Народная газета

Квест до музея доведет

Национальные сокровища должны быть доступны каждому, убежден Владимир Прокопцов

Оказывается, и в XXI веке с его модными развлечениями может быть интересен классический досуг. Правда, если организовывает его опытный и креативный руководитель. В год 20-летия на посту директора Национального художественного музея Владимир Прокопцов поделился мыслями о современном искусстве, музейном квартале, инклюзиве и многом другом.


— Владимир Иванович, Национальный художественный музей не перестает удивлять инновационными проектами. То вы используете обои-телевизор, то заводите музейный чат-бот, то устраиваете квесты... Это привлекает новых посетителей?

— Ведущий музей страны должен не идти за посетителем, а опережать его на несколько шагов, чтобы в нем было интересно людям всех возрастов. Мы перекладываем то, что сегодня нравится молодежи, на художественный язык, каждую выставку дополняем музыкальными программами, интерактивами, мастер-классами. Музей сегодня приобретает поистине полифоническое звучание. Наша цель — познакомить с высоким искусством как можно большее количество людей, и не только белорусов. С вводом безвизового режима, хотя и краткосрочного, увеличилось количество иностранцев. Нам важно позиционировать Беларусь как страну, которая имеет свою историю, богатую культуру и интересна уникальными произведениями искусства.

— Вы активно работаете и с людьми с ограниченными возможностями. В музеях мира инклюзивные проекты давно не в диковинку. Но у нас они только-только начинают появляться. И Национальный художественный музей в числе первопроходцев.

— Несправедливо, когда люди, и без того обделенные судьбой, остаются без внимания, не могут посетить музей, увидеть наши национальные сокровища. К сожалению, в здании музея 1957 года постройки не предусмотрена безбарьерная среда — она будет создана в новом музейном квартале. Однако у нас много инклюзивных программ. В музее появились аудиогиды для инвалидов по зрению, в постоянной экспозиции действует проект “Искусство на кончиках пальцев” — можно прикоснуться к скульптурам и тактильным интерпретациям картин известных художников. Недавно четверо наших сотрудников съездили в Швецию, изучили опыт иностранных коллег по работе с людьми с ограниченными возможностями. Собственные знания планируем распространять на региональные музеи страны.

— Периодически Национальный художественный музей являет крупные международные проекты. Из недавних — “Золотой человек” Казахстана, сокровища Древнего Египта... Но зритель видит результат — красивый, презентационный. Вся подготовительная работа остается в тени. Чего стоит организовать такие выставки?

— На один международный проект уходит как минимум два года. На организацию уникальной выставки наших икон в музее Ватикана в 2016-м и вовсе потратили лет пять. Долго велись переговоры, я ездил на встречу с директором музея три раза. Все непросто — и делать выставки за границей, и привозить международные проекты к нам. Но это важно. Не все белорусы имеют возможность выехать за рубеж. А придя к нам в музей, они могут увидеть произведения из разных уголков мира...

— Что нужно иметь, чтобы заинтересовать в проекте другую сторону: авторитет учреждения, личные контакты, оригинальную идею?

— И первое, и второе, и третье... Безусловно, когда есть давние связи, все проходит проще, так как нам уже доверяют. А вот с новыми директорами переговоры могут и затянуться. Их в первую очередь беспокоят сохранность произведений, безопасность. Но наш музей отвечает всем этим требованиям, а в перспективе будет еще лучше.

— Не первый год ведутся разговоры о строительстве музейного квартала. Многие об этом слышали, но не все понимают, что это будет и, главное, когда.

— Музейный квартал — это ряд зданий вокруг главного корпуса музея, которые будут соединены в один комплекс с современной инфраструктурой. Кроме собственно выставочных залов с новейшими технологиями, климат-контролем, хорошим освещением, здесь предусмотрены арт-кафе, киоски по продаже сувенирной продукции. Расширение площади даст больше возможностей для экспонирования национальных коллекций. Сегодня на широкое обозрение выставлено всего 3 процента фондов — будет около десяти. Строительство музейного квартала планируется завершить через четыре года.

— Правда ли, что на базе музейного квартала будет открыт реставрационный центр?

