Минск
+6 oC
USD: 2.05
EUR: 2.26

Леонид АНФИМОВ - о задачах, «инструментарии» и оценке работы КГК гражданами и государством

Леонид Анфимов: «Заботимся о порядке во всем»

Комитет госконтроля постоянно на виду и на слуху, регулярно напоминая о себе обществу в заголовках СМИ: госконтроль выявил, вскрыл, обнаружил… Чем занят госконтроль, все примерно знают. Сегодня сотрудники КГК отметят 100-летний юбилей ведомства, которое ведет свою историю с 1919 года и в прежние времена называлось по-разному. Круглая дата дает повод привести в некоторую систему наши представления о КГК, его роли в жизни страны и каждого из нас. Каковы стратегические и тактические задачи, каков «инструментарий», как оценивают работу госконтроля граждане и государство? На эти и другие вопросы нашего корреспондента отвечает Председатель Комитета государственного контроля Леонид АНФИМОВ.

фото виталия пивоварчика.

— Леонид Васильевич, предлагаю не заглядывать в далекое прошлое, а оценить эволюцию новейшего времени. Как менялись задачи, например, с момента вашего прихода в КГК и по настоящее время?

— В комитет я пришел в 2001 году, когда ситуация в экономике была далеко не радужной. Только-только обуз­дали инфляцию, процветали «финкомпании», работавшие в «деловом» контакте с коммерческими банками. При множественности курсов валют обычными были незаконные валютные операции и вообще финансовое мошенничество с использованием инструментов финансового рынка... Проблемы народного хозяйства требовали адекватных действий органов власти. Одна из главных ролей в этой работе отводилась подразделениям Комитета государственного контроля. Кстати, численность его была значительно больше сегодняшней. В одной только гражданской части комитета работало, пожалуй, в два раза больше контролеров, чем сейчас. Но это отвечало духу времени: лишнего не было ничего.

В энергетике выявленные резервы снижения затрат оцениваются более чем в 240 млн рублей. Контроль рабочей группы за строительной отраслью позволил сократить число долгостроев в 30 раз: с 350 в 2014 году до 12 на начало июля. В АПК удалось добиться устранения 90 процентов выявленных нарушений.

Ситуация менялась, экономика стабилизировалась и укреплялась, а финансовые преступления стали более изощренными. Чтобы скрыть, замести следы, стали использоваться транснациональные каналы движения денежных средств. В хитросплетении таких преступлений уже невозможно было разобраться традиционными на то время методами и средствами. И в структуре комитета был создан Департамент финансового мониторинга. Его называют и финансовой разведкой, возможности которой позволяют отслеживать сотни тысяч финансовых транзакций, выявляя незаконные только по ей известным алгоритмам. 

Позднее к борьбе с отмыванием преступных доходов добавилась еще одна очень важная задача — противодействие финансированию терроризма. Это было сделано по рекомендациям международной организации ФАТФ, которая разрабатывает обязательные для всех стран стандарты. Сегодня Комитет госконтроля — это динамичный, четко структурированный государственный орган со специфичными функциями. 

— Можно ли выделить приоритетные направления вашей работы?

— Это непросто. Обеспечение экономической безопасности государства предполагает отслеживание процессов практически во всех отраслях экономики и социальной сферы. В одном секторе нашего внимания строительство, агропромышленный комплекс, энергетика, ЖКХ, валютный и потребительский рынки, банки. В другом — ход вступительной кампании, выплата заработной платы, соблюдение социальных стандартов, создание новых рабочих мест. Особое внимание — контролю за выполнением поручений Президента. По каждому из 2 тысяч проводим необходимые мероприятия и даем оценку их выполнению.

— Каков основной инструмент в работе ваших сотрудников?

— Наш главный инструмент — закон. Но, строго следуя букве закона, руководствуемся и логикой. Если анализ ситуации показывает, что те или иные нормы стали тормозом, инициируем внесение корректировок в законодательство. Закон должен быть стимулирующим, а не сдерживающим фактором для роста экономики, благополучия людей и действий добросовестных субъектов хозяйствования. При этом должен оставаться непреодолимой преградой для мошенников и любителей поживиться за чужой счет. 

— От чего вы, как руководитель ведомства, испытываете наибольшее профессиональное удовлетворение?

— От результата. Причем результата красивого, не любой ценой добытого, а ставшего итогом профессионализма сотрудников. Конечно, важен и сам процесс: поиск нетривиальных решений, интеллектуальный штурм, подключение при необходимости смежных структур. Но в итоге должен быть положительный эффект — для государства, отрасли, предприятия, для конкретного человека. 

