Минск
+14 oC
USD: 2.05
EUR: 2.26

Химия и экология: сосуществование или противоборство?

Лебеди на биологических «картах»

Проверив слух о «грязных по экологии городах» Полоцке и Новополоцке, подытожу: с большим удовольствием согласилась бы там жить

На российском интернет-путеводителе читаю: «Есть ряд районов в Беларуси, где расположены промышленные предприятия, загрязняющие воздух и почвы. В Новополоцке производится больше всего нефтепродуктов в стране. Данный факт не мог не повлиять на экологическую ситуацию». И далее, из-за большого количества промышленных выбросов в атмосферу на первом месте, обгоняя «самые грязные белорусские города» — Мозырь, Минск, Солигорск и Гомель, пальму первенства держит опять же Новополоцк. И, конечно, масса комментариев, типа «что же это творится», «предприятия оставляют миллионы тонн мусора», «грязная вода течет в реки»… Только срочно выехав в Полоцк и Новополоцк, исследовав все за и против, убеждаюсь на сто процентов: клевета и ничего больше! 


Сначала немного официальной информации. По данным Минприроды и Белстата, в 2018 году качество атмосферного воздуха проверяли выборочно в 9 городах с крупными предприятиями, определяли уровень загрязнения по нескольким пробам: на твердые частицы (ТД), диоксид азота (NO2), оксид углерода (CO), диоксид серы(SO2) и приземный озон (O3). По четырем показателям Полоцк и Новополоцк даже не вошли в тройку «лидеров», по SO2 данные есть только по Новополоцку, Полоцку и Минску. По уровню концентрации диоксида серы они стоят в таком же порядке. 

ОАО «Нафтан» и завод «Полимир» — два гиганта нефтехимии, расположенные в Полоцком районе, 11 лет назад объединились. На них и катят бочки российские СМИ и некомпетентные обыватели: мол, из-за этих химиков Новополоцк в числе самых загрязненных городов. 

Любая отрасль вносит свою лепту в экологическую обстановку регионов. Конечно, нефтехимическая имеет особенное свойство. Производство дает либо синтезирует искусственные вещества, а они не перерабатываются естественным путем. Зато у них есть способность накапливаться, а значит, нужна их утилизация или промпереработка. И чтобы выяснить, как решают такие проблемы на местах, пришлось проникнуть на территорию «Нафтана» и «Полимира». Кратко напомню: первый завод выпускает нефтепродукты (бензин, масла и дизельное топливо), второй — полиэтилен, акриловое волокно и другую продукцию. Поэтому на каждом предприятии созданы службы экологического контроля, призванные сократить это негативное влияние.

Исполняющий обязанности заместителя главного инженера по охране природы и рациональному использованию природных ресурсов ОАО «Нафтан» Игорь ЛАПКОВСКИЙ, ведущий специалист производства № 7 Андрей ГЕРАСИМОВ, инженер отдела ОП и РИПР Елена ГОЛУБ и заместитель начальника производства № 7 Андрей ПРОТАС.

Исполняющий обязанности заместителя главного инженера по охране природы и рациональному использованию природных ресурсов ОАО «Нафтан» Игорь Лапковский уверяет: воздух, вода и отходы — самые значимые экологические аспекты предприятия. Загрязняющих веществ выбрасывается много, а от завода до Новополоцка 3—4 километра. Поэтому весь производственный персонал нацелен на то, чтобы не навредить городу.

ВОЗДУХ

Важную роль в производственной цепи имеют газоочистные установки, среди них — установка получения серной кислоты, предназначенная для утилизации образующегося на предприятии сероводорода. Ее негласно называют «легкими» города и завода. Начальник установки Сергей Андрученок поясняет: сейчас ремонтируют второй блок второй очереди. Всего их две, за час в топках каждой может утилизироваться по 2 тысячи кубометров сероводорода, из которого затем производится серная кислота. Проектная мощность одной очереди — 70 тысяч тонн кислоты в год. После выработки ее отгружают потребителям, а те используют в металлургии для производства минеральных удобрений, искусственного волокна, анилиновых красителей, капролактама, двуокиси титана, этилового спирта и еще целого ряда другой продукции. Один из потребителей — ОАО «Беларуськалий». 

