Лес – и лекарь, и аптекарь

ЕСТЬ люди, которые мечтают во время отпуска уехать в дикие края, отключиться от мира сего, не слушать радио, не смотреть телевизор, а наслаждаться тишиной, покоем. Таким Валерий ГРИМАШЕВИЧ, заведующий лабораторией Института леса Национальной академии наук Беларуси, советует ехать на угодья в Лельчицком районе, где есть большие болотные массивы, а на них — острова. Туда можно проложить тропу, оборудовать ночевки. И, считай, ты на другой планете: моховая подушка поглощает все звуки, даже собственный голос слышен только тебе...

Почему так дорог ельник мшистый и сколько ягод и грибов будем собирать в 2050 году...

ЕСТЬ люди, которые мечтают во время отпуска уехать в дикие края, отключиться от мира сего, не слушать радио, не смотреть телевизор, а наслаждаться тишиной, покоем. Таким Валерий ГРИМАШЕВИЧ, заведующий лабораторией Института леса Национальной академии наук Беларуси, советует ехать на угодья в Лельчицком районе, где есть большие болотные массивы, а на них — острова. Туда можно проложить тропу, оборудовать ночевки. И, считай, ты на другой планете: моховая подушка поглощает все звуки, даже собственный голос слышен только тебе...

ЕСЛИ любишь редких птиц, они — твоя отрада и увлечение, езжай в Мозырский лесхоз. Здесь есть то, что считается редкостью в наших краях: гнездовье беркута, который доживает до 300 лет! Оборудуй тихое место, наблюдай за птицей. Правда, ты будешь не одним таким любителем. Сюда часто наведываются иностранные ученые, в основном голландские, устраивают специальные засидки на деревьях, расположенных рядом. Здесь они днюют, а иногда и ночуют, делают фотографии, ведут записи. Гнездовье беркута есть и на севере Беларуси. Но полесское — самое посещаемое.

И людей верующих зазывает ученый в леса. В зеленых храмах нашей страны очень много уникальных каменных старинных крестов. Есть языческие, скандинавские. Они с короткими крыльями, были идолами, и на отдельных из них — рунические надписи.

У самого Валерия Гримашевича целая коллекция малоизвестных нательных крестиков. Надо отдать должное, человек он неординарный. Круг его увлечений на удивление широк. Вот сейчас собирает материал о часах, которые изготавливались в XVIII веке в Дубровно и были лучшими в мире! И хоть у него нет дубровенских часов, зато есть другие, старинные и уникальные. Имеется коллекция старинных открыток, монет, значков, редчайших книг в дубовых и кожаных переплетах.

Но все-таки самая главная тема для Валерия Гримашевича, конечно, — боры и дубравы, пущи и березовые рощи земли белорусской. Его лаборатория лесоведения и управления лесами сделала очень многое для зеленого друга. Проведены уникальные работы, выполненные впервые в мире. Валерий Васильевич отмечает:

— Наш коллектив подготовил нормативы комплексной продуктивности земель лесного фонда. Мы их разработали впервые не только в СНГ, но и в мире. Сейчас зарубежные коллеги пишут: вышлите нам ваши нормативы. А суть нашей новации такова: нужно оценить гектар леса, который вырубается, скажем, под постройку электрогидростанции, завода, и мы должны определить, сколько этот лес стоит. Но не только сами деревья, а и все то, что эту территорию окружает, растет на ней, живет, что будет потеряно в связи с вырубкой. И потеряно не на данный момент, а в градации на десять—двадцать лет вперед. И когда начинается вырубка, мы знаем досконально, сколько стоит гектар леса. Мы можем оценить в динамике и использовать при кадастре гектар, занятый дубом или елью, осиной или сосной, молодняка или старого леса. Причем натуральную величину перевели в доллары.

Какой лес стоит дороже всех? Ельник мшистый, которому 60 лет. Особо высоко ценятся его функции по защите среды, включая санитарно-гигиенические. На втором месте — дубравы, на третьем — сосновые боры. Березовые рощи, как ни странно, на последнем месте.

