Лес - богатство. Чье?

Лесная отрасль, каки крестьяне, тоже собирает урожай,правда, в среднем через 100 лет после "сева".
Лесная отрасль, каки крестьяне, тоже собирает урожай,правда, в среднем через 100 лет после "сева". И если с производством хлеба у нас масса проблем, то с лесом - только одна: куда его девать?

По словам председателя Комитета лесного хозяйства при Совмине Николая Крука, в 2000 году на корню осталось полтора миллиона кубометров готовой к употреблению древесины, в следующем - уже два, ничего не изменилось и в нынешнем. А ведь к 2010 году лесной "урожай" обещает удвоиться до 20 миллионов кубометров.

Но не спешите точить топоры. Ходовых пиловочника и строевого леса нарастет не больше трети, а все остальное - "мелкотоварка", пригодная на дрова и в переработку: на изготовление целлюлозы и бумаги, например. Как полагает Евгения Селицкая, заведующая сектором НИЭИ Минэкономики, это заставляет всерьез задуматься об эффективном использовании древесины.

К примеру, кубометр круглого леса можно продать за 26 долларов, такое же количество пиломатериалов - в 5 раз дороже, фанера приносит примерно втрое больший доход, но и это не соизмеримо с тонной обойной бумаги, оцениваемой на мировом рынке в 1,5 тысячи долларов. По запасам древесины на душу населения Беларусь втрое превосходит Европу и зарабатывает на ее экспорте около 900 миллионов долларов, или в 6 раз меньше, чем Австрия, например.

Так распорядилась экономическая география, что самого доходного - производства беленой целлюлозы - в Беларуси нет. Но есть три бумажные фабрики, вынужденные завозить дефицитное сырье из России. Устаревшие технологии и вечная нехватка денег делают их продукцию неконкурентной. Между тем в Светлогорске есть довольно современный целлюлозно-картонный комбинат, выпускающий из хвойных балансов гофрокартон. На его территории, с его коммуникациями, кадрами и изобилием местного сырья возможен и жизненно необходим целлюлозно-бумажный комбинат, какие есть в Швеции и Германии. Идея витала в воздухе давно. Но в 80-е годы грандиозную стройку ЦБК в Витебской области остановило общественное мнение. "Нас представляют неким ужасным химическим монстром, - говорит технический директор ОАО "Светлогорский целлюлозно-картонный комбинат" Михаил Торянский. - При получении целлюлозы действительно используются небезвредные сера и магний. Но современная технология позволяет 85 процентов этих химических веществ выпаривать из отходов и вторично использовать в производстве. Мы работаем примерно на таком же уровне экологической безопасности, как Швеция".

Сейчас вопрос строительства - это вопрос денег. Проект оценивается в 400 миллионов долларов. Сумма практически равна годовому притоку иностранных инвестиций в страну. И счастливым образом деньги нашлись.

По словам директора департамента по делам инвестиций Минэкономики Валерия Дрозда, в Гамбурге есть торговый дом, который готов скупать будущую беленую целлюлозу. Светлогорск по завершении стройки сможет ее выпускать 150 - 200 тысяч тонн в год при вдвое меньшей внутренней потребности. Консорциум немецких банков согласен сделку кредитовать. Дело за малым - правительство Беларуси должно обратиться за содействием в реализации столь крупного проекта в министерство экономики Германии. Однако интересное во всех отношениях и, я бы даже сказала, судьбоносное предложение лежит под сукном вот уже пятый месяц.

Между тем Эстония, Латвия и Литва давно грезят подобного рода стройкой. Бумага - стратегический экспорт, о котором можно только мечтать. Но продвинувшиеся в реформах соседи от них же и пострадали. К Латвии, например, примерялись со своими инвестициями в ЦБК шведы. Стали смотреть подъездные пути - а там кругом частные леса! Каждый хозяин, понимая, что иностранец без выгоды в лес не идет, ставит свои условия, выполнить которые практически невозможно. Беларусь в этом смысле идеальная "площадка". И в ближайшие дни ожидается визит еще одного потенциального, уже шведского инвестора.

Выгода строительства ЦБК в Беларуси очевидна и не нуждается в комментариях. Только прямая экономия на импортозамещении составит порядка 170 миллионов долларов, не считая новые рабочие места, налоги в бюджет и экспортный потенциал. Только бы жадность не подвела. Ведь если, узрев реального конкурента, владельцы лесов в Латвии, Литве или Эстонии договорятся, то огромные "урожаи" леса в Беларуси никогда не станут ее стратегическим сырьем, а будут просто скупаться за бесценок.

Опасения, что проект может провалиться под предлогом защиты национальных интересов, отнюдь не беспочвенны. По словам Михаила Торянского, государство, владеющее половиной пакета акций предприятия, как-то предпринимало попытку 2 процента из них продать. Акции выставили на торги по 30 долларов за штуку, в то время как на рынке они котировались не более чем по 2 доллара. Как и следовало ожидать, сумасшедших не нашлось. Но кто от этого выиграл? Светлогорский комбинат по сей день не может найти 15 - 20 миллионов долларов на строительство второй производственной очереди по переработке наименее востребованных лиственных балансов и модернизацию уже существующей. Как бы вновь не упустить время. Крупные российские компании еще в 2001 году почувствовали интерес к приобретению инвестиционно-привлекательных лесных активов, сбив цены на сырье вдвое. И конкурировать с ними в экспорте круглого леса становится почти невозможно.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости