Беларусь Сегодня

Минск
+22 oC
USD: 2.04
EUR: 2.32

Леонардо да Винчи ХХ века

Весь мир знал его как основоположника новой науки - гелиобиологии.
Весь мир знал его как основоположника новой науки - гелиобиологии. Мы же слышали лишь про люстру Чижевского.

...Следователь достал из ящика стола и положил перед собой папку. "Дело N 300062. Начато 22 января 1942 года".

Перед ним сидел уже немолодой человек со спокойным, внимательным взглядом. "Чижевский Александр Леонидович. Русский. Родился в 1897 году в поселке Цехановец бывшей Гродненской губернии. До ареста жил в Челябинске. По специальности - биофизик. Ученое звание - профессор, ученая степень - доктор наук. Беспартийный. Социальное происхождение - из дворян".

Он действительно происходил из дворян. Отец, генерал-майор Леонид Васильевич Чижевский, был ученым-артиллеристом. Сохранились фотографии, на которых запечатлены зарядка и запуск ракет в его артиллерийской бригаде. И это в 1916 году! Генерал купил сыну телескоп, и астрономия стала для мальчишки важнейшей из наук. Каждую звездную ночь он наблюдал небо, днем зарисовывал пятна, появляющиеся на Солнце. Так в Александре зародился исследователь. Солнцепоклонник. Известный к моменту ареста во всем цивилизованном мире как основоположник гелиобиологии - науки о солнечно-земных связях.

В Калуге, куда в 1913 году перевели отца, состоялась первая встреча Александра с "великим мечтателем" Циолковским. Потом они познакомились ближе и стали друзьями - ученик и учитель реального училища, хотя Чижевскому было только 17, а Циолковскому - 57. Многих тогда удивляло, для чего Александр взялся за составление подробной хронологической таблицы... эпидемий чумы начиная с 430 года до нашей эры. Он тщательно сверял ее со свидетельствами астрономов о появлении пятен на Солнце. Удивительно: время почти всех эпидемий совпадало с появлением крупных пятен на поверхности дневного светила.

Тогда же увлекся поэзией. Писал стихи, защитил кандидатскую диссертацию на тему "Русская лирика XVIII века", через год - докторскую, но уже по другой части: "О периодичности всемирно-исторического процесса". Одновременно учился на физико-математическом и медицинском факультетах Московского государственного университета. Одно из исследований посвятил структуре крови в организме человека. "Я метался из одной области в другую и наслаждался дивной способностью ума познавать", - говорил он.

Однако его смелые доклады по гелиобиологии вызвали неоднозначную реакцию. Точно так же светила науки отнеслись к высказываниям о живой силе электрически насыщенного воздуха. Только в 1924 году в Калуге Александру Леонидовичу удалось издать свою книгу "Физические факторы исторического процесса". Работа, в значительной мере касающаяся истории развития человеческого общества, накликала на молодого ученого гнев самого Сталина. Выручил Чижевского нарком здравоохранения Н.Семашко, уладив дело без последствий.

Еще в начале 30-х годов Александр Леонидович предложил создать всемирную службу Солнца, а затем стал одним из директоров Международного института по изучению солнечных излучений, штаб-квартира которого находилась в Париже. К 1933 году он уже был почетным членом Астрономического общества Франции, действительным членом международной биокосмической ассоциации, почетным профессором биологической физики Колумбийского университета США, академиком Тулонской академии (Франция), членом директората Международного института по изучению биологического воздействия радиации.

Первый международный конгресс по биологической физике и космической биологии, который проходил в 1939 году в Нью-Йорке и куда Александр Леонидович получил приглашение, избрал Чижевского одним из трех почетных президентов. В подготовленном на конгрессе меморандуме нашего земляка назвали Леонардо да Винчи XX столетия, хотя сам "Леонардо" был уже невыездным.

К тому времени ученому вновь припомнили работу, связывающую солнечную активность с войнами и даже революциями. И, как написал Чижевский в автобиографической книге "Вся жизнь", "ушаты помоев были вылиты на мою голову". В 1936 году в газете "Правда" появилась статья "Безмерная наглость лжепрофессора Чижевского", заканчивающаяся фразой: "Шарлатан изобличен еще раз. Надо надеяться, что теперь не будет простодушных чудаков, верящих этому нахалу". На ученого сваливали вину даже за падеж скота и снижение его продуктивности. Лабораторию закрыли, Александра Леонидовича спасли от репрессий лишь международный авторитет и письмо легендарного летчика, депутата Верховного совета СССР М.Водопьянова "народному академику" Лысенко.

Последней каплей, переполнившей чашу терпения подручных Сталина, стала рекомендация выдвинуть Чижевского на получение Нобелевской премии. Сначала ему посоветовали самому снять свою кандидатуру, затем закрыли его лабораторию, не печатали его труды. Чтобы выжить, он продавал ценные вещи, редкие книги из семейной библиотеки. "Продана любимая скрипка", - запишет он в своем дневнике. На инструменте стоял знак Страдивари. Ученый был вынужден покинуть Москву.

...К началу лета 1942 года обвинение было сформулировано: "Чижевского А.Л. за антисоветскую агитацию заключить в исправительно-трудовой лагерь сроком на восемь лет... с конфискацией библиотеки".

Все могло закончиться уже тогда, когда грузовик, в котором его везли в тюрьму, съехал с моста в реку. Но Чижевский смог выбраться из ледяной воды. Затем были Ивдельлаг, Карлаг, Спасск-Особлаг. Сюда, по воспоминаниям "подельников" профессора по 58-й статье УК, он попал почти стариком. А ведь Александру Леонидовичу не было еще и 50.

В лагерях он продолжает работать. И даже останавливает начавшуюся среди заключенных эпидемию чумы. За что ученому-зэку выделили стол, микроскоп, пробирки. И когда в январе 1950 года Чижевскому объявили об освобождении, он просит... оставить его в лагере: "Нужно провести ряд экспериментов. Мне здесь хотя бы еще месяц. Чтобы не останавливаться".

В Москву разработчик знаменитой "люстры Чижевского" возвратился только в 1958 году. Несмотря на подорванное здоровье, сотрудничает с ОКБ-1 С.Королева, занимаясь вопросами космической биологии и медицины. Посвящает одну из работ микроорганизмам, способным служить индикаторами солнечной активности и даже предвестниками солнечных бурь. Значение этого труда для дальнейшего развития космонавтики трудно переоценить.

Он умер 20 декабря 1964 года в год спокойного Солнца. И "Гневы Солнца" (так называлась одна из ранних рукописей ученого) здесь не виновны. Просто дало знать о себе пережитое. Лишь после смерти Академия наук СССР, страна, в которой жил и трудился известный всему миру ученый, смогли по достоинству оценить его деятельность. В 1973 году наконец увидела свет на русском языке его довоенная монография "Земное эхо солнечных бурь".

Утверждают, что незадолго до смерти Александр Леонидович заинтересовался дневниками Льва Толстого и жалел, что не смог съездить на родину - в Беларусь.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости и статьи