Лес рубят – ветки летят...

ЛЕТО 1979 года в Беларуси выдалось необычайно жарким. В тени столбик термометра доходил до плюс 40. От палящих лучей солнца выгорали пастбища, сенокосы, изнемогали от отсутствия влаги посевы. Всем было ясно: предстоящая зимовка будет непредсказуемой. В тех чрезвычайных условиях ЦК Компартии Беларуси и Совет Министров БССР принимают постановление «О дополнительных мерах по более полному использованию всех возможных ресурсов для максимального производства и заготовки кормов в летне-осенний период». Какие «всевозможные ресурсы» имелись в виду? Осока да чертополох на болотах, где влага из земли не уходила даже в жару, и... ветки деревьев. Осоку и чертополох, былье на неудобицах закладывали в сенаж, а ветки березы, ольхи, клена и других лиственных деревьев вначале измельчали на установках «Волгарь», а затем пропускали через АВМ. Получалась мука. Коровы и другой скот ели ее неохотно. Но голод не тетка...

Как спасали животноводство в засушливом 1979-м. И чем сейчас кормят общественное стадо в Ошмянском районе.

ЛЕТО 1979 года в Беларуси выдалось необычайно жарким. В тени столбик термометра доходил до плюс 40. От палящих лучей солнца выгорали пастбища, сенокосы, изнемогали от отсутствия влаги посевы. Всем было ясно: предстоящая зимовка будет непредсказуемой. В тех чрезвычайных условиях ЦК Компартии Беларуси и Совет Министров БССР принимают постановление «О дополнительных мерах по более полному использованию всех возможных ресурсов для максимального производства и заготовки кормов в летне-осенний период». Какие «всевозможные ресурсы» имелись в виду? Осока да чертополох на болотах, где влага из земли не уходила даже в жару, и... ветки деревьев. Осоку и чертополох, былье на неудобицах закладывали в сенаж, а ветки березы, ольхи, клена и других лиственных деревьев вначале измельчали на установках «Волгарь», а затем пропускали через АВМ. Получалась мука. Коровы и другой скот ели ее неохотно. Но голод не тетка...

В сложившейся ситуации особое значение отводилось помощи города. В селах тогда населения проживало побольше. Но ведь сельчанам предстояло заготовить корма и для собственной скотины. В виду скудности источников кормовых запасов сделать это было непросто. Поэтому вся надежда возлагалась на шефов. В колхозы и совхозы они выезжали отрядами и находились там по нескольку дней или недель. С приезжими, правда, было много мороки, но и без них никак не обойтись.

Вот что писал о помощи шефов 12 августа 1979 года в тогдашней «Сельской газете» главный агроном колхоза имени Ленина Житковичского района Михаил РУСЫЙ, ныне заместитель Премьер-министра Республики Беларусь: «Поскольку приезжие часто меняются, приходится каждой группе разъяснять, как работать и в лесных угодьях, и на колхозных лугах». Все требовало к себе бережного отношения, ведь то, что оставалось зеленым под палящим солнцем, было последним кормовым резервом. В том же году Президиум Верховного Совета Белорусской ССР издает Указ о награждении Почетной грамотой предприятий, организаций, учреждений и учебных заведений республики «за успешное выполнение заданий по оказанию колхозам и совхозам помощи в заготовке кормов и проявленные при этом высокую организованность и трудовую доблесть». В указе было 156 организаций и 907 фамилий.

Однако какой бы весомой ни была шефская помощь, основные тяготы в заготовке кормов легли на плечи сельчан. Они первыми выходили в леса и на неудобицы. «Сельская газета» в те дни много писала о поистине подвижнических поступках простых деревенских жителей. В частности, в номере за 11 августа 1979 года появилась корреспонденция спецкора А. Сергейчика из Ошмянского района под названием «Пример семьи Скурновичей». В ней автор рассказывал о том, как на заготовку кормов в колхозе имени Ленина вышла почти вся большая семья из деревни Доргишки. Братья Виктор и Леонид работали водителями, доставляли молоко из хозяйства на Ошмянский молочный завод. Но в промежутках между рейсами выезжали на заготовку кормов.