Несколько примеров. По поручению Президента мы изучили обоснованность формирования затрат на жилищно-коммунальные услуги для населения, выявили многочисленные резервы снижения затрат. Реализация предложенных мер позволила уменьшить затраты на услуги населения на сотни миллионов рублей. Уровень окупаемости жилищно-коммунальных услуг платежами населения увеличился с 35% в 2015 году до 75% в 2018 году. Причем без резкого повышения тарифов: ежегодный рост не превышает 5 долларов США в эквиваленте для типовой двухкомнатной квартиры. В 2019 году уровень окупаемости должен превысить 80%. Впрочем, граждане уже сегодня возмещают 100% затрат — за исключением теплоснабжения и газоснабжения для целей отопления.

— А что и почему вас расстраивает?

— Первое — это работа без души, проявляемые порой формализм и безразличие. В работе надо гореть, а не тлеть или чадить. Второе — проколы в работе. Хоть и не часто, но и они случаются. А ведь это судьбы людей, работа предприятий и отраслей. Не дай бог нам своими действиями, неправильной интерпретацией закона, натянутыми выводами и невыверенными решениями дезорганизовать чью-то деятельность. Считаю, что в последние годы КГК становится более открытым. Мы регулярно рассказываем о выявленных нарушениях и негативных тенденциях, эта информация печатается в СМИ, звучит по радио и ТВ, размещается на различных информационных ресурсах. Но реакция некоторых злопыхателей на эту открытость иногда поражает. Вот что я скажу. Проверять — очень даже нелегкая работа. Это огромная ответственность, ведь на основании личного опыта, своей профессиональной компетенции, объема знаний о предмете проверки надо принимать решение, касающееся судьбы людей и предприятий, целых отраслей. Это далеко не каждому по силам. Сегодня немало бывших работников КГК достойно трудятся в органах исполнительной власти, в промышленности, в бизнесе. 


— Вы держите руку на пульсе экономики... Тогда скажите, пожалуйста, какие сферы, отрасли, подотрасли являются тяговой силой, обнадеживают как экономиста?

— Тяговой силой белорусской экономики, гарантом ее движения вперед являются люди. Те, кто своим честным отношением к делу, высоким профессионализмом и творческим подходом обеспечивает результат на своем рабочем месте, — от механизатора до топ-менеджера. Что касается конкретного вклада отраслей и подотраслей, то ответы — у Белстата. Я бы на первый план поставил сферу материального производства, прежде всего тяжелую промышленность, машиностроение. Когда общаюсь с нашими гостями из ближнего и дальнего зарубежья, все в один голос говорят: какое счастье, что вы в 90-е годы при распаде СССР не развалили промышленность. 

А ведь было много горячих голов, которые проталкивали эти идеи... Знаете, как тогда говорили: «Зачем нам МАЗы выпускать, ведь все равно лучше MAN, Volvo, Scania не сделаем». И так по всем видам: тракторы, станки, холодильники... А представьте, если бы мы закрыли МАЗ, МТЗ и другие предприятия, ориентированные на выпуск конечного продукта. Сотни других предприятий, работающих с ними в кооперации, приказали бы долго жить. Сотни тысяч людей остались бы без работы. 

Нет продукции, которую можно продать за рубеж, — нет и валютной выручки. За что бы покупались вожделенные для кого-то Volvo и прочие раскрученные бренды? Представьте, во что бы превратилась страна! 

Ну и, конечно же, село — мощная тяговая сила. Беларусь и в советские времена славилась развитым сельхозпроизводством. Лучшие, знаменитые на весь Союз колхозы были наши. Мы смогли удержать это производство от развала и поднять на качественно новый уровень. Еще многое предстоит сделать, но согласитесь, и сделанное впечатляет. Кстати, не только нас, но и гостей страны.

Экономические надежды, как и вы, наверное, связываю с IT-технологиями. Это наиболее динамично развивающийся сектор, где у Беларуси есть шансы быть в тренде. Убежден: потенциал есть у всех отраслей и подотраслей, если работать на результат и видеть перспективу. Помните высказывание Альберта Эйнштейна: «Жизнь — как вождение велосипеда: чтобы сохранить равновесие, ты должен двигаться»? Эти слова применимы и к жизни отдельного человека, и к бизнесу: хочешь двигаться вперед — держи руль и крути педали.

— Цифровая экономика обещает не только новые возможности, но и, очевидно, вызовы. Компетенцией в этой сфере обладают избранные. Продукты компактны, можно сказать, передаются по кабелю, как электричество. А стоят недешево. Продукты и расчеты за них скрыть проще, чем, например, в сельском хозяйстве. Вы видите здесь риски? Вам есть чем на них ответить?

— Работа любой правоохранительной системы устроена так, что она должна быть готова своевременно ответить на вызовы криминала. Это как противоядие, которое должно действовать быстро и эффективно. КГК обладает широкими полномочиями по получению информации из различных источников, включая базы данных других государственных органов. Департамент финансового мониторинга является центром сбора и анализа информации о подозрительных финансовых операциях и ключевым элементом национальной антиотмывочной системы. К слову, алгоритмы работают в автоматическом режиме без участия человека. Информация, получаемая от зарубежных коллег-партнеров, весьма востребована не только Департаментом финансовых расследований, но и МВД, КГБ, другими правоохранительными органами. Она содействовала расследованию уголовных дел, многие из которых широко освещались в СМИ.

— Можете ли привести пример, который не стал публичным, когда госконтроль сыграл важную роль в жизни человека или, может быть, предприятия?

— Пожалуй, расскажу о молодой женщине, инвалиде первой группы. Вдвоем с мамой они пришли ко мне на прием с жизненно важным для них вопросом: просили установить в доме лифт с шириной дверного проема не менее 75 см вместо стандартных 65. Ширина инвалидной коляски составляет 67 см, поэтому женщина могла оказаться фактически запертой в квартире на 12-м этаже: воспользоваться лифтом не могла. Понятно, что такой вопрос не решается за пару дней, но заявительницы готовы были ждать. Что сделано? Скорректирована проектно-сметная документация, получено положительное заключение госэкспертизы, данные переданы в ОАО «Могилевлифтмаш». По информации Мингорисполкома, работы по замене лифта запланированы на третий квартал 2019 года.

К нам обращаются не только с личными проблемами. Поступают сигналы о нарушениях законодательства при ведении хозяйственной деятельности, хищениях, приписках, неуважительном отношении руководителей к работникам. На таких неравнодушных людей мы рассчитываем как на своих потенциальных партнеров, если наша инициатива о воссоздании народного контроля воплотится в жизнь.

— Какими цифрами можно оценить эффективность работы госконтроля в интересах страны?

— За последние пять лет возвращено в бюджет денежных средств и товарно-материальных ценностей на 1 млрд рублей. Наши предложения по более эффективному использованию бюджетных средств позволили за тот же срок предотвратить выплаты на 900 млн рублей. За год работники органов финансовых расследований выявляют порядка 1.000 преступлений в различных отраслях экономики. При совершенствовании норм законодательства, регулирующего экономические отношения, особое внимание уделяем защите интересов граждан и организаций. Только за 2018 год было согласовано 1,2 тыс. проектов нормативных правовых актов, рассмотрено 8,2 тыс. письменных обращений граждан, принято на личном приеме 3,1 тыс. человек.

— Каков вообще алгоритм ваших действий? Допустим, вскрыто нарушение. Что следует потом: протокол, расследование, возбуждение дела? 

— Максимальный эффект в работе комитета достигается концентрацией сил и средств на конкретном объекте проверки или исследуемой проблеме. Оперативная работа Департамента финансовых расследований, информационное обеспечение Департаментом финансового мониторинга, документальная проверка гражданскими подразделениями — триада входящих в комитет структур гарантирует завершенность всего цикла проводимых мероприятий, от профилактики нарушений и преступлений до их пресечения и наказания виновных. 

— Каковы задачи на ближайшее и более отдаленное будущее?

— Стратегические задачи остаются теми же, но меняются тактика, методы достижения результата. Мы не констатируем проблемы, а предлагаем действенные меры по их решению, не обременяя бизнес излишним вниманием. В 2018 году в стране проведено 3,3 тысячи всех видов проверок — в 17,5 раза меньше, чем в 2017-м. Согласитесь, цифры убедительные. Акцент — на профилактику, превентивные меры. 

Задачи и полномочия комитета определены в Конституции, трех базовых законах и в решениях Президента. Они неизменны: контроль за исполнением бюджетов, использованием государственной собственности в целом, контроль за выполнением поручений Главы государства. Проще говоря, внимательно присматриваем за порядком в различных сферах жизни страны. Помните, как не единожды говорил Президент: будет порядок, будет и экономика.

ponomarev@sb.by 

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...