Основные стационарные источники выбросов загрязняющих веществ — трубы технологических печей, резервуарные парки для хранения нефтепродуктов, аппаратные дворы, железнодорожные эстакады слива-налива нефтепродуктов и открытые поверхности очистных сооружений сточных вод. Всего 800 источников. Учитывая специфику предприятия, испарения в основном от нефтепродуктов. Это те же углеводороды, диоксид серы и окислы азота. За прошлый год завод выбросил в воздух 41 400 тонн загрязняющих веществ. Но, по словам Игоря Лапковского, это меньше половины от объема, установленного для «Нафтана» комплексным природоохранным разрешением. У каждого объекта и источника выбросов свои нормы, соблюдение которых отслеживают не только производственники, но и лаборатории Минприроды. Для уменьшения выбросов в парке хранения нефтепродуктов установили понтоны и плавающие крыши, они уменьшают объем газовоздушной смеси и снижают испарение. В сравнении с 2008 годом количество выбросов сократилось на 16 процентов.

Строительство установки «Клаус» по производству серы.

Обратила внимание на высокий факел, напоминающий олимпийский огонь. Горит постоянно, так сжигается часть сероводорода. Ему в помощь придет установка «Клаус», где из сероводорода будут получать серу. Ее используют для получения кислоты, борьбы с болезнями сельхозкультур, в производстве резины, красителей, светящихся составов, охотничьего пороха и спичек. Объект разделен на две очереди, каждая из которой должна перерабатывать по 3 тысячи кубов сероводорода в час. «Клаус» планируют сдать в эксплуатацию в 2020 году. Это должно уменьшить выброс диоксида серы в воздух в год на 10 тысяч тонн, что хорошо и для города, и для региона.

ВОДА

На технологические нужды предприятие берет воду из реки Западная Двина. Кроме того, ее используют в системе противопожарного водоснабжения и для системы охлаждения оборудования. Ведущий специалист Андрей Герасимов и заместитель начальника производства №7 Андрей Протас проводят по территории водоблоков. Всего их 7, включая локальные на технологических установках. Меня смутило, что воду из реки откачивают постоянно и немало. Пояснили, системы охлаждения оборудования замкнутые, а вода является оборотной и используется многократно. После прохождения теплообменного оборудования она нагревается, унося с собой избыточное тепло, и возвращается обратно на водоблок для охлаждения. Попавшие в нее частицы нефти проходят через автоматическую систему улавливания и направляются на очистные сооружения, где нефть после многоэтапного отстаивания идет на повторную переработку. Далее вода охлаждается в специальных сооружениях — градирнях — и направляется обратно на технологические установки. Но из-за испарения и различных потерь оборотной воды нужна подпитка, в год примерно 7 миллионов кубометров. Поэтому река постоянно отдает свои ресурсы. При помощи специальных оросителей и уловителей стараются минимизировать потерю воды, чтобы меньше брать из реки. Но меня волновало одно: так или иначе, но возможности Двины небезграничны. Что она получает взамен? 

— Конечно, мы не можем бесконечно качать воду из реки, — говорит Андрей Герасимов. — Есть запасной вариант — очищенные стоки после очистных сооружений. Если представить себе баланс водопотребления «Нафтана», то 95 процентов — это оборотная вода, 3 — подпитка из реки и 2 — подпитка очищенными стоками. 

Я побывала на очистных сооружениях «Нафтана» и «Полимира». У первого они расположены на площади в 104 гектара, где стоки проходят сначала механическую, физико-химическую, а затем и биохимическую очистку. В среднем в час — тысяча кубометров, в год — 12 миллионов. Увидела своими глазами, какие стоки поступают на очистку на первом этапе и как выглядит вода, которая попадает в Двину. 

Место отбора проб и сброса сточных вод с очистных сооружений в Западную Двину.

Говорят, природа чутко откликается на изменения экологической обстановки, и лебеди не садятся на грязную воду. А в биологических прудах, так называемых «картах», плавали целыми семьями десятки лебедей и уток. Вода во время окончательной очистки проходит все 7 прудов за 15 дней. Что касается контроля, то пробы, а это десятки показателей, дополнительно берут в Двине выше и ниже слива сточных вод. 

Кроме стоков с предприятия, «Нафтан» очищает почти половину бытовых и промышленных стоков Новополоцка, «Полимир» — большую часть Новополоцка и все промбытовые стоки Полоцка. Если говорить проще, то все, что попадает в систему водоотведения с квартир, домов, магазинов, больниц и всех предприятий Полоцка и Новополоцка. 