Братья Марьян, Геннадий и Владимир трудились простыми колхозниками. Им, как говорится, сам Бог велел быть там, где решалась судьба животноводства.

Сестра Янина работала техничкой в местной школе. Но одной из первых, как писала газета, выполнила собственное задание по заготовке кормов с несельскохозяйственных угодий.

И даже глава семейства, пенсионер Петр Иосифович Скурнович, работавший молокосборщиком, прихватив литовку, выходил на неудобицы. Дома оставалась одна мать, хозяйка этого семейства, Станислава Ивановна: надо было приготовить обед, прибраться, досмотреть домашний скот. Но и она нередко, взяв в руки грабли, выходила на кормовые угодья.

Вот такая это была семья. Простая, трудолюбивая, понимающая нелегкое положение и делающая все возможное, чтобы не допустить падежа скота.

А где сейчас Скурновичи? Живы ли? Как сложились их судьбы? Помнят ли они о том времени?

— Отца и матери среди нас уже нет, — говорит Марьян СКУРНОВИЧ, который по-прежнему работает в родном хозяйстве. Только теперь оно называется СПК «Гольшанский». Марьян Петрович заведует производственным участком. Ветеран производства, уважаемый всеми человек.

— С такими тружениками наше сельское хозяйство не пропадет даже в самой сложной ситуации, — говорит председатель сельхозкооператива Николай ПРАВКО. — Мы с Марьяном Петровичем много лет идем по жизни рука об руку, никогда он не подводил ни меня, ни коллектив.

В этом же хозяйстве, как и тогда, в 1979-м, водителем работает Виктор СКУРНОВИЧ. О нем тоже хорошие отзывы: дело свое знает.

— Да, помню я те ветки, — улыбается Виктор Петрович. — Ох и дались же они нам. Шефы набросают в кузов толстых сучьев, а машинист «Волгаря», тогда им у нас работал Казимир Малиновский, все претензии ко мне: «Что привез? Разве это подходит для измельчения?» Как будто это я набросал в кузов тех сучьев. Но после его претензий я все же присматривал за шефами. Говорю им: «Не пойдет так, ребята». Это если кто из них поленится обрубить ветки с толстого сука. Ничего, постепенно все научились делать как надо.

В родных местах живут Леонид, Владимир и Янина. Леонид пенсионер, Владимир работал механизатором, кочегаром, сейчас выходит на сбор камней, которыми усеяны здешние поля.

Янина на пенсии. Но выходит в поле, когда потребуется.

— А почему же не помочь хозяйству? — удивляется она. — Тот, кто родился на земле да смолоду хорошенько на ней поработал, лентяем не сделается в зрелые годы.

И только Геннадий, работавший в колхозе водителем, уехал из деревни. Живет в Гродно, трудится на мебельной фабрике.

— Вообще-то всех детей в семье у нас было восемь, — вспоминает Марьян Скурнович. — На заготовку веточного корма тогда выходили все, кто мог. Судьба у моих братьев и сестер сложилась по-разному. Но все мы по-прежнему дружны. Когда собираемся своими семействами на какие-то торжества, человек 200 набирается, никак не меньше. О многом вспоминаем. В том числе и о тех ветках. Скажи теперь кому, что так спасали тогда животноводство, могут и не поверить...

— Ну а как с кормами в хозяйстве, не понадобится больше рубить ветки? — спрашиваем у председателя СПК «Гольшаны» Николая ПРАВКО.

— Что вы! — смеется он. — Кормов у нас достаточно. Даже соседям помогаем. Да не лишь бы каких, а самых питательных. Иначе разве смогли бы мы надоить от каждой коровы за прошлый год по 6800 килограммов молока?

