Курс юаня

Рост юаня — какова цена китайской национальной валюты?..

Накануне 1 октября, когда отмечается день образования КНР, мы получили от своих китайских коллег, журналистов агентства «Синьхуа», весьма интересные, на наш взгляд, статьи. Они посвящены самым обсуждаемым сегодня в мире темам — укреплению юаня, развитию среднего класса в Китае... Что думают об этом сами китайцы? Ответ компетентен и убедителен...


Рост юаня — какова цена китайской национальной валюты?


Возвращаясь из короткого путешествия в Сянган, Клэр Ху открыла бумажник и обнаружила, что она незаметно потратила половину своей месячной зарплаты, делая покупки в сянганских магазинах.


«Там можно купить множество хороших вещей — и все гораздо дешевле», — признается Клэр. Она живет в Шанхае и работает в СМИ. Ее коллеги накупили еще больше — начиная от фотоаппаратов за 2 тыс. юаней и заканчивая пачками молочного чая.


С того момента, как курс юаня по отношению к доллару стал расти, увеличивая тем самым свою покупательную способность, шоп–туры в Сянган стали традицией. Юань — китайская национальная валюта — вырос в цене на 20 процентов начиная с 2005 года, когда он был «отвязан» от доллара. Что касается сянганского доллара, то его курс, все еще привязанный к доллару, наоборот, снизился с 1,06 до 0,88 юаня.


Возросшая покупательная способность


«В связи с неуклонным ростом экономики все больше китайцев совершают поездки за границу», — говорит Грейс Пань, глава Нильсеновского исследовательского центра по туризму и досугу.


В среднем китаец тратит от 2.597 до 3.506 долларов США на заграничную поездку, при этом сумма варьируется в зависимости от пункта назначения. Об этом говорится в докладе китайского филиала Нильсеновского центра.


Помимо того что жители материковой части Китая пользуются растущим курсом юаня за границей, они еще чувствуют и позитивные изменения на внутреннем рынке. Цены на импортные товары, которые оставались высокими в течение многих лет, в этом году начали медленно снижаться. Согласно данным мониторинга, проведенного экспертами Госкомитета по делам развития и реформ в 36 крупнейших городах Китая, по состоянию на май 2008 года цены на импортные товары снизились на 1,95 процента в сравнении с началом года.


За первые пять месяцев 2008 года Китай импортировал 171 тыс. автомобилей, что на 59 процентов больше по сравнению с аналогичным показателем прошлого года. В 2007 году импорт автомобилей вырос на 37,9 процента по сравнению с 2006 годом. Отчасти такие показатели объясняются тем, что мировые автомобильные гиганты сделали ставку на бурно растущий китайский рынок, который выглядит привлекательно на фоне идущих на убыль продаж на североамериканском континенте. Китайские клиенты, покупательная способность которых увеличивается с каждым днем, считаются более перспективными для покупки импортных машин.


По данным Китайской ассоциации пищевой промышленности, прирост импорта пищевой продукции за последние 5 лет ежегодно составлял 15 процентов.


Проблемы экспортеров


В отличие от потребителей, на производителях–экспортерах укрепление юаня сказывается не лучшим образом. «В течение полугода наши экспортные расходы увеличились на 10 процентов, прибыль же снизилась на 40 процентов. Мы на краю банкротства», — признается Шэнь Яоцин, вице–президент холдинга «Шантекс», ведущего в Шанхае текстильного предприятия, ежегодно экспортирующего продукции на 2 млрд. долларов.


Проблемы текстильной отрасли схожи с теми, которые испытывают все предприятия, работающие на экспорт. Следует отметить, что совокупное количество их сотрудников доходит до 40 млн. человек.


Экспорт наряду с потреблением и инвестициями считается основным двигателем экономического роста, однако сокращение зарубежных заказов вызывает ослабление роли экспорта как движущей силы. По данным Главного таможенного управления КНР, в мае ежемесячное положительное торговое сальдо Китая сократилось до 20,2 млрд. долларов США, что на 10 процентов меньше по сравнению с аналогичным показателем прошлого года.


Закулисные изменения


На самом деле причины укрепления юаня весьма сложны, а изменения состоят не только в бурном росте покупательной способности и сокращении положительного сальдо торгового баланса. В основе укрепления юаня лежит изменение общей экономической стратегии государства и признание того факта, что нынешняя экспортная модель не будет поддерживать экономическое развитие так, как это происходило ранее.


«Китайская валюта находилась в недооцененном состоянии с 1997 года, когда грянул азиатский экономический кризис. Правительство использовало ее для финансирования импорта и экспорта по стоимости неторгового производства», — утверждает Пань Инли, профессор Шанхайского университета транспорта.


Таким образом, низкая себестоимость продукции, оплаченной в недооцененных юанях, способствовала возникновению сверхприбылей, полученных от продажи продукции на мировом рынке. Это принесло стране процветание, но одновременно вызвало такие негативные последствия, как загрязнение окружающей среды и дефицит энергоресурсов. Чересчур трудоемкое производство в сочетании с низкой производительностью труда и низкой же добавленной стоимостью продукции требовали все больше и больше производственных материалов, что подстегивало рост цен. Ориентированность на экспорт оказалась губительной для построения сбалансированной структуры производства внутри Китая.


Также возникла разница в уровне жизни между восточным побережьем страны, процветающим за счет международной торговли, и бедными центральными и западными регионами Китая.


«Структурные противоречия дошли до такой точки, которая требует вмешательства, — говорит Пань, — укрепление юаня — это рациональный выбор, так как данная мера помогает стабилизировать инфляцию и ведет к оптимизации структуры производства».


Исследования, проведенные в провинции Цзянсу, показали, что с момента, когда был введен курс на укрепление юаня, структура экспорта начала меняться. Высокотехнологичные товары, продукция электроники и машиностроения начали преобладать в списке экспортной продукции, где раньше царили текстильные товары, одежда и игрушки.


В дельте реки Чжуцзян 2.331 обувная фабрика оттеснена с рынка, еще 2.428 подобных предприятий продолжают свое производство. В результате количество экспортируемой обуви снизилось на 15,5 процента до 1,35 млрд. пар в первые 5 месяцев текущего года, но зато доходы достигли 3,97 млрд. долларов, увеличившись на 9,4 процента.


Где же конец ревальвации юаня?


В этом году укрепление юаня по отношению к доллару ускорилось. В апреле была достигнута отметка 7 юаней за доллар, после чего в мае наступило временное усиление доллара. Через некоторое время юань снова набрал силу, дойдя до отметки 6,9 к доллару США, после чего 17 июня был поставлен новый рекорд — 6,8919 юаня за доллар. Таким образом, уже в июне было достигнуто 6–процентное укрепление курса юаня по отношению к доллару.


Ввиду того, что юань неуклонно укрепляется, Лю Юйхуэй, сотрудник Академии общественных наук КНР, отмечает, что наблюдается опасный приток денег в страну. Обзор статистических выкладок показывает, что «горячие деньги», а также краткосрочные международные спекулятивные средства в первом квартале текущего года хлынули в Китай, что напрямую связано с укреплением юаня.


Несмотря на то что никаких официальных заявлений по поводу притока «горячих денег» в страну не последовало, аналитикам кажется подозрительным феномен, при котором в стране одновременно увеличивается запас иностранной валюты, снижаются излишки на текущих счетах и уменьшаются расходы на иностранные инвестиции.


С января по май 2008 года валютные резервы Китая выросли на 268,7 млрд. долларов США, или 18,7 процента, по сравнению с аналогичным периодом прошлого года (данные Государственного управления валютного контроля). Цзян Чжэн, макроэкономист одной из пекинских фондовых компаний, обнаружил, что за вычетом торгового излишка и прямых иностранных инвестиций на балансе резервного фонда иностранной валюты остаются 147,9 млрд. долларов США, происхождение которых невозможно объяснить. Концентрация международного спекулятивного капитала на внутреннем рынке Китая может создать угрозу стабильности обменного курса юаня и лишить страну эффективного контроля за макроэкономикой, считает он.


Исходя из неоднозначности ситуации одни считают, что курс юаня следует продолжать укреплять, другие, наоборот, полагают, что одноразовое укрепление должно положить конец неуверенности. Различные мнения имеются и в отношении так называемого «потолка юаня».


Глава Центрального банка Китая Чжоу Сяочуань заявил, что Китай будет постепенно расширять эластичность обменного курса, давая тем самым из Пекина понять, что курс юаня, скорее всего, будет колебаться, вместо того чтобы неуклонно расти.


Быстрое укрепление юаня в первом полугодии не должно продолжиться, и беспокойство по поводу снижения объемов международной торговли должно взять верх над идеей укрепления курса национальной валюты. Есть множество рыночных факторов, затрагивающих спрос и предложение, которые при определенных изменениях, в свою очередь, могут повлиять на обменный курс, подытожил Пэн Синъюнь, сотрудник Академии общественных наук КНР.


(Окончание следует.)

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Дмитрий
Что-то маловато у вас комментариев на сайте
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?