Курица – не птица, а чудо. Денежное

Белорусским производителям курятины все труднее конкурировать на внешних рынках

К 2020 году белорусские птицеводы должны получить 605 тысяч тонн мяса. Насколько это реально и как расстановка сил на «птичьем» рынке бьет по потребителю? Оценивая эту ситуацию с покупательской точки зрения, можно утверждать: что ни день – у нас праздник ощипанной курицы, к тому же еще и потрошеной, да еще и разделанной. Из всего мясного продовольственного вала самая востребованная, конечно же, курятина. И уже не более чем страшным сном помнятся нам закостеневшие от перезаморозки и дальних перелетов «ножки Буша». Основной поставщик куриного мяса на отечественный рынок сейчас — отечественный же производитель.

Потребитель поддерживает отрасль


Наши птицеводы, пожалуй, единственные, кто полностью справился с запланированными объемами производства мяса на 2011—2015 годы. Цифирь с недалеким экскурсом в прошлое доказывает, что они ежегодно наращивают производство: в 2011-м – 397 тысяч тонн, в 2012-м – почти 430, в минувшем – 596,7 тысячи — на 10 тысяч тонн больше, чем было предусмотрено госпрограммой. Дотянут ли до 605 тысяч к 2020 году? Легко! 

Интересный факт: при общем падении экономики страны эта отрасль ежегодно растет, как сам бройлер. Причины две. Новые реализованные проекты, позволяющие игрокам наращивать мускулы, но самое главное — спрос. При снижении покупательной способности заметно более дешевое мясо стало самым востребованным источником белка. Свинина и говядина, а тем более колбасные изделия сегодня неконкурентны. Причем потребители предпочитают не готовые полуфабрикаты, которые дороже, а охлажденную целую курочку. 

Говорит начальник управления интенсификации промышленного животноводства и птицеводства Минсельхозпрода Валентина Одинцова:

— За пять лет в отрасли построено и реконструировано с техническим переоснащением более 500 производственных объектов, завершено строительство двух новых птицефабрик общей мощностью 25 тысяч тонн мяса в год. Только в 2015 году за счет модернизации птицеводческих объектов производство мяса птицы увеличилось на 42,2 тысячи тонн, что по объемам эквивалентно одной крупной птицефабрике. 

Нам давно уже внушили: курятина по цене должна быть дешевле другого мяса. Цыплячье-бройлерная тушка полезнее и диетичнее свинины и всякой там говяжьей вырезки. Каждая хозяйка видит, что курица действительно дешевле.

Скажем, в небольшом столичном фирменном магазинчике килограмм тушки Столинской птицефабрики стоит 34800 рублей, агрокомбината «Дзержинский» – 35300. В некоторых торговых сетях – в супермаркетах и универсамах – куриную тушку можно «выловить» и за 33 тысячи. Это нижний предел ценовой вилки, зафиксированной нынче на рынке мяса птицы. Но наши наблюдательные читатели фиксируют и другой ценовой расклад. В некоторых торговых точках заприметили курочек по цене свыше 36 тысяч рублей за килограмм. То, что цены и дальше будут расти, понятно каждому. Но насколько они опустошат кошельки?

Корма занимают 70 процентов в структуре себестоимости продукции птицеводства, и это основная затратная часть, объясняет заместитель директора ОАО «Солигорская птицефабрика» Инна Толкачева: «К сожалению, белковыми кормами Беларусь не располагает, все это закупается, и очень недешево. Мы, конечно, прикладываем усилия для того, чтобы снизить затраты, понимаем, что по непосильным потребителю ценам продукция не будет продаваться. Но не всегда все зависит только от нас, есть факторы, на которые влиять мы не можем, – это импортные корма».

В среднем по 2015 году на килограмм мяса было затрачено 1,7, у валообразующих предприятий – 1,64 килограмма корма. Что касается лидеров, то, например, за 2 месяца 2016 года в агрокомбинате «Дзержинский» затраты составили 1,58. Казалось бы, разница небольшая. Но при значительных объемах снижение буквально на 0,2 грамма уже существенно влияет на себестоимость. Кроме того, чем качественнее делается комбикорм, гранулируется, тем меньше его расходуется. Но в Минсельхозпроде говорят, что по сравнению с 2010-м в 2015 году… не произошло существенного изменения в снижении затрат на корма. Так что вывод один – цены на курятину, кто бы ни утверждал обратное, в нынешней ситуации просто не могут не расти. 

