентов. Сколько действующих депутатов решат в этом году баллотироваться, точно не скажу. Предпочитаю не комментировать такие моменты и вообще считаю, что любые контакты с кандидатами в период избирательной кампании делают меня несвободной.

Начались выборы, и в моем кабинете нет приема, я не принимаю никого из парламентариев, которые планируют выдвигаться. Человек может попасть только в приемную по обращениям граждан. Некоторых это обижает. Но я стремлюсь быть независимой. И, безусловно, мне хочется, чтобы все кандидаты чувствовали себя абсолютно равными.

Светлана САВКО

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?