А САМАЯ дорогая древесина, конечно же, — дуб. Что касается пищевых ресурсов — ягод и грибов — «впереди» смешанные леса. И, что интересно, сейчас стремимся к формированию таковых, они наиболее устойчивые.

И еще, за что я борюсь и хочу ввести в лесном хозяйстве — это севооборот, — продолжает Валерий Гримашевич. — Ведь в сельском хозяйстве не сажаем картошку после картошки, не сеем рожь после ржи. В лесу тоже есть естественная смена древесных пород.

Сейчас в связи с глобальным потеплением много разговоров о том, что снижается природная устойчивость лесов, значительная их часть может высохнуть, погибнуть. В качестве примера приводят ельники.

— Такие явления уже были в природе. Одно из них описывает Иван Тургенев. Почти десять лет продолжалась сильная засуха, половина дубрав европейской части России усохла. Казалось, не воскреснуть им. Но лес — саморегулирующаяся система, он восстанавливается. Такая проблема возникла и в начале войны: белофинская кампания. Жаркое лето, потом морозная зима, потом зима с 1941 года на 1942-й. Аналогично получилось у нас и в 1992 году с ельниками. Уровень грунтовых вод снизился, и началось их усыхание, а в 2002-м то же произошло с дубравами.

Без хвастовства скажу: Институт леса НАН Беларуси, расположенный в Гомеле, многое сделал по спасению дубрав. Пошел процесс стабилизации.

Ученые Института леса первыми в мире начали вести мониторинг дикорастущих ягод и грибов. Они смотрят, насколько ягодники повреждаются, чтобы срочно принять меры, прогнозируют их урожайность. Какова ситуация? Есть случаи, когда при сборе черники используют чесалки. А если кромки острые, то урожаю будущего года может быть нанесен урон. Почки для урожая, скажем, 2012 года, закладывались уже в период созревания ягод. А что творится в грибных угодьях, когда при сборе лисичек граблями удаляется надпочвенный слой? Это преступление против природы, против лесных и грибных угодий! Ученые определяли ресурсы всех пищевых и лекарственных растений и сделали прогноз до 2050 года в связи с глобальным изменением климата.

Так, брусники, голубики, клюквы станет меньше в южном регионе страны. Но количество этих ягод возрастет в северной части Беларуси, ожидаемое увеличение — 11 процентов. Грибов же станет меньше на пять процентов. Так что тихая охота не всегда будет радовать ее любителей.

А ЛЕКАРСТВЕННЫХ растений в лесах большое множество. В первую очередь ягодники. Они лечат и избавляют от болезней. Но об их свойствах знают не все. Настоящих травников мало, а врачей не обучают этому делу. Скажем, черника в Европе — растение № 1. Ягода прекрасно лечит сахарный диабет, восстанавливает зрение. В народе ее называют растительным инсулином. А ежевику полезно применять при заболеваниях щитовидной железы. Или, скажем, багульник. Не надо воротить от него нос! Он — лучшее средство в профилактике туберкулеза, лечении даже раковых заболеваний. Растение считается ядовитым, но в небольших количествах, когда его добавляют в чай, — это удар по недугам. У нас есть лапчатка прямостоячая, или калган, который в старину величали казацким женьшенем. В Запорожской Сечи он высоко ценился. Калган прекрасно выводит радионуклиды. Сушеный его корень, половина чайной ложечки, в 20 раз сильнее активированного угля! Вереск — хорошее средство от кашля. Хороши толокнянка, сосновые почки, ольховые соплодия, ягоды можжевеловые, плоды боярышника. Между прочим, ягоды можжевеловые используют для изготовления джина. В них самое высокое содержание сахара: 67 процентов.

Но каждую траву, ягоду, гриб надо знать. Когда их собирать, как сушить, хранить, применять и принимать. Поэтому идите в леса, учитесь, познавайте! Там Всевышний подарил человеку живую, нерукотворную и воспроизводящуюся аптеку. И берегите ее, как и лес. Не забывайте, что говорил наш знаменитый поэт Микола Гусовский: «Наши леса — это кладезь богатства, благо страны».

Евгений КАЗЮКИН, «БН»

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?