КВ-1, который спас Ленинград

Только в одном бою под Гатчиной танкист Андрей Усов из Дубровно уничтожил 22 танка

НАКАНУНЕ дня Победы на бывшем здании Толочинского райкома партии, где когда-то работал Андрей УСОВ, установили мемориальную доску. А в начале апреля его фамилию занесли в летопись славы города на Неве — «Золотую книгу Санкт-Петербурга». Давайте и мы вспомним об этом человеке — всего один эпизод из его боевой биографии, после которого он по праву стал называться человеком-легендой.

1984 г. Ленинградская область, Гатчины. Андрей УСОВ (слева) и Зиновий КОЛОБАНОВ на месте легендарного танкового боя после войны. Фото предоставлено администрацией Гатчины
1984 г. Ленинградская область, Гатчины. Андрей УСОВ (слева) и Зиновий КОЛОБАНОВ на месте легендарного танкового боя после войны. Фото предоставлено администрацией Гатчины

— Я хорошо знал Андрея Михайловича, — рассказывает житель Толочина Анатолий Шнейдер. — Одно время он работал в райкоме партии, а я — сначала в редакции районной газеты, потом тоже в райкоме. По работе пересекались часто. О том памятном бое он вспоминал изредка. На встречах с молодежью в основном рассказывал о войне, боевом пути. Но однажды я увидел у него ленинградский журнал, в котором подробно был описан тот самый танковый бой, за который он получил орден Ленина. Написал об этом сначала в районной и республиканской газетах. Потом решил любительской кинокамерой снять о нем фильм. Он долго не соглашался, искал причины для отговорок. Уговорил все-таки его, мол, останется память для потомков.

…В АВГУСТЕ 1941 года немецкие войска упорно рвались к Ленинграду. В тех условиях задержать их могла первая танковая дивизия генерал-майора Баранова. Двенадцатого августа она, имея на ходу около 60 танков, в том числе 4 средних Т-28 и 7 тяжелых КВ-1, перешла к обороне. В состав третьей танковой роты первого танкового батальона первого танкового полка входило пять КВ. Ротой командовал старший лейтенант Зиновий Колобанов, которого 19 августа вызвал комдив и приказал перекрыть три дороги, ведущие к Красногвардейску со стороны Луги и Кингисеппа.

1941 г. Экипажтанка КВ-1 Зиновия КОЛОБАНОВА через 4 часа после легендарного боя под Гатчиной. Фото из архива Ленинградского фронта
1941 г. Экипажтанка КВ-1 Зиновия КОЛОБАНОВА через 4 часа после легендарного боя под Гатчиной. Фото из архива Ленинградского фронта

В тот же день рота заняла указанную позицию. Перед боем в КВ-1 загрузили два боекомплекта бронебойных снарядов, а сам танк заранее упрятали в вырытый по башню капонир. На всякий случай оборудовали и запасную позицию. Тщательно замаскировали не только саму машину, но и следы от гусениц. К ночи подошло боевое охранение.

Утром 20 августа танкистов разбудил гул летевших в строну Ленинграда немецких бомбардировщиков. А через несколько часов раздались и первые выстрелы — один из экипажей вступил в бой с немецкими танками. Колобанов вызвал к себе командира боевого охранения и приказал пехотинцам открывать огонь по противнику только тогда, когда «заговорит» орудие КВ. Для себя с командиром орудия Усовым они наметили ориентиры так, чтобы головные танки противника уничтожить на перекрестке, а остальным не дать возможности свернуть с дороги.

Вскоре появились вражеские машины. Люки были открыты, часть танкистов сидела на броне. Наглые вояки еще не подозревали, что их ожидает. Но как только головная машина достигла первого ориентира, Колобанов приказал Усову открыть огонь. Первый танк загорелся с первого выстрела. Второй — со второго. Образовалась пробка. Командир приказал перенести огонь на хвост, чтобы окончательно запереть колонну. Несколькими выстрелами были уничтожены два последних танка. Остальные оказались в ловушке.

Фашисты сначала не могли определить, кто и откуда ведет огонь. А когда поняли, где засада, начали долбить по КВ-1. По воспоминаниям Андрея Усова, вражеские снаряды хотя и не пробивали его броню, но вызывали такой грохот, что казалось, будто по голове бьют кувалдой.

ЗА время боя, который продолжался около часа, по танкам и противотанковым орудиям было выпущено 98 снарядов и подбито 22 танка. Затем КВ оставил позицию, прихватив оставшихся в живых бойцов из взвода охранения.

За этот бой Андрея Усова наградили орденом Ленина. Остальные члены экипажа — командир танковой роты старший лейтенант Зиновий Колобанов и старший механик-водитель старшина Николай Никифоров — отмечены орденами Боевого Красного Знамени. Ордена Красной Звезды получили также стрелок-радист старшина Павел Кисельков и младший механик-водитель Николай Родников.

Некоторые историки полагают, что бой, который позже получил название Войсковицкий, серьезно задержал наступление противника под Ленинградом и спас город от молниеносного захвата.

Накануне Дня танкиста — 8 сентября 1983 года — на месте того танкового боя открыли мемориал. На его открытие приезжал и Андрей Усов. Позже там создали панораму танкового сражения.

ПОСЛЕ войны Андрей Михайлович вернулся в Толочин, работал секретарем райкома партии, возглавлял местную нефтебазу. Из жизни ушел в 1987 году. Но память о нем, том незабываемом бое жива по сей день.

— При подготовке к 70-летию Великой Победы неравнодушные люди решили восстановить справедливость в отношении танкового экипажа, который совершил беспримерный подвиг, — рассказала «СГ» заместитель председателя Дубровенского райисполкома Светлана Рыжанская. — Заместитель председателя Витебского областного совета ветеранов, бывший председатель Дубровенского райисполкома Михаил Лещинский несколько раз съездил в Санкт-Петербург, побывал на месте боя танкового экипажа, встречался с одним из участников того незабываемого сражения, представителями ветеранских организаций Санкт-Петербурга и области. Потом было принято решение организовать сбор подписей для занесения Андрея Усова в «Золотую Книгу Санкт-Петербурга».

В этом году и на его родине, в сквере Дубровно, рядом с Аллей героев-освободителей, будет установлен памятник.

НАША СПРАВКА

Броневой корпус КВ сваривали из катаных броневых плит толщиной 75, 40, 30 и 20 мм. Башня серийных танков выпускалась в трех вариантах: литая, сварная с прямоугольной нишей и сварная с закругленной нишей. Толщина брони у сварных башен была 75 мм, у литых – 95 мм, так как литая броня была менее прочной. В 1941 году сварные башни и бортовые бронеплиты некоторых танков дополнительно усилили: на них на болтах закрепили 25-мм броневые экраны, причем между основной броней и экраном оставался воздушный промежуток.



Танк практически не пробивался из немецких танковых пушек (например, немецкий подкалиберный снаряд 50-мм танковой пушки пробивал борт КВ с дистанции 300 м, а в лоб — только с расстояния 40 м).

На танках первых выпусков устанавливалась пушка Л-11 калибра 76,2 мм. Впоследствии ее заменили на 76-мм орудие Ф-32, а осенью 1941 года — на орудие ЗиС-5 с большей длиной ствола. Неоднократно КВ-1 выдерживали бой с несколькими десятками немецких танков.

zybulko@sb.by
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости