Народная газета

Летняя пасха

28 августа отмечается праздник Успения Божией Матери

В этот день умерла Богородица. Человек умер, скончался, почил. Положены траур и дни скорби. Но разве это грустный праздник? Вовсе нет.

Успение — летняя Пасха, праздник тихой радости, кроткого веселья, тишины неизглаголанной. Пасха Богородичная. Пасха в сиянии живой небесной лазури. Только на Успение эта радость особенная. Если на Пасху все пронизано неким “здоровым неистовством”, то праздник Божией Матери как-то исключительно тих и мирен, это радость тишины и умиротворения. Свет Успения успокаивает, убаюкивает.

А какой удивительный образ — икона Успения Богородицы! В центре, на смертном одре, Матерь Божия, вокруг апостолы, чудесно призванные “от концов земли”, а над телом Богоматери — Христос в таинственной и царственной синеве. Властно разорвал время и потеснил пространство — оно будто отслоилось, опало вокруг фигуры Спасителя.

Время осело, отступило. И оттуда, из вечного сияния славы и торжества Жизни, выглядывают любопытные ангелы, неожиданно из Царства Вечности сделавшись свидетелями события во времени.

Найдется ли художник с глазами, привычными к царственной лазури вечности, изограф, посмеющий передать то, что увидел бесплотный дух — ангел, глядящий оттуда, из Царства Божия, из-за спины Христа? Вот он привстал на цыпочках и... перехватило вдруг дыхание от увиденного! Как время прорвалось в вечность, и вечность пролилась во время — водопад, обернувшийся вспять, упавший вверх всей своей мощью.

У ангелов широко распахнуты глаза: ангел — весь зрение, он сам воплощенное изумление, зрячий крик восторга, летающее ликование. В рамке опавшего времени, в сиянии славы Небесного Владыки — апостолы, скромный одр с телом Богоматери, а по ту сторону одра — я, завлеченный иконным пространством. Мне не скрыться от зоркого херувима! Но ему оттуда, из-за спины Христа, совсем не видно то, что заставляет меня, всего лишь человека, захваченного чудом иконы, умолкнуть, молиться без слов и прошений, просто благодарить.

Над телом почившей Матери стоит Божественный Сын и в Своих руках держит душу Пречистой Девы — и эти нежные руки, и душа в детских пеленочках в самом центре иконы. Принимает ли Он душу, оставившую тело, посылает ли Он сотворенный дух в тело еще не родившейся Матери, держит ли Он в Своих чутких объятиях душу Той, что сейчас бежит с Ним в Египет, ищет по знойному Иерусалиму пропавшего отрока, кротко стоит у Креста? Ведь это вечность, в ней все! И печать на уста! Но — ребенок на руках у Бога! — самый важный образ, самый утешительный знак: дар Успения — руки Бога, бережно держащие человеческую душу.

Икона Успения — это икона рая как он есть. Душа на руках Бога — это и есть рай, потому что руки Отца — самое безопасное место во Вселенной.

Архимандрит Савва Мажуко

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?