«Ласточки» улетели в районы. Где им обрезали крылья

ИХ СРАВНИВАЛИ с ласточками, приносящими на землю весну. Они — это выпускники Белорусского государственного аграрного технического университета 2003—2004 годов, которым сразу же после окончания вуза предложили стать руководителями хозяйств. Таким был совместный проект Минского облисполкома и университета. А вспомнили мы о нем потому, что сегодня эта идея опять витает в воздухе. Уже и другие вузы подумывают о том, чтобы выпускать руководителей сельхозпредприятий, которых, заметим, так не хватает нашему агропромышленному комплексу. А как сложилась судьба тех выпускников БГАТУ, кого назначили руководителями? Мы отыскали одного из них. Это Денис ЗАХАРЧУК, директор ОАО «Каганец» Столбцовского района.

Чему учит не совсем удачный эксперимент БГАТУ и Минского облисполкома?

ИХ СРАВНИВАЛИ с ласточками, приносящими на землю весну. Они — это выпускники Белорусского государственного аграрного технического университета 2003—2004 годов, которым сразу же после окончания вуза предложили стать руководителями хозяйств. Таким был совместный проект Минского облисполкома и университета. А вспомнили мы о нем потому, что сегодня эта идея опять витает в воздухе. Уже и другие вузы подумывают о том, чтобы выпускать руководителей сельхозпредприятий, которых, заметим, так не хватает нашему агропромышленному комплексу. А как сложилась судьба тех выпускников БГАТУ, кого назначили руководителями? Мы отыскали одного из них. Это Денис ЗАХАРЧУК, директор ОАО «Каганец» Столбцовского района.

— Денис Сергеевич, как вы, горожанин, оказались в числе студентов БГАТУ?

— Я родился и вырос в Клецке, часто бывал у родственников в деревне, полюбил ее. А еще мне нравились машины. Так я стал студентом Белорусского государственного аграрного технического университета, который закончил в 2004 году по специальности «инженер-механик».

На пятом курсе параллельно поступил на факультет предпринимательства и управления этого же вуза и закончил его спустя три года. Тогда же, будучи пятикурсником, отучился на полугодичных курсах по подготовке резерва руководящих кадров для АПК.

— И вас сразу направили на должность руководителя хозяйства?

— Распределили меня в Березинский район. Руководителей там на то время как бы хватало, поэтому с июля по декабрь 2004 года работал главным инженером СПК «Местино». Позже был назначен исполняющим обязанности руководителя этого хозяйства, а спустя какое-то время на собрании коллектива избран председателем. В должности руководителя проработал там около двух лет.

В ОАО «Каганец» на должность директора пришел около пяти лет назад. Так сложились семейные обстоятельства.

— Значит, вы были в числе первых выпускников вашего университета, которых по согласованию со столичным облисполкомом направили руководителями хозяйств?

— В университете нас называли «вторыми ласточками». Первых в количестве пяти человек выпустили годом раньше, и они были направлены в Логойский район. У нас группа побольше, около 20 человек, я был старостой.

— И как сложилась судьба ваших однокурсников, которых прочили в руководители? Вы с кем-нибудь из них встречались?

— Встречался, но не со всеми. Знаю, что почти никто из них, по крайней мере из направленных в Березинский район, руководителями хозяйств сегодня не работают. Иные вообще ушли из отрасли. Не осталось руководителей из выпускников нашего вуза и на Логойщине.

 — Как вы думаете, почему они не справились с ролью руководителей? Может, вас не тому учили на курсах?

— Причины у каждого свои, индивидуальные. Ни одна книга вас не научит, как стать успешным руководителем. Надо знать и менталитет людей, их обычаи, привычки, вероисповедание — словом, много такого, чему не научат ни на одних курсах.

Работа в сельском хозяйстве тяжелая, я это познал с детства. Иные же мои однокашники к трудностям не привыкли. Им казалось, что руководить хозяйством — это ездить с утра до вечера по деревне на «уазике» да отдавать подчиненным распоряжения. А здесь надо, не считаясь со временем, отдаваться работе самому. Знать, что и где происходит, что надо потребовать от работника, как проконтролировать исполнение поставленной задачи. Словом, быть одним «большим компьютером». Но прежде всего хорошо знать людей, с которыми работаешь.

Этому и многому другому в человеческих отношениях, в выстраивании линии поведения меня научил преподаватель курсов психолог Виктор Павлович Логвинов. Я ему до сих пор за это очень признателен. Сегодня на все сто процентов уверен, что при подготовке руководящих кадров именно психология должна быть профилирующим предметом, ведь руководитель и сам в первую очередь психолог, а уже потом организатор и администратор.

— Как вы считаете, вузовское образование отстает от практики?

— В чем-то, безусловно, да. Я это вижу по тем молодым специалистам, которые приходят к нам на работу. Они «плывут» по большинству вопросов, боятся самостоятельно принять решение. Привыкли, чтобы за них решал кто-то другой.

Многие из них, будучи студентами, не очень-то стремятся «грызть гранит науки». А после приходят на работу в хозяйство и становятся... статистами. Надо, предположим, инженеру организовать замену износившейся детали — он видит только один путь: найти по каталогу и купить. Но это сегодня проще пареной репы, особенно благодаря Интернету. А почему бы, скажем, не изготовить эту деталь в собственных мастерских? Все же дешевле выйдет и на себестоимости продукции отразится. За такую инициативу и премии не жалко. Но кому ее выдавать? Все привыкли искать топор под лавкой.

— Много к вам приходит на работу выпускников учебных заведений?

— Как только появляется вакансия, так и заказываем кандидатов на ее заполнение. Средний возраст работников хозяйства — от 37 до 40 лет. Одни после обязательной отработки остаются, другие уходят. Как везде. Проблема, можно сказать, общегосударственная.

— А почему уходят?

— Людям надо давать хотя бы один выходной в неделю. Это не обязательно должно быть воскресенье. Но без выходного не обойтись.

Да, в период сева или уборочной позволить такую «роскошь», может, и нельзя. Но тогда надо предусмотреть какую-то компенсацию. Инструкции же на этот счет не дают полного толкования. В них в основном все прописано по промышленности, а для сельскохозяйственного производства — вокруг да около.

Другой причиной непопулярности у молодых специалистов работы в деревне остаются низкие заработки. У нас, кажется, и производство на неплохом счету, а вырваться вперед с заработками не получается — все съедает постоянно дорожающие ГСМ — дважды подорожали в этом году, удобрения  — с начала года подорожали на 30 процентов, другие материалы. Сельхозпроизводители же со своей продукцией по-прежнему находятся в ножницах фиксированных цен.

— Какая в вашем хозяйстве средняя заработная плата?

— По прошлому году — миллион 350 тысяч рублей. За первый квартал нынешнего — миллион 887 тысяч. В апреле вышла за два миллиона. Не густо, деньги ведь надо заработать, получить в расчете на то, что произвел.

По приросту молока за прошлый год мы — девятые в республике, в расчете на корову надоили 5976 килограммов. По этому же показателю по нашей группе хозяйств — лучшие в районе. Лучшая ферма — наша, лучшая доярка — тоже наша.

Еще мы масштабно занимаемся свиноводством. В основном специализируемся на производстве поросят. В прошлом году получили 4500 голов приплода. Рентабельность свинины по году составила 40 процентов.

Всего от сельхозпроизводства за 2011 год получено 3 миллиарда 800 миллионов рублей прибыли, рентабельность по конечному результату — 21,9 процента, рентабельность продаж  — 20,8 процента.

— Что главное в работе руководителя?

— Чтобы во мне не разочаровался коллектив. Пока поводов для этого не даю.

— Вы ведь продолжаете учиться, только на этот раз без отрыва от производства, в Академии управления при Президенте Республики Беларусь?

— Это учеба особого уровня. Она ценна прежде всего тем, что за партами там — опытные хозяйственники и представители вертикали со всей республики. Многому можно поучиться даже просто в общении.

— А такие курсы, какие вы закончили при университете, по-вашему, должны существовать?

— Считаю, да. Такие или несколько измененные, но должны. Ведь дефицит руководителей сельхозпредприятий — это проблема большого масштаба. Ее пока не удалось решить. Поэтому надо искать, экспериментировать и не бояться ошибиться. Все лучшее дается не сразу...

Точку ставить рано

Ректор БГАТУ Николай КАЗАРОВЕЦ

хорошо помнит тот совместный проект с Минским облисполкомом. В любом случае, говорит он, усилия не пропали, они чему-то всех научили. Хотя итог эксперимента оказался не совсем удачным: почти никто из выпускников университета, которых готовили для работы руководителями хозяйств, сегодня ими не являются.

Николай Казаровец считает, что в целом вуз подготовил ребят достойных. А вот обратная связь со временем ослабла и в конце концов сошла на нет. Когда вчерашние студенты пришли на должности руководителей, в районах каждому из них вручили ключи от новых служебных автомобилей, дали высокую по тем временам зарплату. Хозяйствам, которые возглавили «ласточки», облисполком выделил по нескольку новых тракторов. И в первый год их работы дела в хозяйствах пошли в гору.

К сожалению, со временем руководство районов, где проходил эксперимент, сменилось. У новых глав вертикали взгляд на проект оказался несколько иным. В итоге затея постепенно сошла на нет, а обласканные вниманием вчерашние студенты по разным причинам оставили руководящие должности.

— Мы и сегодня, начиная с третьего курса, продолжаем готовить студентов к работе в должности руководителей, хотя и по иной, чем прежде, методике, — заметил Николай Казаровец. — Однако многие из них так и не подымаются выше главных специалистов.

Почему? Николай Владимирович считает, что в районах недостаточно работают с молодыми специалистами. Не всем порой нравится их горячность, их максимализм. И еще. Молодых специалистов недостаточно учат современным методам хозяйствования на примере лучших предприятий АПК. А ведь это такие школы жизни, с которыми не сравнится ни один вуз.

Олег ШВЕДОВ, «БН»

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?