Минск
+13 oC
USD: 2.04
EUR: 2.27

Влада Ольховская: молодой писатель и драматург покоряет международные конкурсы и издательства

Легкое слово

Что мы знаем друг о друге, о людях, встречающихся нам на жизненном пути и составляющих нашу френд‑ленту в соцсетях (а сегодня в мегаполисе это, пожалуй, наиболее близкое человеческое соседство)? Вот и я про молодую писательницу Владу Ольховскую знаю, что она красива — в жизни и на фото, умна, у нее прекрасное чувство юмора и что она, как и я, писательский ребенок. Кроме того, у Влады Ольховской прекрасный вкус, ее домашний питомец — пушистая шиншилла, мы обе любим кофе по сложным рецептам, хорошую кухню и хорошие книги. 


Быть беллетристом — несерьезно или, наоборот, круто и здорово? Просто ли написать детектив или кажущаяся легкость слога и хитрая закрутка сюжета даются тяжелым трудом? Владу я знаю не первый год, при мне она сменила пару псевдонимов, а суммарный тираж ее книг в российском издательстве «ЭКСМО» (Ольховская, к слову, позиционирует себя именно как белорусский автор) превысил 100 тысяч экземпляров. Развлекательный жанр — и весьма серьезные цифры по нашим малотиражным временам. Кроме того, недавно Влада всерьез заявила о себе как перспективный драматург. Словом, пришло время поговорить по душам. И кофе по сложному рецепту нам в помощь.

— Слышала, тебя можно поздравить с победой в международном конкурсе драматургов? 

— Лет восемь назад я пробовала писать пьесы: появились идеи, которые не удавалось выразить ни в виде книги, ни в виде рассказа — они в моем воображении требовали именно представления на сцене. Но тогда я начала издаваться и пришлось выбирать, на чем сосредоточиться. 

Сделала выбор в пользу книг: на тот момент Влада еще не зарабатывала на жизнь литературным трудом, а ходила на работу. Так что пьесы пришлось
надолго положить на полку. И только в прошлом году в очередной раз появилась идея, которой невозможно было придать иную форму: 

— Та самая пьеса «Трикстер‑клуб», с которой я выиграла в России международный конкурс современной драматургии «Время драмы». Мне нужно было не столько победить, сколько получить профессиональное мнение — поскольку я человек, который не умеет открывать двери ногой, и всегда задаюсь вопросом: а то ли я делаю? А может, это жуткая графомания, а я сейчас ее приличным людям покажу?

Пофыркиваю тихонечко: сомнения в себе характерны как раз для людей талантливых. Впрочем, о том, что уже стало для нее привычным — о профессиональной писательской работе, — Влада говорит без хвастовства, но более чем уверенно:

— Я работаю для массового читателя. Не пишу в стол и не сочиняю для некоей абстрактной вечности. Для меня важна обратная связь, всегда читаю рецензии на свои книги. И считаю, что если большинство отзывов положительные, значит, я как автор двигаюсь в верном направлении.

И, замечаю я, все более в серьезную сторону. Да, Влада любит нанизывать деталь на деталь, цеплять задачку к задачке, выстраивая историю, над которой читатель будет ломать голову, вычисляя, кто убийца. Кроме довольно жестких детективов (не триллеров, но и не приключений бестолковых домохозяек), не чужда она и фантастике. Тоже популярный сегодня жанр, в котором соседствуют шлак и бриллианты, и только по уровню владения языком можно отличить литературу в высоком смысле от девчачьих выдумок, обильно политых розовым любовным сиропом. 

— Я совершенно не умею писать для детей, для этого нужно быть человеком особого склада, — между тем признается Влада. — Но надеюсь постепенно прийти к произведениям для подростков. Это то, к чему я стремлюсь. 

А мне бы хотелось увидеть пьесы Влады Ольховской в постановке белорусских театров: что‑что, а закрутить сюжет она умеет, не оторвешься. Впрочем, кажется, к этому идет. Только т‑с‑с! В таком деле главное — не сглазить.

ovsepyan@sb.by

Фото из личного архива. 

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
5
Загрузка...