— С травяными кормами проблем в районе, можно сказать, нет, — замечает первый заместитель председателя Ошмянского райисполкома, начальник управления сельского хозяйства и продовольствия Андрей МОСЕЙКО. — Заготавливаем их из многолетних трав, бобовых культур с высоким содержанием белка, кукурузы. «Королеву полей» в последние годы стали возделывать не только для получения зеленой массы, но и на зерно. Так что неудобицы, а уж тем более веточный корм, не актуальны. Хотя некоторые хозяйства все еще продолжают заготавливать травяную массу из так называемых естественных сельскохозяйственных угодий.

Все это, по словам Андрея Рышардовича, создает надежные предпосылки для увеличения поголовья животных и роста их продуктивности. По сравнению с 2011 годом количество крупного рогатого скота в 2012 году увеличилось более чем на 1,5 тысячи голов. В 2011-м в расчете на корову в районе надоено 4207 килограммов молока, что на 71 килограмм выше уровня предыдущего года.

Конечно, это не предел. Поэтому здесь стремятся укреплять кормовую базу животноводства, ведь она — основа его дальнейшего развития. Большую помощь сельчанам оказывают ОАО «Ошмянский мясокомбинат» и «Ошмянский сыродельный завод» — филиал ОАО «Лидский молочно-консервный комбинат». Оба предприятия авансируют наиболее значимые программы отрасли, ведь сырье для выпуска продукции они получают в основном из своего района.

— Сыродельный завод, в частности, на протяжении двух лет закупает для животноводства района подсолнечный шрот, — замечает первый заместитель начальника райсельхозпрода Анастасия ОКУЛЕВИЧ. — Кроме того, предприятие приобретает для хозяйств минеральные удобрения, пестициды, другие материалы, осуществляет доставку на завод молока.

— А как же иначе? — удивляется директор    завода   Александр КАВЕЦКИЙ. — Мы ведь с сельчанами, можно сказать, в одной упряжке. Не будь их сырья — переработчики останутся без работы.

То же самое, наверное, сказали бы и на Ошмянском мясокомбинате. Директор этого успешного и известного на всю страну предприятия Тамара ФИЛИППОВИЧ всегда с огромным уважением и заботой относится к работникам животноводства и всем сельчанам.

— Труд у них нелегкий, но благородный, и если мы можем чем-то помочь нашим партнерам, то почему этого не сделать? — говорит Тамара Владимировна.

Мясокомбинат закупает для хозяйств соевый шрот, различные минеральные добавки для приготовления комбикормов, дает хозяйствам деньги в долг — в счет будущих поставок скота.

— С этими предприятиями хозяйства, можно сказать, в одной упряжке, — замечает председатель СПК «Краковка» Эдвард ЛЮТКОВСКИЙ. — И очень хорошо, что они нас понимают, поддерживают. Только так и должны поступать настоящие партнеры.

— В республике нет проблем с кормами, — замечает начальник главка животноводства Минсельхозпрода Иван КАРСЕКО. — Конечно, об идеальном положении речь пока не идет, но скот ни у кого не голодает. Поэтому мы увеличиваем его численность, наращиваем объемы производства продукции.

А вот тогда, в 1979-м, из-за скудости кормовых запасов в республике чуть было не стали резать скот. Хотя кое-где это начали делать, если уж говорить точно, да вовремя остановились. Или остановили тех, кто не видел иного выхода.

В Национальном статистическом комитете выдали справку. Так, если по состоянию на 1 января 1979 года в Беларуси во всех категориях хозяйств насчитывалось 6776,4 тысячи голов крупного рогатого скота, то уже на 1 января 1980 года их осталось 6734,9 тысячи голов. Уменьшилось и поголовье коров — с 2751,4 тысячи в 1979 году до 2748,1 тысячи в 1980-м. В 1981 году по сравнению с предыдущим годом количество КРС уже несколько увеличилось — до 6765,1 тысячи голов. А вот убытие коров продолжалось, их уже насчитывалось 2736,7 тысячи. Таковы были последствия той засухи.

Олег ШВЕДОВ, «БН»

Фото автора и Николая ВОЛЫНЦА, «БН»

 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости