Купить хочу, но…

Как приватизировать жилье, построенное с государственной поддержкой?

Практически ни одна выездная общественная приемная, ни одна прямая линия не обходятся на селе без вопроса: как приватизировать жилье, построенное с государственной поддержкой? Большой жилфонд, появившийся на селе за последние двадцать лет в сельхозорганизациях, увеличил и число желающих его приватизировать. Но пока с этим делом не так просто. Особенно с так называемыми президентскими домами. Основная проблема — в цене. Сроки приватизации вот-вот истекут, а у потенциальных собственников этого жилья — масса вопросов. Есть и встречные — у тех, кто обязан обеспечивать законность и прозрачность в подобных сделках по недвижимости. Почему же до сих пор они не сняты обеими сторонами?..




Ждали пока… подорожает?


НА НЕДАВНЕМ приеме граждан, проведенном в Малорите председателем Брестского облисполкома Анатолием Лисом, жилищная тема была одной из самых острых. Жительница деревни Ланская Татьяна Сай рассказала, что в сельхозкооперативе, где когда-то работал ее муж, им выделили отдельный дом. Сейчас они хотели бы его выкупить, однако новое хозяйство СПК «Орехово», в собственности которого находится жилье, оценило квартиру в баснословную сумму — 181 миллион рублей. Таких денег у семьи нет. Между тем недавний ремонт этого жилья семья делала за собственные средства. Почему бы хозяйству не скинуть цену?

Действительно, почему? Причина, оказывается, в отсутствии документального подтверждения того, что работы в доме делали сами жильцы. Значит, и уменьшить цену вряд ли получится. В СПК «Орехово» между тем заявляют, что оценку жилья проводили независимые эксперты. Для всех граждан она была одинаковой, независимо от того, работают они в сельхозкооперативе или нет. Дом, где живет семья Сай, построили в 1995 году. Недавно хозяева пожаловались: в дверце котла отвалилась петля. Руководитель сельхозпредприятия Николай Покровский направил работников, чтобы те устранили неполадку. Словом, администрация следит за тем, чтобы жилье содержалось в нормальном состоянии. Выкупить его семья не в силах: нет денег — ни муж, ни жена не работают. 

Таких примеров в области много. Кто-то мог бы уже давно оформить жилье в собственность, но было все недосуг. Теперь приходится ходить по инстанциям с документами, доказывать свое право. Кому-то несколько лет назад казалось, что стоимость квадратных метров слишком большая. Но прошло время, и она только поднялась еще выше. В малоритском хозяйстве «Красный партизан» проблему решили с пользой для всего коллектива. В связи с тем, что служебного жилья по президентской программе в последние годы строили много, руководство сельхозкооператива предложило специалистам, механизаторам, водителям, животноводам самим поучаствовать в возведении домов. Кредиты, выделяемые банком, оформляли на работников, нуждающихся в улучшении жилищных условий. Не каждый согласился с таким вариантом: у кого-то не хватало денег, чтобы рассчитываться за кредит, кое-кто отказался, не объясняя причин. Однако многие семьи именно благодаря инициативе своего сельхозпредприятия справили новоселья. Сейчас они являются собственниками жилья, и у администрации СПК «Красный партизан» не болит голова, как удержать в деревне специалистов. 

— Если человек по какой-то причине и уйдет в другое место, он все равно останется жить в своем доме, — приводит главный аргумент председатель хозяйства Сергей Степанюк. 

Служебное жилье для молодых специалистов в сельхозкооперативе тоже имеется. Здесь всегда готовы принять новые кадры. И следят не только за тем, как люди работают, но и как живут, насколько бережно относятся к имуществу. Если оно находится в собственности хозяйства, значит, тем более должно быть в полном порядке. 

