Минск
+11 oC
USD: 2.04
EUR: 2.28

Лезвие бритвы

Как "шили" дело писателю Ивану Ефремову.
Как "шили" дело писателю Ивану Ефремову.

Как писателя Ивана Ефремова почитают миллионы. Как выдающегося палеонтолога и геолога - тысячи ученых во всем мире. Как "английского шпиона" его знали единицы - лишь те, кто на протяжении десятилетий скрупулезно создавал образ "империалистического наймита", чтобы в урочный час объявить Ивана Ефремова "врагом" со всеми вытекающими последствиями.

Всему же есть предел, братцы! Любая глупость должна иметь границы, иначе она превращается в полнейший абсурд, способный вызвать разве что издевательский смех. Впрочем, в "органах" 30-х и 40-х годов не шутили. И другим не советовали... Хотя курьезов было немало. Один из типичных примеров этого - дело, скажем так, "о жизни и приключениях" сына английского предпринимателя по имени Майкл, родившегося в 1907 году и стечением обстоятельств попавшего в Россию.

Итак, вот как биография И.Ефремова могла выглядеть в интерпретации официальных "сказочников". Отец Майкла, не слишком расторопный вдовый торговец, оказавшись на грани разорения, решил поправить дела с помощью английской разведки, куда и обратился, предложив себя на роль тайного агента. После недолгих раздумий предложение было принято, и новоявленный шпион отправился с первым заданием в далекую Россию, чтобы изнутри следить за ее уверенным экономическим ростом. Причем поехал он не один, а с малолетним сыном.

Компаньоном предпринимателя стал купец Антон Ефремов из деревни Вырица, что под Санкт-Петербургом. Человек деловой, Ефремов, больше времени проводивший в столице, нежели в родной деревне, с помощью денег англичанина смог за несколько лет стать одним из самых уважаемых экспортеров отечественных товаров на берега туманного Альбиона... Занятый коммерцией, он не слишком обращал внимание на ненавязчивый интерес партнера к российским военным заводам. Истина открылась ему лишь накануне революционного 1917 года, когда англичанин тяжело заболел и в преддверии смерти открыл о себе всю правду. Первым побуждением Антона Ефремова было тут же бежать в полицию, однако, поразмыслив, он укротил себя. Во-первых, неизбежно возникнут подозрения о его собственной причастности к иностранной разведывательной деятельности - поди докажи, что ведать ничего не ведал. Во-вторых, Британия и Россия сейчас выступают против общего врага - Германии, так что делить им особенно нечего. В-третьих, компаньон признался, что на протяжении всех этих лет откровенно манкировал обязанностями агента, посылая "хозяевам" депеши с информацией, которую черпал из газет; единственное, что его заботило по-настоящему, - это чтобы не иссяк денежный источник по ту сторону Ла-Манша. И, наконец, в-четвертых: что будет с Майклом? Антон Ефремов очень привязался к смышленому мальчугану, запоем читавшему книжки, грезившему о дальних странах и свободно говорящему по-русски. В какой сиротский приют его засунут? Взвесив все за и против, Иван Ефремов решил не только скрыть "истинное лицо" компаньона, но и обезопасить его сына.

Между тем англичанин все никак не желал расставаться с этим грешным миром. А тут и Февральская революция подоспела, за которой последовала такая неразбериха, что ничем хорошим, по мнению Антона Ефремова, все это кончиться не могло. Аккурат на следующий день после того, как в июле в Питере расстреляли большевистскую демонстрацию, англичанин отдал Богу душу. И тем же вечером между Ефремовым и зареванным Майклом состоялся серьезный мужской разговор.

Ефремов ничего не скрыл от мальчика, расписав в самых черных красках его и свое будущее. В том, что большевики вскоре возьмут власть, Ефремов не сомневался. Но нет тупиковых ситуаций, и потому Антон Ефремов предложил выход - и для Майкла, и для себя. Он быстро распродает все нажитое, обращает деньги в золото и уезжает куда подальше неимущим мещанином - таких не трогают, потому как взять нечего. Майкл же превращается в его сына, скажем, Ивана, и тем не привлекает к себе излишнего внимания. А еще ему надо учиться, чтобы выбиться в люди. Лишь в этом случае он будет представлять интерес для "работодателей" его отца, которые помогут ему вернуться на родину - в Англию.

Через несколько месяцев Антон Ефремов с "сыном" покинул Петроград, а потом вихри гражданской войны разбросали их в разные стороны. 12-летний Иван Ефремов стал воспитанником 2-й роты автобазы 6-й армии. Разумеется, Красной. На фронте его контузило, отчего он стал заикой. Пятнадцати лет от роду он вновь очутился в Петрограде, где впоследствии окончил школу и поступил в Горный институт, хотя до того мечтал стать моряком. Тут - внимание! начинается самое интересное: впоследствии кому-то в голову придет выбор этот объяснить тем, что англичане, с которыми юноша умудрился связаться и, как некогда его отец, предложить свои услуги, были крайне заинтересованы иметь своего человека в сферах, связанных с открытием новых месторождений полезных ископаемых. Во имя конспирации юноше рекомендовали специализироваться на палеонтологии, то есть находиться "рядом" с геологией, но не "внутри". Так их подопечный и поступил...

Иван Ефремов, на протяжении десятилетий возглавляя палеонтологические экспедиции, проводя изыскания на трассе будущей Байкало-Амурской магистрали, ведет жизнь "законсервированного" тайного агента. До поры зарубежные спецслужбы не привлекают его к активной разведывательной деятельности, дожидаясь, когда Ефремов наберет авторитет, став крупной величиной в ученом мире. Подопечный не обманывает их ожиданий: в 1935 году он становится доктором наук, в 1937 году занимает должность заведующего лабораторией, публикует научные труды...

В годы войны у британской спецслужбы появляется новая идея - ввести своего агента в круг творческой интеллигенции. И.Ефремову настоятельно советуют попробовать себя в качестве литератора. И в 1944 году выходят его первые рассказы, тут же завоевавшие популярность у читателей и восхитившие даже признанного мэтра Алексея Толстого. В дальнейшем Ефремов успешно работает в обоих направлениях - научном и литературном, с годами все более склоняясь в пользу изящной словесности. Это только на руку антисоветским зарубежным центрам, поскольку уничтожить Советский Союз теперь представляется возможным, лишь подточив его идеологические основы.

Выступив с романом "Туманность Андромеды", повествующим о прекрасном коммунистическом завтра, и тем как бы обезопасив себя, Ефремов пишет полное мистики и провокаций "Лезвие бритвы", после чего приступает к созданию главного своего труда - романа "Час быка", фактически являющегося сценарием свержения советской власти. Недальновидные издатели опубликовали эту книгу, не разобравшись в ее сути, однако благодаря бдительности соответствующих органов переиздание "Часа быка" было запрещено.

К тому времени между Ефремовым и его закордонными "наставниками" отношения начинают ухудшаться. Возможно, причиной тому являются воспоминания о его первой жене, от которой агенту было предложено избавиться, поскольку велика была опасность разоблачения. По требованию из-за рубежа тело погибшей было кремировано, а прах ее развеян над Крымом - единственно для того, чтобы избежать эксгумации, которая может выявить истинные причины смерти. Теперь Ефремову ничто и никто не мешает сочетаться узами брака с английской шпионкой - Таисией Иосифовной, которая была завербована в возрасте 11 лет, будучи в оккупации на Западной Украине во время войны.

Но какими бы ни были причины охлаждения отношений Ефремова и британской разведки, в конце концов было решено от тайного агента избавиться. Пользуясь тем, что писатель и ученый вел обширную переписку, ему было послано письмо, обработанное сильнодействующим ядом. Когда Ефремов надорвал конверт, началась химическая реакция, и он задохнулся в ядовитых парах. Так расправляются западные спецслужбы с неугодными, вышедшими из повиновения или просто усомнившимися в правоте дела, которому они служили, агентами!

Однако нельзя не отметить профессионализм англичан, ухитрившихся на несколько дней опередить соответствующие советские органы, которые долгие годы следили за ученым-перевертышем и писателем-обманщиком и уже были готовы привлечь его к ответственности по всей строгости самого справедливого советского закона...

Но - стоп!

Нет, невозможно далее излагать весь этот чудовищный бред, расцвечивая его красками, которых предостаточно в 40 томах "Дела оперативной разработки гр. И.Ефремова", с которым совсем недавно получили возможность познакомиться исследователи и журналисты. Было бы желание - забыть можно обо всем: об ордене Трудового Красного Знамени "за заслуги в развитии советской литературы и активное участие в коммунистическом воспитании молодежи", о созданной Ефремовым и признанной во всем мире науке тафономии, об открытии новых месторождений полезных ископаемых и кладбищ динозавров в пустыне Гоби. Была бы охота - можно извратить все. Даже трагическую кончину супруги Ивана Антоновича и бескорыстное служение писателю Таисии Иосифовны, чьей заботой он, неизлечимо больной, прожил несколько лет, каждую минуту посвящая литературным и научным трудам. Можно даже о смерти его, последовавшей 5 октября 1972 года, говорить так - с понимающим шпионским прищуром. Был бы приказ! А ведь Иван Антонович Ефремов был подвижником и романтиком. Он верил в идеалы коммунизма, верил безоглядно, истово. И читатели, восхищаясь его книгами, их пафосом мирового переустройства по законам Добра и Красоты, тоже верили, что когда-нибудь, пусть нескоро, все люди станут братьями.

А в это время чиновники в серых костюмах сидели в своих кабинетах и строчили без устали, создавая "образ врага"...
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...