— Сегодня у нас в музее работает 21 реставратор. Это самый большой коллектив таких специалистов в стране. Мы сейчас реставрируем любые произведения искусства — от слуцкого пояса до картины Айвазовского. В центре продолжим восстановление работ из нашей коллекции, будем оказывать услуги по реставрации произведений из других музеев страны. В регионах много ценных шедевров, требующих “лечения” у высокопрофессиональных специалистов, которых там, увы, нет. Будем проводить методические занятия, переподготовку кадров.

— В представлении многих людей музеи с трудом сводят концы с концами и финансируются исключительно государством. Зарабатывают ли они сегодня сами и зачем им нужны меценаты?


— Музей, как и любое другое учреждение культуры, не может быть на самоокупаемости, иначе будут слишком дорогие билеты, а значит, доступные далеко не каждому. Мы не можем за все брать деньги. Все-таки Национальный художественный музей — образовательное, просветительское и социально ориентированное учреждение культуры. Каждую последнюю среду месяца у нас бесплатное посещение. В этот день в музей приходят около 3 тысяч человек. От тех средств, что дает нам государство, мы отрабатываем 15—17 процентов.

У нас большое хозяйство, старая инфраструктура, требующая поддержки и ремонта. Бюджетных денег на все не хватает, поэтому очень важно содействие бизнеса. Есть меценаты, которые нам помогают, но хотелось бы, чтобы бизнес проявлял больше интереса к культурным проектам.

— Владимир Иванович, хватает ли у директора крупного музея времени на личное творчество?

— Времени, конечно, мало, но стараюсь не выпускать кисточку из рук, в свободные часы, которые случаются в основном в выходные дни, занимаюсь живописью. В этом году по случаю юбилея и 20-летия на посту директора музея собираюсь организовать персональную выставку. Скорее всего, она будет посвящена пейзажу и пройдет под названием “Моя Беларусь”. Традиционно выставка откроется в день моего рождения 8 августа в 8 утра 8 минут и 8 секунд.

— Как-то вы сказали, что можете работать по 24 часа в сутки и не устаете, потому что купаетесь в своей сфере как рыба в воде. Среди молодежи встречаете таких же влюбленных в свое дело?


— К сожалению, не так часто, как хотелось бы. Молодежь сегодня другая, более рациональная. По какому принципу жило и живет мое поколение? Думай о Родине, потом о себе. За 20 лет директорства я так и не смог написать докторскую диссертацию. И уже не напишу. На посту директора сделать это невозможно. С трудом пишу статьи, небольшие книги о наших художниках, просто не хватает на все времени, приходится решать кучу вопросов. Понимаю, что мелочей не бывает. Поэтому сам и рекламу утверждаю, и покраску стен контролирую. Можно по-разному относиться к должности директора — приходить в 9 утра, в 6 вечера уходить и напрочь забывать о работе. Но я воспитан по-другому. Прихожу в музей и в выходные, и в праздники. Мне важно знать, что здесь все в порядке.

— Как относитесь к современному искусству?

— Искусство должно быть разным. Оно может подаваться в разнообразных направлениях — реализм, экспрессионизм и так далее. Главное, чтобы оно воспитывало человека, а не наоборот. Наш музей и следует этой миссии на образцах высокого искусства как художников прошлых веков, так и современных авторов. Наличие званий не имеет значения. Во главе угла — талант. Сами приглашаем интересных авторов презентовать оригинальные проекты и эксперименты у нас в арт-кафе.

— Владимир Иванович, в начале года принято спрашивать о предстоящих планах. О чем мечтаете как художник и директор?

— Как директор мечтаю о завершении музейного квартала, который строится под патронатом Президента. Давно живу этой идеей.

Как художник хочу написать серьезную картину. Есть давняя идея написать картину-фэнтези, чтобы за одним столом сидели все директора нашего музея: Михолап, Аладова, Карачун и я. Думаю, все мои предшественники порадовались бы тому процессу, который сегодня происходит в музее. Мне как директору не стыдно, что я занимаю их кресло по наследству. Наш музей стал более продвинутым, современным, активным. Чувствую большую ответственность руководить таким значимым учреждением. Полностью отдаю себя музею, поэтому и на личное остается очень мало.

А просто как человек хочу, чтобы мои соотечественники больше гордились своим искусством. Чтобы покупали на праздники работы наших художников, а не азиатские штучки. Чтобы государство поддерживало и не обижало наших художников в широком смысле этого слова — писателей, поэтов, актеров, архитекторов... Мы должны гордиться своим, а не чужим.

mila@sb.by

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?