В Комитете по сельскому хозяйству и продовольствию Брестского облисполкома отмечают, что такие примеры можно пересчитать по пальцам. Начальник отдела правового и кадрового обеспечения Наталья Манько считает, что подписанный в ноябре прошлого года Указ Президента Республики Беларусь № 524 «О приватизации жилых помещений государственного жилищного фонда» снял многие вопросы, с которыми обращались граждане. И все же проблемы остаются. В сельхозпредприятиях рассчитывают на дополнения в принятых законодательных актах, чтобы при приватизации жилья были учтены все нюансы. 

Александр КУРЕЦ, «СГ»

kurec.a@mail.ru

Для тех, кто работает, а не на продажу


В СПК «Дотишки» Вороновского района за последние несколько лет труженикам хозяйства продано около десятка домиков, построенных по указу Главы государства. Только в этом году уже  четыре. По словам юриста сельхозкооператива Ольги Муровской, за собственные средства жилье в деревнях теперь не строят, а потому при продаже его строго следят за тем, чтобы это не шло вразрез с действующими нормативными актами. 


СТОЯТ такие домики недешево — до 300 миллионов рублей — и, конечно, не у каждого в кошельке есть сразу столько денег. Поэтому покупают их, как правило,  в рассрочку на 10 лет.

В СПК «Гирки» этого же района тоже руководствуются соответствующими документами. Но есть и льготы, принятые по решению трудового коллектива. Если, скажем, семья многодетная или  дом довольно старый, делается определенная скидка. Учитывается также и стаж работы в хозяйстве. 

Но разрешение на приватизацию служебного жилья в сельскохозяйственных предприятиях государственной формы собственности можно получить только с согласия райисполкома. Например, в последнее время такое право получили 10 семей, проживающих в  квартирах, принадлежащих РУСП «Вороновский».  Еще шесть — в КСУП «Экспериментальная база «Октябрь». Сельскохозяйственные производственные кооперативы принимают решение о продаже такого жилья самостоятельно на общем собрании членов СПК, согласно разработанному положению. В каждом условия передачи жилья в частную собственность могут быть разные. Но о принятом там решении обязательно ставится в известность райисполком. По словам его председателя Николая Розума, он зачастую сам выезжает в сельхозорганизации, когда там принимаются решения по жилищным вопросам.

 Районные власти, кстати,   придерживаются мнения, что жилье на селе строилось для тех, кто здесь работает, а не для продажи каждому желающему. В частное владение чаще всего переходят дома и квартиры старой постройки. Новые же в первую очередь распределяются специалистам, в которых хозяйства испытывают потребность. Большей частью именно новое жилье переводится в коммерческое, которое не продается и не приватизируется. 

— В Гродненском районе  также в каждом сельхозпредприятии разработано собственное положение по продаже домов, построенных по указу Президента с предоставлением льготных кредитов. Чаще всего обязательное условие, дающее право на приобретение такого жилья, — наличие трудового стажа. Став полновластным хозяином дома, человек берет на себя и обязанности по  возврату оставшейся части кредита банку, — отмечает начальник управления сельского хозяйства и продовольствия райисполкома Геннадий Аксамит.

В СПК «Свислочь» этого района при продаже жилья до нынешнего года вообще не требовалось многолетнее трудовое участие. Достаточно было того, что человек работает в хозяйстве. Но в связи с нехорошими случаями, связанными с манипуляцией жильем в других сельхозорганизациях, и здесь в новый коллективный договор внесены некоторые изменения. Теперь трудовой стаж претендента на приобретение такого жилья должен быть не менее 15 лет. Также обязательное условие — человек должен постоянно проживать в этом доме, а не в городе. Не продаются дома людям, которым до выхода на пенсию осталось пять лет, а также  пенсионного возраста, если с ними не проживают работающие в хозяйстве трудоспособные члены семьи, — это уже требования самого банка.

Такая политика в вопросе приватизации жилья, построенного за средства сельхозпредприятий, действует во многих хозяйствах. Это во многом помогает решать кадровую проблему. Зачастую решающим фактором тут является наличие трудового стажа. Чем больше он, тем проще и выгоднее условия покупки. 

Геннадий ГИЛЬ, «СГ»

gennadijj-gil@rambler.ru

Что надо знать при покупке жилого дома сельхозорганизации?