Российские фабрики улетают – не догонишь


Некоторые эксперты считают, что рост цен на мясо птицы во многом связан в том числе и с монополизацией отрасли. Эта тенденция прослеживается с 2012 года. Тон задают 8 крупных валообразующих предприятий, которые формируют экспортно-маркетинговую стратегию, а значит, и цены. Их удельный вес в общем производстве вырос до 75 процентов, более 70 процентов из них – экспорт. На долю только двух предприятий могилевского бизнесмена Евгения Баскина приходится почти 30 процентов всего производства мяса бройлеров. Остальные два десятка предприятий, данные по которым представляет Минсельхозпрод, достаточно спокойно и планомерно наращивают объемы производства. Хотя справедливости ради надо сказать, что последние пару-тройку лет птицеводам не до жиру. Рентабельность реализации на внутреннем рынке – всего 4,2 процента. Это значит, еле-еле на плаву. Снижается и средняя экспортная цена. В 2015 году — на 35 процентов к уровню предыдущего. 

Излишки продаем на внешние рынки. Основным направлением для нас по-прежнему остается Россия. За пять лет экспорт мяса птицы увеличился в 3,5 раза и составил в минувшем году более 136 тысяч тонн. Но у меня как-то арифметика не складывается. Мы производим почти 600 тонн мяса птицы. На внутреннем рынке ее съедают за год 250 тысяч тонн, экспортируем – 136,3 тысячи. Куда деваются остальные 380 тысяч тонн? Растворяются на внутреннем рынке или «улетают» за рубеж? 

Ситуация на основном нашем рынке сбыта – России – известна. Здесь птицеводство так взлетело, не угонишься. В минувшем году произвели свыше 3,8 миллиона тонн, полностью обеспечив свой рынок. А за 2 месяца этого года производство птицы на убой в живом весе составило 928,7 тысячи тонн, что на 8 процентов больше уровня соответствующего периода прошлого года. Российские да и другие птицеводы берут масштабами. Для сравнения: «Серволюкс» — наш крупнейший производитель — производя 170 тысяч тонн, в России занимает седьмое место. А в Украине один только «Мироновский хлебопродукт» производит 600 тысяч тонн, больше, чем все производители Беларуси, вместе взятые. Поэтому конкуренция нешуточная. 

Не тащить всю тушку за одну границу


Кстати, большинство стран-экспортеров одновременно много импортируют. То есть зарабатывают на торговле дважды. А что нужно потребителю? Если это американский потребитель — ему нужна куриная грудка. Там и выращивают такие кроссы, которые дают большое филе именно этой части птицы. И быстро ориентируются при изменении конъюнктуры рынка. Например, Россия в начале 2000-х вводила ограничения на импорт куриных окорочков, затем начался бурный рост отечественного птицеводства, и американцы увидели, что они теряют такой важный для них рынок, цены стали валиться. Что они сделали? Активизировали работу на Африку, другие направления, где люди могут себе позволить только недорогие части кур. И потопали «ножки» в Африку вместо России. 

Маркетологи утверждают: не надо стараться продавать в России все части тушки курицы. Или всю свинью, или всего быка. Грудку надо продавать в Евросоюз или США, лапки, которые у нас никто не ест, — китайцам и корейцам. Они, а также сердце и желудок пользуются повышенным спросом. 

Для наших птицефабрик выйти на зарубежные рынки – проблема. Крупные игроки, конечно, достаточно спокойно находят рынок сбыта в России. Снизив, к примеру, цену всего на один рубль (они могут это себе позволить), увеличивают объемы поставок в 2—3 раза. Причем это в основном охлажденная продукция со сроком реализации 5 суток. Ни бразильская, ни американская курятина конкурировать не могут. 

Средние предприятия в основном работают каждый сам по себе, расталкивая друг друга локтями и, по сути, конкурируя между собой. Если добавить кровный интерес российских птицеводов, становятся понятными возможные угрозы. Это чревато для наших производителей новыми барьерами на соседнем рынке. Как показывает опыт прежних лет, зона свободной торговли и Таможенный союз не всегда гарантируют защиту от нетарифного протекционизма. Помимо субсидий, российские конкуренты, к примеру, вновь могут обратиться «за помощью» в Россельхознадзор, и тот начнет заворачивать машины с белорусскими продуктами. 

germanovich@sb.by
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости