Минск
+11 oC
USD: 2.06
EUR: 2.26

Фальшивомонетничество строго карается в любой стране мира

Легкие деньги с тяжелыми последствиями

По улочке небольшого польского города уверенной походкой шел ничем не примечательный парень. Однако внимание полицейских привлекла неопрятная борода прохожего. Изучив документы бородача, они заявили, что молодой человек напоминает разыскиваемого исламского радикалиста, и попросили проследовать за ними. В участке выяснилось, что задержанный — никакой не исламист, а житель Гродно, зовут Николай Залесский, 31 год от роду. В Польше постоянно находится уже год, работает на стройке, ведет вполне пристойный образ жизни. Но полицейские не спешили извиниться перед Николаем: он хотя и не являлся тем, за кого его изначально приняли, однако действительно числился в межгосударственном розыске. Причем за совершение преступления, строго караемого в любом государстве мира, — фальшивомонетничество. Поэтому вскоре Залесский был передан в руки белорусского правосудия.


Сообразили на троих

Сразу придется оговориться, что наш рассказ будет неполным, ибо Залесский предпочел держать язык за зубами, ограничившись фразой: «Вину признаю, готов понести наказание, но от дачи показаний отказываюсь». Так что представим картину такой, какой ее увидели несколько других участников событий, втянутых в валютную аферу. Сначала стоит обратиться к событиям, происходившим годом ранее и вынудившим Николая Залесского оказаться в Польше.

Двое гродненских строителей Василий Руцевич и Ярослав Осмоловский в поисках лучшей доли собирались на заработки в Россию. За сутки до выезда организовали застолье. Причем прямо в припаркованной у дома Осмоловского его же машине. Когда выпитого дружкам показалось мало, решили сделать второй заход в магазин. Там случайно и встретили своего приятеля Николая Залесского. Слово за слово и родилось предложение сообразить на троих, которое Залесский поддержал.

Посиделки продолжили опять же в машине Осмоловского. Выслушав планы знакомых, Николай невзначай спросил, нет ли у них желания попутно заработать легких денег. Переглянувшись между собой, Василий и Ярослав в один голос ответили, что от таких предложений не отказываются. И тогда Залесский выложил им, что есть партия фальшивых долларов, которые надо сбыть в стране–соседке, где сделать это проще, нежели в Беларуси. Навар пополам.

Прежде не имевшие проблем с законом Руцевич и Осмоловский на пьяную голову согласились сразу. Рассудили, что фальшивки можно сбывать рыночным торговцам. Особенно приторговывающим явно ворованной бытовой техникой. Те вряд ли разберутся, а если и заметят подвох, то шум поднимать не станут.

На следующий день Залесский передал сообщникам тридцать псевдокупюр номиналом сто долларов. Стопку подделок Василий завернул в лист бумаги и убрал в бардачок машины. После этого Залесский пожал им руки и, покидая салон, повторил, что после реализации подделок ждет от них половину выручки. Связь по телефону.

Если бы не жена...

Собрав вещи, Руцевич и Осмоловский дождались еще одного своего знакомого — Евгения Кухаревича, который также ехал шабашить в Россию. Выпили. После одного из тостов Осмоловский показал Кухаревичу стопку фальшивок, пояснив, что доллары ненастоящие. Для убедительности даже разорвал одну купюру, поджег ее зажигалкой и выбросил в окно.

Затем друзья решили перед дальней дорогой попариться в частной сауне, но тут же выяснили, что денег больше нет. Решение проблемы нашел Осмоловский: вытащив из бардачка две фальшивые банкноты, протянул их Кухаревичу и попросил обменять на белорусские рубли. При этом дал указание провернуть сделку в обход обменных пунктов.

Не смея перечить дружкам, которых побаивался, Женя взял 200 поддельных долларов США и вышел из машины. Сообразив, куда его пытаются втянуть, отошел подальше и в растерянности набрал по мобильному телефону супругу. Сказал, что ему сбыли поддельные доллары США. Что делать? Жена дала наказ ничего не предпринимать, дожидаясь приезда милиции. После этого позвонила по номеру 102 и рассказала о произошедшем.

Следственно–оперативная группа сработала четко. Руцевич и Осмоловский были задержаны. Оставшиеся в бардачке 2.700 поддельных долларов изъяли, а еще 200 добровольно выдал Кухаревич. Эксперты подтвердили их разительный контраст с оригинальными, отметив при этом не самое выдающееся качество подделки. Штамповались фальшивки на обычном принтере. Поняв, в какой переплет угодили, Руцевич и Осмоловский сразу пошли на контакт со следствием. Со всеми подробностями рассказали, от кого получили липовую валюту и для каких целей.

Бегал недолго

Отправив двоих сообщников в изолятор, следователи рассудили, что Залесский может не являться тем, кто непосредственно производит доллары в кустарных условиях. Он слишком часто ездил за границу и вполне мог привезти оттуда партию подделок контрабандой. А если Николай всего лишь звено в преступной цепи, то есть резон не спешить с его задержанием. Поэтому запланировали в отношении фигуранта проведение оперативно–разыскных мероприятий. Однако этим планам сбыться было не суждено.

В очередной раз выехав за кордон, Николай Залесский обратно не вернулся. Возможно, почуял неладное. О планах его никто из родни и знакомых не знал. Дома у него ничего противозаконного и проливающего свет на историю появления фальшивых банкнот обнаружено не было. Так что после безуспешных поисков Николая объявили в межгосударственный розыск.

С учетом исчезновения Залесского из уголовного дела по факту неудавшегося оборота трех тысяч долларов США получилось два самостоятельных производства. Материалы одного из них в отношении Руцевича и Осмоловского вскоре были направлены в суд. За хранение с целью сбыта и сбыт поддельной иностранной валюты обоих соучастников приговорили к одному году ограничения свободы с направлением в исправительное учреждение открытого типа с конфискацией имущества. Ну а материалы второго производства дожидались возобновления расследования еще чуть более года.

Руцевич и Осмоловский уже отбыли свое наказание, когда Залесский предстал перед судом. Он так и оставил в тайне историю появления на свет фальшивок. За хранение с целью сбыта и сбыт поддельной иностранной валюты ему с учетом всех обстоятельств, включая побег, был вынесен куда более суровый приговор. Ближайшие два с половиной года Николай проведет за колючей проволокой исправительной колонии. Кроме того, у него конфисковано имущество.
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...