— Из всех поступающих стоков на наши очистные сооружения 35 процентов — из Полоцка, около 25 — из Новополоцка и примерно 40 — стоки завода, — говорит заместитель главного инженера по охране природы и рациональному использованию природных ресурсов «Полимира» Василий Буровцев. — В день перерабатываем около 45 тысяч кубометров. Очистные сооружения загружены на 35—45 процентов от проектной мощности. Среднесуточный объем стоков, поступивших в 2018 году на очистные сооружения, — 42 601 тысяча метров кубических в сутки. После прохождения полной биологической очистки они сбрасываются в Западную Двину. При развитии инфраструктуры и расширении границ Полоцка и Новополоцка наши очистные сооружения готовы увеличить объем принимаемых стоков до 130 тысяч метров кубических. Во время масштабной реконструкции построены сооружения для чистки биологических прудов от донного осадка, отремонтированы и реконструированы гидротехнические сооружения, заменено морально устаревшее и физически изношенное оборудование. Санитарная лаборатория «Полимира» ведет круглосуточный контроль качества всех сточных вод, поступающих на очистные сооружения, а также периодический контроль сбрасываемых очищенных сточных вод в реку. 

Иловые «карты» (площадки) для обезвоживания донного осадка на заводе «Полимир».
 
Двина, как известно, трансграничная, протекает по Латвии и России. А там свои не менее строгие экологи. По словам Андрея Протаса, вода из бытовых стоков со всей химией, которую мы используем, даже на выходе грязнее заводской. Нефть отделить от нее гораздо проще, чем стиральный порошок. Здесь нужны специальные ультрафиолетовые установки, чтобы убить «биологию» или определенный вид микроорганизмов, и кислород для обезоруживания цианида. Так что вина за нарушение экологии лежит не на одних заводах и фабриках, своими повседневными потребностями и мы, даже не задумываясь, наносим не меньший урон. Только другими дозами. 

ОТХОДЫ

На обоих предприятиях, а им уже более 50 лет, постоянно проводится реконструкция. Куда девать элементы конструкции стен, балок, фундамента, арматуру и тонны строительного мусора? В интернете заводы часто упрекают в захламлении природы отходами. В 2019 году «Нафтан» захоронил на собственном «отвале» и городском полигоне лишь 15 процентов отходов, остальное перерабатывается на месте или направляется на повторное использование. Побывала на площадке переработки лома, где работали техника и люди. Экскаватор насыпал ковшом, как в мясорубку, куски и обломки железобетона и асфальта, а мощная дробилка «пережевывала» их на мелкие фракции и арматуру. Вторая машина их сортировала. При грамотной утилизации и переработке получают вторичные материалы (щебень и асфальтную крошку), ими на заводах подсыпают подъездные дороги и площадки, арматуру сдают на металлолом.

Площадка переработки лома и строительного мусора.

Игорь Игоревич резюмирует: нельзя утверждать и верить, что на предприятиях что-то пущено на самотек. Все строго контролируется, начиная от выбросов и заканчивая отходами. Люди ежедневно работают на общий результат, есть единая отлаженная система, действующая не первый год. У Минприроды нет претензий, штрафов не было, а это немаловажно. 

Более 30 лет с ОАО «Нафтан» сотрудничает инженерно-экологический центр «БЕЛИН­ЭКОМП» — одно из ведущих предприятий Беларуси, оказывающих инжиниринговые услуги в области охраны окружающей среды, промышленной безопасности и охраны труда. Сам центр расположен в Новополоцке, филиал — в Могилеве. Постановлениями Совмина в 2014 и 2017 годах компания признана лауреатом премии Правительства Республики Беларусь за достижения в области качества. В 2015 году Минприроды наградил директора центра Бориса Иофика нагрудным знаком «Почетный эколог». За весомый вклад в дело охраны окружающей среды и обеспечение рационального использования природных ресурсов ЗАО «Инженерно-экологический центр «БЕЛИНЭКОМП» неоднократно отмечен государственными природоохранными органами страны. И с позиции профессионала Борис Шлемович заявляет:
Директор инженерно-
экологического центра
«БЕЛИН­ЭКОМП»
Борис ИОФИК.


— Новополоцк в плане экологической безопасности, даже имея такие крупные предприятия, — самый экологически организованный город в Беларуси. Такой организации и ответственности на предприятиях, начиная от работников природоохранных служб и заканчивая руководителями, нет нигде. Иметь такие заводы и на протяжении многих лет поддерживать экологически безо­пасное состояние в городе — большая заслуга. Да, это не конфетная фабрика, еще многое нужно сделать. Но без промышленности в век прогресса не обойдемся, это наша экономика, наше развитие… Воздухоохранной деятельностью мы занимаемся свыше 30 лет, у нас одна из самых крупных химико-аналитических лабораторий, аккредитованная более чем на 300 показателей. Работаем по всей стране и имеем большой практический опыт в Российской Федерации. Конечно, заводы — источник значительной экологической нагрузки на атмосферу. Но мы совместно с предприятиями-партнерами делаем все возможное, чтобы качество атмосферного воздуха в Новополоцке сохранялось в пределах установленных санитарно-гигиенических норм. Нужно стремиться к тому, чтобы современные технологии, применяемые на предприятиях, соответствовали еще и наилучшим экологическим показателям. И наши совместные усилия приносят позитивные плоды.

Исходя из опыта работы со многими предприятиями республики, хотелось бы видеть не формальный подход к вопросам экологии, а конкретные перспективные решения. Есть такое понятие, как «точка невозврата». Мы не настолько богаты, чтобы потом реанимировать утраченное. И крайне необходимо не доходить до острых экологических ситуаций, а вникать, думать и делать все возможное заранее.

Нужно понимать, воздух загрязняется не только дымящимися трубами заводов, но и автомобильными двигателями, в результате сгорания угля, в процессе строительства, производства цемента, керамики, кирпича… Вносит свою лепту эрозия дорожного покрытия. В целом выбросы автотранспорта более токсичны, чем от стационарных источников предприятий.
Начальник Новополоцкой
горрайинспекции природных ресурсов
и охраны окружающей среды
Владимир КУКСЕНОК.


Новополоцк, кстати, по выбросам загрязняющих веществ от передвижных источников (автомобилей) далеко не на первом месте в стране. Не улучшают качество атмосферы машинные стоянки во дворах, «лежачие полицейские», ограничения скорости движения, установка светофоров. Почему? Больше газуют водители. Но об этом мы почему-то не задумываемся, покупая каждому члену семьи по

машине. Поэтому, как считает начальник Новополоцкой горрайинспекции природных ресурсов и охраны окружающей среды Владимир Куксенок, развивающееся велосипедное движение — важное и перспективное. Но проблему современных городов он видит и в обращении с твердыми коммунальными отходами. Полигоны бытового мусора небезграничны. В Новополоцке, например, выстроена четкая схема: раздельный сбор, сортировка на биомехзаводе бытовых вторресурсов и захоронение на полигоне. 

РЕЗЮМЕ

Вот тут, оставляя все формальности, скажу о своих впечатлениях и о заводах, и о «грязном» Новополоцке. Мне доводилось не раз бывать на территориях других крупных предприятий. И мое прежнее представление о том, «что там, за высокими стенами», на этот раз кардинально изменилось. Не думаю, что газонокосилки и поливочные машины вывели именно по случаю приезда журналиста. Любая работа видна в системе, начиная от разбросанных бумажек или набитых битком урн. Площадки с контейнерами для раздельного сбора мусора на химпредприятиях не завалены содержимым. Идеальная чистота, а разве это не первый пункт в экологии? Маленький, но значимый. При том, что территория предприятий, судя по планам, огромнейшая. Вместится два Новополоцка со своим стотысячным населением. 

Главный эколог Полоцкого района Владимир Куксенок показывает мне во дворах жилого сектора контейнеры заглубленного типа. Никогда такие не видела. Ради любопытства подошла и открыла крышку, заглянув внутрь. Мешок с отходами весит примерно 2,5 тонны, специализированная машина его опустошает и устанавливает обратно. Рядом стоят контейнеры для сбора вторичных ресурсов — пластика и стекла, чуть дальше — площадка для крупногабаритных отходов. Везде чистота. Дворник пришел, подмел и ушел. И люди приучены к порядку. Со стороны наблюдала, как женщина выбрасывала мусор, отправляя пластиковую бутылку в отдельный контейнер. Есть такие, кто усомнится, что очень многое зависит от нас самих? Такие комплексы применяются пока только в Новополоцке. На местном биомехзаводе вторичных ресурсов перерабатывают пластик и делают из него тротуарную плитку. Ей же выложены площадки под контейнеры. Неоспоримо, для любого человека важно то, каким мы воздухом дышим, какую воду используем и куда деваются отходы нашей жизнедеятельности. Хотя насчет третьего вопрос спорный. Настолько ли важно и для кого? А что касается «самых грязных городов», куда я ездила, подытожу: с большим удовольствием согласилась бы там жить. 

chasovitina@sb.by

Фото автора.

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
4.67
Загрузка...