Легенды о «Ниве»

Знаем ли мы знаменитых дизайнеров

Месяц назад искушенные ценители и специализированные издания отметили 40–й юбилей автомобиля «Нива», выпуск которого начался в 1977 году и продолжается до сих пор. Машина периодически модернизировалась. Прежде ее называли ВАЗ–2121 «Нива», сейчас — Lada 4х4. Но ее внешний облик практически не изменился. Отмечали юбилей и в Беларуси, указывая на причастность к событию нашего земляка Петра Прусова. Один из заголовков в наших СМИ: «Легендарной «Ниве», которую придумал белорус, сегодня исполнилось 40 лет». Отдавая должное конструктору, хочу восстановить справедливость: «Ниву» создавал не только этот наш замечательный земляк...

Фото lada.drom.ru

В начале 80–х, работая тогда в другом издании, я был командирован в Тольятти с единственной целью: взять интервью у человека, создавшего «Ниву». Нас представили друг другу в вазовском КБ. Интервью было опубликовано в одном из белорусских журналов под заголовком «...И я выходил в поле». Моим собеседником был не Петр Прусов, а Валерий Семушкин, дизайнер.

Несколько слов о самой «Ниве»: почему ее называют легендарной. Срок ее пребывания на заводском конвейере ставит машину в один ряд с мировыми рекордсменами — «Ленд Ровером» и «Фольксвагеном–жуком». Но важнее, пожалуй, другое. Это сейчас кроссоверы и «паркетники» заполнили дороги. Тогда, в 70–х, машин такого класса мировой автопром вообще не знал. Был лишь дорогой и громоздкий «Шевроле–блазер», который неспроста называли «фермером во фраке», и тот же «Ленд Ровер» со спартанским комфортом. Обе машины скорее эксклюзивные, на ценителя. Массовых «проходимцев», недорогих, комфортных, которые покупали бы горожане, не было вообще.

«Нива» стала первым таким внедорожником и буквально потрясла мировой рынок. Сейчас ее бы назвали хитом продаж. Она ходила по льдам Исландии, пробивалась в Альпах через снежные заносы на помощь горнолыжникам, взбиралась по горным серпантинам в Южной Америке, ее покупали канадские фермеры... Ей принадлежат и рекорды: в 1998 году поднялась в базовый лагерь под Эверестом на высоте 5.200 м, 

а в 1999–м в Гималаях взяла высоту в 5.726 метров. При этом комфортом не уступала большинству современников других классов. А создавалась, между прочим, для неизбалованного советского потребителя.

Я увидел ее задолго до того, как она вышла на дороги, и тоже удивился. Нас, дипломников автотракторного факультета, тогда направили набираться опыта на разные автозаводы Союза: московский АЗЛК, запорожский «Коммунар», львовский автобусный... Володя Спорик из Гродно практиковался в Тольятти и привез чертежи диковинной машины, с которой брал идеи для своего диплома.

Кстати, заслугам Петра Прусова, который скончался 19 марта, отдало должное и нынешнее руководство АвтоВАЗа. С 1998–го по 2003–й, когда он вышел на пенсию, Прусов был главным конструктором предприятия, а до того, с 1972–го — ведущим конструктором проекта ВАЗ–2121 «Нива»...

Подчеркиваю: ведущим. Но конструктором. Это он, в частности, отстаивал концепцию будущей машины перед руководством Минавтопрома и правительства СССР. Многие находили ее спорной и хотели бы видеть на конвейере гражданскую версию армейского ГАЗ–69. Дизайнером, который придумал и нарисовал революционный облик, был именно Валерий Семушкин. Он долго рассказывал мне о своих терзаниях, поиске облика машины, которая одинаково гармонично смотрелась бы на городской улице, на проселке, возле речки. Отсюда заголовок — «...И я выходил в поле».

Признайтесь, вы ведь не слышали этого имени — Валерий Семушкин? Несправедливо. Потому что талантливые автомобильные дизайнеры — наперечет, их имена знают все. Как знают Бертоне, Джуджаро или, например, Маттина, который работал для «Вольво» и «Мерседеса», а сейчас руководит дизайнерской службой АвтоВАЗа. Все знают, что X–ray и Vesta — его рук дело. Должно быть, он немало еще поработает и создаст.

Валерий Семушкин отошел от дел, не получив широкой известности. Пару лет назад он дал другому журналисту большое, отдающее грустью интервью. Суть его в том, что собственная дизайнерская школа зачахла, моду диктуют французы, которые купили АвтоВАЗ.

...А разве мы знаем имена наших, белорусских дизайнеров? Некоторые, между прочим, приложили руку к созданию эффектного, но неудавшегося проекта «Ё–мобиля». Что с нашей дизайнерской школой? Знаком с дизайнером, создавшим сочлененный трамвай, который изредка можно видеть на минских улицах. Уверен, что его рассказ про трамвай и дизайн будет не менее интересным, чем про «Ниву».

ponomarev@sb.by

Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?

Новости
Все новости