Леди на всю жизнь

Анна Маланкина: Я закрытый человек и самая большая для меня проблема — это раскрыться, рассказать о своей боли и обратиться за поддержкой

Не всякой актрисе выпадает счастье получать на каждый юбилей по главной роли в спектакле. У заслуженной артистки Беларуси Анны Маланкиной случилось именно так. Десять лет назад у нее появилась Ниночка в одноименной постановке, а сейчас Анни в «Леди на день». Между ними было еще множество интересных ролей. Накануне Международного дня театра и сразу после празднования 50-летия Анны Владимировны мы поговорили с ней о храме Мельпомены и жизни этой интересной актрисы.



— Как думаете, если бы ваш отец, известный режиссер и педагог, мог наблюдать за вашей карьерой, он бы остался доволен?

— Это очень сложно предугадать. Но известный педагог Лидия Алексеевна Монакова, которая работала с Владимиром Андреевичем, на моем юбилее после спектакля сказала прекрасные слова: «Отец мог бы тобой гордиться». Высказывания людей, которые когда-то работали с отцом, для меня — как весточки от него. Надеюсь, он порадовался бы за меня.

— А вы сами довольны своей театральной карьерой?

— Только на сцене Театра имени Горького я сыграла около сорока разнообразных ролей, причем в основном они были главными. К тому же поработала со многими интересными режиссерами, и счастье в том, что никого из них не подвела. Видела, как загорались их глаза на репетициях, они верили, что я могу воплотить их задумки. Счастлива, что несколько раз получала роли, о которых даже не мечтала. Это можно сказать и об Анни в «Леди на день».

Единственная роль, о которой мечтала, но так и не случилось сыграть, — это юная Инкен Петерс в спектакле «Перед заходом солнца». Ею я хотела отдать дань памяти моему дедушке, который был директором Вахтанговского театра и играл главного героя Маттиаса Клаузена. Кстати, моя мама в детстве, еще до войны, была на этом спектакле.



— В жизни каждой актрисы наступает период, когда роль молоденьких дам уже играть неуместно, но еще и до старух далеко. Как вы к нему готовились?

— Долгое время в театре у меня было амплуа романтической героини. Практически все роли были связаны с любовью к мужчине. И вот в спектакле «Леди на день» я опять играю о любви, только уже к своей дочери. Этот спектакль дал мне возможность безболезненного возрастного перехода. Хотя понимаю, что еще могла бы сыграть зрелую страсть. Есть во мне еще такой задор, но я перехожу на роли матерей и благодарна театру за этот подарок к юбилею.

Внутренне переход к возрастным ролям у меня случился еще семнадцать лет назад, когда я стала матерью. И долгое время играла героинь, которых уже переросла. Выходя на сцену в этих ролях, приходилось сбрасывать с себя свой жизненный багаж, чтобы быть более наивной, легкой и радушной. А сейчас произошло соединение. И как сказал мой друг режиссер Павел Иванов, этот переход в спектакле «Леди на день» осуществился очень успешно,  и я, не теряя женского обаяния, перешла в более зрелые и глубокие роли. Это меня очень радует. Кстати, Павел прочил мне на следующую роль Гертруду.

— Анна, у вас действительно очень разнообразные роли, и зрителю трудно понять, какая же вы в жизни на самом деле?

— Мне всегда казалось, что я очень веселая, коммуникабельная и у меня много друзей и общения. Но однажды прошла психологический тест у специалиста, который сказал мне удивительную вещь: я — интроверт. Стала прислушиваться к себе и поняла, что я действительно закрытый человек и самая большая для меня проблема — это раскрыться, рассказать о своей боли и обратиться за поддержкой. Сейчас как раз учусь это делать, с открытой душой говоря о себе, о своих переживаниях. Удивительно, что люди идут мне навстречу, помогают. Оказывается, ко мне очень трепетно относятся коллеги. Я открываюсь, и мир открывается ко мне. Подтверждение тому этот спектакль и работа с Дмитрием Астраханом, который очень по-доброму ко мне отнесся, всегда поддерживал. Я видела улыбки коллег, радость за меня. Сейчас ощущаю полноту жизни. У меня появилась уверенность, что я нужна театру и многим другим.

— Признаться, всегда считала, что дружба среди актеров практически невозможна. Вы так не думаете?

— Сегодня я понимаю, что дружба в театре необходима. Это коллективное творчество. Сейчас говорю не о тех отношениях, когда мы открываем свою личную жизнь или делимся какими-то проблемами, хотя такие люди у меня в театре есть. Самое главное — доброе отношение между коллегами. Сцена — место опасное и непредсказуемое, в любой момент может случиться что-то непредвиденное, поэтому мы должны всегда видеть глаза партнеров, таким образом чувствовать друг друга. Когда репетировали «Леди на день», ощущала поддержку Руслана Чернецкого, Оксаны Лесной. Понимала, что в эмоциональном порыве пойди я не в ту сторону, меня тут же направят, куда надо. Вот эти трепетные человеческие отношения между партнерами потом идут в зал, а зрители всегда чувствуют фальшь.

«Леди на день» как раз и рассказывает о человеческой дружбе, сопереживании и поддержке. Сыграла несколько спектаклей и открываю там моменты, связанные со своей жизнью. Там есть фраза: «Я и не знала, что есть такие верные и преданные друзья». Сегодня я это хотела бы сказать всему коллективу нашего театра, и особенно Андрею Душечкину.

Огромным счастьем для меня было со сцены адресовать слова своей героини моей дочери: «Доченька, я любила и люблю тебя больше жизни. И больше всего на свете хотела, чтобы ты была счастлива». Есть в спектакле и другие слова Анни, близкие мне. «Леди на день» — действительно огромный подарок к юбилею. Но еще больший подарок — это зрительская любовь, их слезы и смех. Хочу верить, что этот спектакль будет иметь длинную жизнь.



— Анна Маланкина еще способна на необдуманные поступки, хулиганства?

— Мне очень понравилась фраза: «Мудрость приходит с годами, но иногда годы приходят одни». Думаю, что я приобретаю мудрость, уравновешенность, при этом остаюсь задорной и веселой.

Я очень эмоциональный и импульсивный человек, вся состою из необдуманных поступков. Люблю веселиться, разыгрывать. И вот эта мудрость научила меня проявлять свое хулиганство там, где это уместно. Мечтаю о веселой, может быть, даже комической роли, которая открыла бы меня с другой стороны.

— Как отдыхаете, восстанавливаетесь после спектаклей? Говорят, вы не против посидеть на берегу с удочкой?

— Не умею рыбачить, но если мне дадут удочку и крючок, то червяка я смогу насадить и, возможно, даже поймаю что-нибудь. Такой опыт у меня был. Это как раз из разряда вот тех импульсивных поступков. С хорошей компанией с удовольствием могу порыбачить. Я вообще очень люблю воду, тишину, наблюдать за тем, что происходит неспешно, несуетливо: восходит солнце, идет снег. К счастью, у меня есть близкий человек, с которым, даже находясь на разных концах города, мы можем обмениваться такими эмоциями, наблюдениями. Чтобы выходить на сцену, мне нужно напитываться окружающей жизнью, красотой вокруг.



— Ваш отец был замечательным педагогом и режиссером. Не думали пойти по его стопам?

— С недавних пор преподаю в университете культуры актерское мастерство, и мне это очень интересно. Мои ребята сейчас на третьем курсе. Не так давно был экзамен, мы попытались с ними сделать заявку на спектакль «Люди, звери и бананы» по пьесе Аллы Соколовой. Это был один из самых счастливых дней в моей жизни. Удивительно, что у меня было внутреннее ощущение успеха: в тот день я вышла из дома и улыбалась всем вокруг. Порадовалась за ребят и ощутила себя счастливым педагогом: что-то проросло, у ребят горели глаза.

— А что с режиссерскими амбициями?

— Настоящая режиссура — это мужская профессия. Мужчина создает смыслы, женщина наполняет эмоциями. Иногда, глядя на беспомощность некоторых нынешних режиссеров, понимаю, что могла бы поставить спектакль. Но пока есть силы и творческий запал, наслаждаюсь актерской профессией.

— Дочка не хотела пойти в актерскую профессию?

— Оля очень творческий человек. И многим кажется странным, что такая привлекательная девушка, у которой к тому же есть актерские способности (об этом говорили педагоги, готовившие ее к поступлению), не хочет быть актрисой. Она выбрала профессию режиссера телевидения и сейчас очень увлечена учебой. Я рада, что она в творческой среде и у нас есть общие темы для разговора. Режиссура телевидения — это однозначно ее. Она с детства что-то монтировала, рисовала, делала анимацию.

— Почему у такой замечательной театральной актрисы не сложилась кинокарьера?

— Чтобы чего-то добиться, надо прикладывать усилия. Я о кино не мечтала, если честно. Видела себя именно в театре. На сцене происходит живое сиюминутное искусство, этим оно мне и ближе. Когда была молодой, поступали какие-то предложения, но ничего не делала, чтобы отодвинуть спектакль и непременно сниматься. Тогда почему-то не думала, что это тоже важно, что это часть работы, одна из составляющих успеха. Потом перешла какой-то возрастной рубеж, уже не хотела размениваться на мелочи, в итоге большое кино прошло мимо меня. Были эпизоды в различных фильмах, мне нравится работать с камерой, но, надеюсь, еще не все потеряно. Актерская профессия часто преподносит сюрпризы. Хотя я не мечтаю ни о чем далеком. Живу сегодняшним днем, наслаждаюсь и ценю каждый момент.

— Сейчас у вас прекрасный возраст, когда можно подвести промежуточные итоги.

— В жизни были разные периоды: переживания неуверенности в себе, трудности в личной жизни, пауза в творчестве. Но для чего-то эти испытания нам даны. И если мы их преодолеваем, получаем удовольствие. Никогда нельзя останавливаться в развитии, работе. Правду говорят, что мир изменить невозможно, надо менять свое отношение к нему. В тот момент, когда осознание этого вошло в мою душу, трудности стали легче преодолеваться. Появились достижения, которые я воспринимаю как победы моего внутреннего труда над собой. Рада, что у меня получается что-то изменить в себе, и, кажется, в лучшую сторону.

stepuro@sb.by
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости