Латвиец и латыш. Найдите 50 отличий

По данным правозащитных организаций, столько насчитывается различий в правах «граждан» и «неграждан»
По данным правозащитных организаций, столько насчитывается различий в правах «граждан» и «неграждан»

Недавно группа белорусских журналистов по приглашению депутатов латвийского сейма посетила Ригу. Любопытный штрих. На обеде в ресторане «Лидо» по левую руку от меня сидел председатель комиссии сейма по иностранным делам Александр Кирштейнс. По правую – его вечный оппонент и ярый защитник ущемленного в правах русскоязычного населения депутат сейма Яков Плинер. А напротив – руководитель группы по парламентскому сотрудничеству с Беларусью Александр Голубов. Формат этой встречи вызвал у латвийских журналистов неподдельное изумление. Как сказал мне коллега из «Диены»: «И как вам удалось свести всех этих людей вместе!..»

Такие разные и часто непримиримые политики на самом деле едины в одном – желании развивать и укреплять белорусско–латвийские связи. Забавно было, конечно, наблюдать, как, сидя за одним столом, Яков Плинер явно игнорирует Александра Кирштейнcа и наоборот. Пока подавали закуски, нам еще удавалось интервьюировать каждого из них по отдельности. Но под горячее наши собеседники уж рвались в «контрвью», над столом гремел политический гром и скрещивались молнии слов типа «нацики» и «оккупанты». Что ж, такова политическая жизнь в Латвии – общество политизировано, вплоть до того, что некоторые аналитики говорят о двухобщинном государстве, отсюда и споры о языке, реформе школы, столкновения на улицах Риги советских ветеранов и латвийских ветеранов «Ваффен СС» и многие другие проявления «латвийской специфики». Все происходящее здесь вполне вписывается в классическую формулу, гласящую, что, увы, не бывает вечных друзей, но всегда есть вечные интересы. Вот таким интересом для Латвии была и остается Беларусь.

Скажем, самая успешно развивающаяся и самая европеизированная сфера латвийской экономики – банковский бизнес. В учредителях – сплошь немцы да шведы. Вице–президент «Rietumu Banka» Александр Калиновский прогнозирует, что «банковский интерес к рынку Беларуси будет расти». Эта структура уже финансирует ряд успешных проектов в нашей стране, и «соотношение риска и доходов по кредитованию в Беларуси в пользу того, чтобы заниматься этим направлением».

Пример новых возможностей, открывающихся для белорусской промышленности на евросоюзовском рынке, – сборочное производство МАЗов в Риге. Мы получаем дополнительные рынки сбыта, латыши – новые рабочие места.

Делегацию минских журналистов также с радостью встречали в самой незамерзающей в прямом и переносном смысле точке взаимных деловых интересов – порту Вентспилса. Тут ставки белорусско–латвийского сотрудничества еще выше: речь о целой отрасли, которая с уходом россиян в собственные порты все больше и больше зависит от белорусских грузовладельцев.

...Улицы Риги в те дни засыпал небывалый снегопад, и Даугава была скована панцирем льда. Но в диалоге происходило осознание известной в общем–то истины: так же, как эта мощная река, связывающая наши страны, не может внезапно поменять свое течение, так невозможно повернуть вспять многовековые соседские отношения.

Полет пчелы

«Пчелы» – так образно называют блок левых партий «За права человека в единой Латвии» (ЗаПЧЕЛ), имеющих свою фракцию в сейме, – и взялись за организацию данного медийного проекта, потому что прекрасно осознают необходимость честного и открытого диалога. Ведь отношения между Латвией и Беларусью в последние годы оказались сильно зомбированы. Вступление нашей соседки в Евросоюз привело политическую элиту этой страны в такую эйфорию, будто Балтийское море ей по колено. Рига вдруг заговорила жестким языком заявлений, причем в очень плохом переводе с английского. Латвийский министр иностранных дел г–н Пабрикс, выходец из правой «Народной партии», чаще использовал дипломатическую сцену в качестве собственного партийного рупора, нежели для установления взаимовыгодных отношений. Дело дошло до того, что представители транзитного бизнеса публично, через прессу, дали «учителям демократии» однозначный совет: задача дипломатов не ломать, а налаживать связи с соседями. А уже во время встреч с нами многие латвийские бизнесмены и политики откровенно говорили: разве может Латвия, сама недавно вступившая на демократический путь развития, браться кого–то учить? Дай Бог со своими проблемами разобраться...

Нам не надо противопоставлять себя друг другу. Куда разумнее, сравнив пути, которыми идут две страны, дополнить наши общие возможности в единой Европе. Эту задачу прекрасно осознают и в Риге, насколько я могла судить, пообщавшись с людьми, осуществляющими внешнюю политику страны: председателем комиссии сейма по международным делам Александром Кирштейнсом и дипломатом, отвечающим за двусторонние связи, директором мидовского департамента Рихардом Муциншем.

Конечно, надо реально смотреть на вещи и понимать, что вступлением Латвии в Евросоюз эти люди озвучивают сегодня «общую евросоюзовскую политику» по отношению к нашей стране и, даже понимая несомненный соседский интерес друг к другу, тщательно фильтруют свои речи.

«С вступлением в Евросоюз роль Беларуси для нас увеличивается, – излагал мне свою точку зрения господин Кирштейнс. – Независимо от политической ситуации мы очень связаны с вами как с государством, через которое проходят транзитные пути и которому мы заинтересованы оказывать услуги. Нас еще связывает и единое экологическое пространство, объединяет одна река. По моим сведениям, Евросоюз, проводя сегодня новую соседскую политику, готов вкладывать немалые деньги в совместные с Беларусью экологические проекты, в частности по улучшению структуры очистных сооружений. Чтобы эти деньги освоить, нужно поднять сотрудничество на новый уровень».

Кстати, даже беседуя с таким ярко выраженным правым политиком, как Александр Кирштейнс, сравнительно легко удалось воздержаться от неизбежных в таких случаях политических ярлыков. «Мне трудно убедить своих избирателей в том, что Беларусь – демократическая страна...» – начал было мой собеседник. «А неужели вы думаете, что ваших избирателей волнует именно это, а не жилье, мосты, безработица... Какие наказы вы получили от горожан на выборах в рижскую Думу?» – спросила я. И г–н Кирштейнс, стоило ему отвлечься от брюссельских штампов, позволил себе искренность, которая никогда не прошла бы в отфильтрованных и написанных под копирку речах официальной Риги. Так, рассказывая мне о нуждах простых людей, своих избирателей, он говорил, что в Риге остро не хватает новых дорог, мостов. А еще – цитирую – надо «быстро выстроить 5 – 6 тысяч квартир, чтоб у нас 18 тысяч малоимущих могли получить одно– или двухкомнатную квартиру. Как в Беларуси...»

Вот эта оговорка «как в Беларуси» достаточно красноречива. Видят и знают соседи многое о нашей социальной политике и даже готовы кое–что позаимствовать. Но политический вектор вынуждает гнуть совсем другую линию. «Когда я посетил белорусскую выставку, организованную вашим посольством, меня поругали за это в СМИ, – откровенно признался председатель комиссии по международным делам. – Мы не можем проводить политику, отличную от евросоюзовской».

Откровенность за откровенность: в чем тогда заключается латвийская независимость, если вы не смеете отстаивать перед Брюсселем выгодные для себя отношения? Весьма крупный латвийский бизнесмен сказал мне буквально следующее: «Один из наших министров, встречаясь с американским конгрессменом и желая ему понравиться, произносит такую несуразицу, которая может нарушить все наши отношения с Беларусью. Когда политики делают отношения между нашими государствами хуже, нам, всем тем, кто зависит от белорусского и российского бизнеса, молчать не надо. Свой выбор Беларусь сделала, она не пережила шока, как соседи. И идет своим путем. Ничего не надо ломать. В перспективе все будет нормально». Вот такая цитата, зафиксированная на моем диктофоне.

Дипломат Рихард Муцинш, которому я все это рассказала, ответил, как мне показалось, с оправдывающимися нотками: «Мы смотрим на Беларусь как на партнера. И думаю, что мы, как партнеры, можем позволить себе покритиковать друг друга». С этой мыслью трудно не согласиться, но при одном уточнении: дружеская критика должна звучать за столом переговоров, а не на оппозиционных сходках с участием американских сенаторов. «Вы можете быть уверены, что Латвия – союзник белорусской государственности», – резюмировал нашу дискуссию г–н Муцинш.

После этих утонченных бесед я отправилась слушать настроение рижских улиц...

Дама с собачкой

На самом деле невозможно рассказывать о жизни этой страны, ориентируясь только на политические высказывания. Политики приходят и уходят, за 13 лет независимости в Латвии сменилось 12 кабинетов министров, за это время все вывески в Риге успели переписать исключительно на латышский, однако все таксисты по–прежнему говорят на русском.

Старая Рига, на улочках которой снимались берлинские сцены фильма «Семнадцать мгновений весны», всегда была для нас «кусочком Европы», и так ее воспринимали все бывшие советские граждане. Но вот парадокс: когда Латвия вошла в Евросоюз, ей пришлось держать экзамен на европейскость. И теперь эта страна лихорадочно подгоняет себя под евростандарты. Начиная с законов. Как рассказал мне шеф–редактор «Коммерсант Baltic» Юрий Алексеев, их перед вступлением в ЕС принимали по три в день, депутаты едва поспевали поднимать руки. В итоге – 120 кг бумаги, бизнесмены просто хватаются за голову. Зато теперь на толковании законов неплохо зарабатывают юристы и консультанты.

Но вернемся к старой Риге. Она первой сдала экзамен на европейский стандарт – по количеству пятизвездных отелей, фешенебельных бутиков и первоклассных ресторанов на квадратный метр. Все продумано до мельчайших деталей. Каменная фигура собаки на фронтоне отреставрированного старинного здания в лучах подсветки выглядит как живая. И наоборот, случайно забредшая на вечернюю прогулку дама с собачкой на поводке показалась мне неестественной в этом туристическом Эльдорадо. Подумалось: а не является ли и она «деталью интерьера»? Или не иначе сама Вайра Вике–Фрейберга дышит вечерним воздухом...

Такие подозрения возникли не случайно. Накануне таксист высадил меня у шлагбаума, отделявшего старый город от остальной его части, со словами, что уже год не бывал в центре Риги. Как?! «Въезд в старый город сделали платным, а лицензия для таксистов стоит полторы тысячи долларов. Неподъемная сумма», – объяснил мне водитель.

Вот так же неподъемны для латышей со столатовыми пенсиями и двухсотлатовыми зарплатами все эти бутики, отели и рестораны, построенные исключительно для западного туриста. Кстати, я как раз за то, чтобы точно такие же бутики, отели и рестораны появились и в Минске. Но с одним непременным условием: мы при этом должны понимать – подобные блага, если они создавались не веками, а в одночасье, предназначены для совершенно определенной касты людей. Деление на касты неизбежно в обществе, на верхних этажах которого – банкиры, владельцы транзитного бизнеса и сети супермаркетов «Максима», а внизу социальной лестницы – безработные из Даугавпилсского района, зарабатывающие на жизнь перепродажей белорусского бензина. Безработица в Латвии только по официальным данным составляет 8,5 процента, в реальности же – гораздо выше. В Латгалии, где компактно проживают этнические белорусы, треть всего населения – безработные. Откуда же тот потребительский бум, который виден в Латвии невооруженным глазом? Кредит оформляется за 10 минут на любой товар – от стиральной машины до квартиры. По количеству супермаркетов Латвия точно впереди планеты всей. Самый крупный из них, разместившийся в бывших корпусах знаменитого завода «ВЭФ» в Риге, может служить символом новой эпохи. «Латвия села на кредитную иглу», – рассказывал нам эксперт «Rietumu Banka» Сергей Гродников. Когда в страну пришли западные банки, они стали охотно кредитовать под залог недвижимости. За последние 8 лет цены на квартиры выросли в 7 – 8 раз. «Большинство людей, – рассказывает Сергей, – руководствуются принципом «жить надо сегодня». Если есть работа – берут в кредит, в лизинг... Долги накапливаются. В старой Европе каждая семья помнит, когда было плохо, и рассчитывает. У нас люди не хотят думать, что будет завтра».

Кстати, с учетом этой картины как–то легче шла дискуссия о выборе, который сделала Беларусь. Коллег интересовало, почему белорусская экономика так сильно управляется государством. Сохранение промышленных гигантов, объясняла я журналистам из «Диены», не самоцель, а лишь средство для еще более важной цели – обеспечения всех граждан работой. «Вы внедряете евростандарты, мы – социальные стандарты». Каждый при этом идет своим путем, успешность и эффективность которого рассудит история. Старуха процентщица Политика в Латвии очень напоминает старуху процентщицу из «Преступления и наказания». По сути, вся страна стала заложницей постыдного процентного деления на «граждан» и «неграждан» – а таковых здесь четверть населения. Увы, из 90 тысяч белорусов, которые живут в Латвии, 62 тысячи человек также имеют статус неграждан. По данным правозащитных организаций, насчитывается до 50 различий в правах неграждан и получивших гражданство. Вплоть до того, что негражданин не имеет права на ту или иную профессию. Удивительно, почему европейцы, так восхищающиеся гуманизмом Достоевского, в упор не видят латвийских раскольниковых, строящих свою политику на той самой «слезинке ребенка», через которую никогда, ни при каких обстоятельствах человек не должен переступать? Более того, цинично используют соседние с нами страны как плацдарм для «продвижения демократии». Но вот что интересно. Тема добрососедских отношений, достаточно громко звучавшая в программе латвийских левых политиков, в последнее время зазвучала громче и в речах правых. Именно их политика привела к тому, что четверть населения страны имеет унизительный статус неграждан. Но одно дело – сейм, фактически копирующий европейское законодательство, и совсем иное – местное самоуправление, где нужно решать конкретные нужды конкретных людей. На националистической риторике тут далеко не уедешь. Нужны рабочие места, социальные программы, экологические и образовательные проекты. И вот тут–то, оказывается, опыт Беларуси важен и полезен.

Председатель совета акционерного общества в Вентспилсе Николай Баштовой сказал нам на прощание: «Самое главное, чтобы белорусский капитал присутствовал в порту Вентспилса. Это объединяющий фактор на дальнейшем пути сотрудничества». Над этими словами стоит не только подумать, но и предложить партнерам программу действий.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?