Сельская газета

Леонид Заяц: «Экономика экспорта стартует с кормового поля»

В ПОСЛЕДНЕЕ время Минсельхозпрод проложил немало новых экспортных дорог: Монголия, Египет, Оман, Непал, Гонконг, другие страны, недавно заключенный контракт с Китаем, куда только за первый квартал поставили продуктов на 4,2 миллиона долларов. Постоянное присутствие на чужих рынках, выполнение экспортных обязательств мы можем обеспечить, лишь получая нужное количество и отличного качества продукции у себя. Это, в свою очередь,  невозможно без  эффективного использования каждой  кормовой единицы, возможно, корректировки структуры посевных площадей, а со временем и изменения идеологии хозяйствования на земле и в АПК в целом. Насколько готовы к этому руководители и  специалисты? Поспевает ли  за увеличением производства экономика отрасли? Об этом — беседа с министром сельского хозяйства и продовольствия Леонидом ЗАЙЦЕМ.

Фото БЕЛТА

— Леонид Константинович, при завидной динамике роста по-прежнему сложной остается ситуация в экономике агрокомплекса. В чем причина такого, образно говоря, дисбаланса? 

— Добавлю: аграрная отрасль полностью обеспечила внутренние потребности страны продовольствием и, что о многом говорит знающему человеку, стала экспортно ориентированной. По производству абсолютного большинства видов сельхозпродукции в расчете на душу населения Беларусь занимает ведущие места среди стран СНГ.

Несмотря на всякого рода трудности, в прошлом году АПК тоже сохранил темпы роста, успешно начался и текущий год. На должном уровне проведены весенне-полевые работы. В животноводстве за 5 месяцев производство молока составило 102,7 процента к аналогичному периоду прошлого года, мяса  – 102,7 процента. 

При этом, да, положение в экономике сложное. Возрастают финансовые обязательства сельхозорганизаций. Дефицит денег сдерживает совершенствование инфраструктуры, техническое и технологическое обеспечение. Уже очевидно, что после  завершения первого  этапа развития АПК, ставившего целью наращивание объемов производства, отрасль следует неотложно переводить во вторую фазу  – экономического укрепления. 

— Что для этого нужно сделать? 

— Существенно  изменить идеологию хозяйствования, сформировать такой механизм  функционирования АПК, который имел бы исключительно экономическую направленность. Сделать это непросто, особенно поменять психологию руководителей сельхозпредприятий, райсельхозпродов, специалистов. 

Не погода,  не дефицит ресурсов и финансов, вопреки сложившемуся мнению, а непонимание многими руководителями аграрной отрасли, что решать принципиально новые задачи на старых организационных и  технологических подходах нельзя, является сегодня главным препятствием в развитии. 

— Уже несколько лет Минсельхозпрод, подводя итоги республиканского соревнования среди районов, областей и хозяйств по валовым  показателям, оценивает и экономическую эффективность хозяйствования. Но впредь предстоит придать приоритет второй позиции. В чем здесь резервы, которые сказались бы потом и на финансовом благополучии? 

— В наращивании производства при снижении затрат  на всех этапах.  На ближайшую перспективу Президент четко сформулировал задачу – уменьшить их на 25 процентов. Для этого нам во всех  сферах необходимо внедрить практику  предварительной  экономической оценки каждой используемой культуры и сорта, вида животного и породы, элемента инфраструктуры, технического средства и технологического процесса, выбрать из них наиболее выгодные и перспективные.  Это сложный и многоплановый процесс. 

О резервах можно говорить много, их в отрасли немало. Но один из важнейших, как бы это ни звучало банально, у коровы на языке... 

— Основания для такого вывода, Леонид Константинович, у вас, конечно, есть?

— Да, он сделан на основе анализа годовых отчетов сельхозпроизводителей. Судя по ним, в общем объеме выручки, которая формирует аграрную экономику, на продукцию животноводства приходится 75—85 процентов, в том числе на скотоводство — 65—75 процентов.  В структуре затрат корма занимают 50—55 процентов  с небольшой разницей по областям. Именно здесь наиболее значимые резервы и  повышения продуктивности, и снижения затрат  в  скотоводстве, и укрепления  на этой основе аграрной экономики. Все это абсолютно посильно  для реализации в любой сельхозорганизации и, это хочу подчеркнуть особо, не требует дополнительных затрат.


— То есть вы говорите о том, что себестоимость кормов можно снизить сугубо организационными и технологическими мероприятиями?

— Да. Если, например, проанализировать себестоимость кормов за 2015—2016 годы по регионам, то она очень разнится. 

Из приведенной сводки хорошо видно, что наибольшей затратностью характеризуются корма Гомельской области.

В полевых посевах, как правило, наименьшую себестоимость имеет зеленая масса многолетних трав. В среднем по республике она почти втрое дешевле кукурузы. С учетом затрат на дополнительные белковые источники, которые не требуются для бобовых трав и их смесей, себестоимость зеленой массы кукурузы в 4—5 раз выше, чем у трав.  

Масса однолетних трав в полтора раза дороже многолетних, но почти вдвое дешевле кукурузы. Естественные  и  улучшенные  сенокосы  по  себестоимости  зеленой массы приближаются к многолетним травам, однако характеризуются примерно в 1,5 раза меньшей продуктивностью. Следовательно, наиболее дешевую продукцию скотоводства можно получать на основе как многолетних, так и однолетних трав. Кроме того, кормление скота сбалансированными по основным элементам питания кормами — гарантия его здоровья, долголетия  производственного использования коров, обеспечивает  их высокую продуктивность.

И вот еще что обязательно нужно иметь в виду. Проанализированные мной   технологии кормопроизводства — это единственные элементы севооборотов, в сущности, не требующие борьбы с сорняками, вредителями и болезнями. А применительно к многолетним травам, высеваемым покровным способом, и  обработки почвы. Кроме того, бобовые травы не требуют внесения азотных удобрений. Наоборот, они оставляют после себя для последующей культуры не менее 50 килограммов азота на гектаре. А теперь скажите, почему, зная все это, мы с упорством, достойным лучшего применения, зациклились на кукурузе, сеем зерновые там, где они и в самые лучшие годы окажутся убыточными?

— Леонид Константинович, чтобы расширить поля для кормовых культур, нужно будет  сократить их  для  других, порой не менее важных. Как насчет получения  двух-трех  урожаев в год с одной и той же площади? Насколько задействованы такие технологии и какова их эффективность? 

— Такие технологии давно разработаны аграрной наукой и базируются на осеннем севе  озимых ржано-виковой или ржано-сурепичной смесей. После их уборки в мае высевается вико-овсяная или горохо-овсяная смеси. Потом подсеваются бобовые многолетние травы. Это обеспечивает три урожая зеленой массы в год на одном поле: смеси озимых плюс смеси яровых плюс клевера первого года жизни. Общий урожай — не менее 500 центнеров с гектара полноценной по белку и другим элементам питания зеленой массы. 

По такой технологии работает ряд хозяйств. Но она не получила должного распространения вследствие недопонимания основной массы руководителей и специалистов потенциала однолетних трав при интенсивных схемах их использования. 

— В этом году на полях СПК «Колхоз «Родина» Белыничского района заложен широкомасштабный производственный опыт — на 106 гектарах посеяли ржано-сурепичную, затем горохо-овсяную смеси с подсевом клевера. Насколько, с вашей точки зрения, экономически оправдан такой технологический вариант? 

— Мы провели в этом хозяйстве семинар для работников обл- и райсельхозпродов по выращиванию, технологии уборки таких посевов, показали, как правильно хранить корма. Во второй декаде мая, в фазу массового цветения озимой сурепицы, скосили озимую смесь. Урожайность зеленой массы  270 центнеров с гектара. И это при том, что из-за погоды при формировании зеленой массы озимой ржи  продуктивность оказалась вдвое ниже биологического потенциала. 

Хозяйство с первого укоса создало мощную стартовую базу для обеспечения  скота травяными кормами. Естественно, два последующих укоса позволят выйти на общую продуктивность посева не менее 600 центнеров зеленой массы с гектара. Это вдвое больше среднереспубликанской продуктивности кукурузы. В результате не придется закупать дорогих шротов и жмыхов. СПК «Колхоз «Родина» эту технологию планирует применять дальше. Причем еще в большем объеме. 

Участники семинара дали высокую оценку такой технологии, высказали однозначное мнение о широкой перспективе внедрения предложенного способа кормопроизводства. Теперь пусть применяют такую технологию у себя. 

— Вырастить богатый урожай трав — полдела. Не менее важно сберечь высокие кормовые качества. Рекомендаций на сей счет немало. Один из вариантов — заправлять фураж в полимерную упаковку. Насколько он оправдан? 

— В большинстве хозяйств силос и сенаж закладывают  в бетонированные траншеи, которые не всегда должным образом герметизируются. Когда их вскрывают, поступивший воздух окисляет корм, содержание уксусной и масляной кислоты становится выше допустимого уровня. Отсюда — ацидозы и кетозы у животных, резкое снижение их  продуктивности и неизбежная через год-два выбраковка. Поэтому альтернативы закладке высокобелковых провяленных кормов в полиэтиленовую пленку нет. Это мировой опыт, он уже используется, к сожалению, далеко не в полной мере, во многих наших сельхозорганизациях. Несложные расчеты показывают: правильное хранение и использование собственных кормов с высоким содержанием белка в 5—6 раз дешевле, чем в закупаемых шротах. При такой технологии страна может сэкономить сотни миллионов долларов США. 

— Леонид Константинович, если кормопроизводство перевести в основном на многолетние и однолетние травы, как это может сказаться на главной задаче – производстве молока? 

— Под урожай 2018 года в целом нужно посеять не менее 500 тысяч гектаров озимых сурепицы и ржи. С последующим весенним посевом  однолетних и бобовых это  позволит заготовить практически полный  объем сенажа.

Простой расчет показывает: имея миллион гектаров многолетних бобовых трав и их смесей со злаками и собирая три урожая с  500 тысяч гектаров однолетних трав в условиях инновационных технологий, можно получать около 50 миллионов тонн зеленой массы. Этим полностью  покрывается  потребность в ней для приготовления сена, сенажа и силоса. 

Посевы кукурузы на зеленую массу тоже должны сохраниться, в первую очередь для создания страховых запасов на случай засушливого вегетационного периода. Но тогда они должны быть уменьшены минимум вдвое.

Таким образом, базирование кормопроизводства для скота на многолетних и однолетних травах при рациональных схемах позволяет существенно повысить продуктивность молочного и мясного стада, минимум вдвое уменьшить   затраты на кормление.

Цена этого вопроса такова. Сокращение затрат на корма вдвое, а это реально. При изложенной схеме производства травяных кормов это позволило бы в 2016 году снизить затраты скотоводства до 450—500 миллионов рублей. Отсюда соответствующий рост прибыли от реализации продукции. 

— Спасибо, товарищ министр, за интервью.

zybulko@sb.by

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Александр,53,Бобруйск
Вот как надо уметь подводить идеологию под хозяйствование в любом секторе экономики.
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?