КОММЕНТАРИЙ главного правового инспектора Минской областной организации профсоюза работников агропромышленного комплекса Кирилла АЗАРЕНКО:

— Первое, человек, решивший выкупить в собственность жилое помещение сельхозорганизации, должен подать заявление на имя ее руководителя. Второе —  предоставить паспорта всех членов семьи, зарегистрированных по месту проживания. Третье — иметь справку из сельсовета о составе семьи и занимаемом помещении. Четвертое — справку из того же сельсовета о постановке на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий. 

Кроме этих документов для неработающих на данный момент в хозяйстве необходима еще и копия трудовой книжки, подтверждающая их стаж работы в сельхозорганизации, продающей жилье. 

Когда все эти документы собраны, их рассматривает общественная комиссия по жилищным вопросам при райисполкоме. После нее заявление обсуждается на общем собрании трудового коллектива и принимается окончательное решение, которое оформляется протоколом. 

Правоустанавливающие документы на недвижимость — техпаспорт, свидетельства о государственной регистрации земельного участка и капитального строения — готовит предприятие. Иногда, правда, этим приходится заниматься и самим покупателям.

Адважыцца на прыватызацыю і не разарыцца


У ГЛЫБОЦКІМ раёне кожны аграгарадок мае свой твар. Аднак самым прывабным, відаць, з’яўляецца Марцыбыліна, што раскінулася адразу за Глыбокім, на другім беразе возера. Тут звыш шасці дзясяткаў катэджаў, зробленых па розных праектах, з густам, з усімі выгодамі для насельнікаў і нават прыродным газам. Улічваючы, што на птушкафабрыцы, чыя вытворчасць тут размешчана, была даволі высокая зарплата, з жадаючых стаць жыхарамі аграгарадка ўтварылася чарга. Прадпрыемству патрабаваліся механізатары, аператары, спецыялісты, і таму людзей гэтых прафесій бралі ў першую чаргу.

 Аляксандр САВУЛЬСКІ з Таргуноў каля дома па вуліцы Баравая, 26, які спрабуе выкупіць.
Фота Уладзіміра САУЛІЧА


Катэджы ёсць, а кадраў мала

Па сутнасці, адным з першых у раёне ў гэтым аграгарадку пачалася і прыватызацыя жылля. Паскорыла яе, як патлумачыў намеснік дырэктара птушкафабрыкі па ідэалагічнай рабоце Віктар Дубаўка, эканамічная сітуацыя на прадпрыемстве. Справа ў тым, што аграгарадок ўзводзіўся на крэдыты дзяржавы. Паралельна ішла мадэрнізацыя самога прадпрыемства і — таксама на крэдыты. І набралася іх на такую суму, што птушкафабрыцы не хапала выручкі, каб разлічыцца з імі. Узнікла праблема з набыццём камбікармоў для курэй.

У такой сітуацыі прыватызацыя жылля была як паратунак, бо доўг прадпрыемства банку за жыллё пераводзіўся на чалавека, які яго набываў. 

Напрыклад, дом, у якім жыве вадзіцель Міхаіл Крот, быў ацэнены незалежнай камісіяй у 314 мільёнаў рублёў. З іх ён павінен 272 мільёны на працягу 20 гадоў пералічыць Белаграпрамбанку і 42 мільёны за 10 гадоў вярнуць гаспадарцы — іх яна паспела за гэты дом унесці ў банк.

Здаецца, усё правільна. Гаспадар будзе глядзець лепш за сваім, чым за казённым. На гэта таксама быў разлік прыватызацыі. Аднак павярнулася яна ў Марцыбыліне далёка не тым бокам, якім хацелася б. Мясцовыя жыхары, якія набылі ва ўласнасць жыллё, засталіся ў асноўным працаваць на птушкафабрыцы. А вось многія прыезджыя, жыллё выкупілі, уладкаваліся ў Глыбокім, дзе большыя заробкі і нарміраваны дзень на прадпрыемствах. Пакінула такім чынам птушкафабрыку 18 сямей, або 30 працэнтаў жыхароў прыватызаванага жылля аграгарадка. 

А між тым намеснік дырэктара Юрый Наровіч скардзіцца на дэфіцыт спецыялістаў, кадраў масавых прафесій. Вось толькі ў аграгарадку, які і ўзводзіўся калісьці з разлікам на гэтыя самыя кадры, жылля для іх няма.

Куды падзець 0,77 соткі?

А вось у ААТ «Таргуны» Докшыцкага раёна, хоць прыватызацыя жылля вядзецца паскоранымі тэмпамі: куплю-продаж толькі сёлета паспелі аформіць 30 сямей і яшчэ 20 падалі заявы на гэта, — ніхто з гаспадаркі пакуль што не ўцякае. Быў выпадак, калі адзін механізатар падаўся на заробкі ў суседнюю вобласць, але праз некалькі месяцаў папрасіўся назад.

Прыватызацыі, як паведаміла юрыст Марына Шыталь, спрыяе тое, што гаспадарка своечасова правяла дзяржаўную рэгістрацыю жылля і зямельных участкаў і атрымала на гэта адпаведныя пасведчанні. Набыць дом для сябе могуць грамадзяне, якія адпрацавалі ў гаспадарцы не менш чым 10 гадоў. Кошт жылля розны: ад 34 да 260 мільёнаў рублёў. 

Аднак, як нярэдка здараецца, усяго не прадугледзіш. Выйшла асечка з прыватызацыяй у механізатара Аляксандра Савульскага з Таргуноў. Вось ужо амаль год, як ён не можа аформіць дом ва ўласнасць. І, здавалася б, з-за дробязі: за лішнія 0,77 соткі на зямельным участку.

— Летась перад Новым годам напісаў заяву. Неўзабаве прыехала камісія, якая ацаніла дом у 55 мільёнаў рублёў. З іх 25 мільёнаў на працягу трох гадоў патрэбна ўнесці ў касу ААТ «Таргуны» і амаль 30 мільёнаў аддаць банку. Я пачаў плаціць банку, і тут нядаўна высвятляецца, што купля-продаж незаконны, бо зямельны ўчастак у мяне 25,77 замест 25 сотак. 

Цяпер трэба па-новаму афармляць дакумент на ўчастак, толькі землямерам трэба выплаціць каля васьмі мільёнаў рублёў.

Сапраўды, норма такая ў Зямельным кодэксе ёсць, вінаватага ў зробленай памылцы ўжо не знойдзеш, і чалавеку патрэбна пачынаць амаль усе спачатку. 

Дом як узнагарода 

За прыватызаваны дом, ацэнены ў 162 мільёны рублёў і пабудаваны за кошт ільготных крэдытаў Белаграпрамбанка, механізатар ААТ «Прудзінкі» Верхнядзвінскага раёна Барыс Ананчанка будзе выплачваць усяго... 60 мільёнаў, або крыху менш адной трэці. Як паведаміла галоўны эканаміст Алена Антановіч, на агульным сходзе прынята рашэнне, згодна з якім пры куплі-продажы жылля ўлічваецца ўклад працаўніка ў эканоміку гаспадаркі. Пры гэтым запазычанасць перад банкам, якую гаспадарка яшчэ мае, пераводзіцца на чалавека, што набывае азначанае жыллё. А грошы, выплачаныя ў свой час, ён аддае толькі часткова, у залежнасці ад стажу працы: ад 5 да 10 гадоў — 50 працэнтаў сумы, ад 10 да 20 — 40 працэнтаў і ад 20 да 30 — толькі 30 працэнтаў.

Сямейны савет вырашыў

Анатоль Буйчонак з аграгарадка Вялікае Сяло Шаркаўшчынскага раёна ніяк не можа адважыцца на прыватызацыю. Ягоны стаж працы ў сельскай гаспадарцы — 40 гадоў. 15 з іх – у агратэхсэрвісе, дзе ён і атрымаў у 2001 годзе дом. Чалавек гаспадарлівы, моцна пусціў карані: трымае трох кароў, свіней, іншую жыўнасць. 

— Яно і нядрэнна было б мець уласны дом, — разважае Анатоль Мяфодзьевіч. — Толькі вось невядома, колькі грошай ён «пацягне». Па-другое, за аформлены ва ўласнасць дом і зямлю, я вымушаны буду плаціць падаткі, чаго не раблю цяпер. Адзінае — гэта пакінуць яго для нашчадкаў. Але дочкі ў Віцебску. У іх свае сем’і, свае кватэры. Пачакаю выхадных. Павінны дзеці прыехаць, і будзем раіцца.

...Днямі Анатоль Буйчонак паведаміў, што на сямейнай нарадзе вырашылі дом не прыватызаваць. Ніхто, маўляў, нас і так з яго не выганіць.

Перечень документов, предоставляемых гражданином в банк для заключения договора о переводе долга и кредитного договора при покупке жилья, построенного сельхозорганизацией по льготному кредиту:

Заявление о переводе долга.

Копии документов, удостоверяющих личность гражданина и поручителей.

Анкеты гражданина и поручителей.

Документы, подтверждающие доходы гражданина и поручителей.

Копии правоустанавливающих документов на жилое помещение, заверенные юридическим лицом.

Копия решения уполномоченного органа управления юридического лица о предоставлении гражданину жилого помещения для проживания, заверенная юридическим лицом.

Заверенная юридическим лицом копия решения уполномоченного органа управления юридического лица о согласии  заключения договора перевода долга, договора купли-продажи с гражданином с указанием суммы долга, переводимого на гражданина.

Копия решения исполкома об исключении жилого помещения из состава служебного или документ, подтверждающий, что жилое помещение не является служебным.

Сведения, подписанные руководителем и главным бухгалтером юридического лица и заверенные печатью, содержащие необходимую информацию об объекте и жилом помещении.

Согласие гражданина и поручителей на получение банком сведений, входящих в состав кредитной истории гражданина (поручителей), хранящихся в автоматизированной информационной системе «Кредитное бюро» Национального банка Республики Беларусь.

Уладзімір САУЛІЧ, «СГ»

saulich@bk.ru

Оценивают дома, кто во что горазд. Подавать в суд?


НОВОСТЬ о переводе неприватизированного жилья в коммерческое придала ускорение процессу, который длится вот уже 20 лет. Всколыхнулась и новая волна кривотолков и обид, связанных с оценкой того угла, в котором уют и порядок наводился исключительно за свои кровные. 

Ведь когда-то в колхозах часто возводили только коробки, все остальное — от отделки до забора — хозяин делал сам. Сейчас эти затраты вошли в стоимость продаваемого жилья, и люди возмущаются: почему понесенные жильцами расходы не учитываются при оценке? Да и новый собственник, пришедший в бывший колхоз, диктует свои условия. Как это случилось в Воложинском районе, в деревне Пугачи, где люди, прожившие в домах по 20 и более лет, сейчас вынуждены выкупать их по 350 миллионов рублей. Такую цену установило ООО «Тарасово». А рассрочку предлагают всего на 5 лет. 

Случается, что в документах, хранящихся, как правило, в бухгалтерии, неправильно указана дата ввода дома в эксплуатацию. Это как человеку в паспорте скинуть с десяток лет. Немощный старик, а признают трудоспособным. В судах уже проходят разбирательства по таким фактам.

С домами, возведенными с поддержкой государства, проще. Если они не совсем новые и не запредельно дорогие. Есть четкий алгоритм их продажи и прозрачны затраты на строительство. У знакомых в Молодечненском районе дом 2002 года, под него СПК брал кредит в 35 миллионов рублей. Сейчас квартиросъемщики выкупают особняк по договору перевода долга. Специалисты уже определили его оценочную и рыночную стоимость. Оценочная оказалась ниже, за нее и выкупают. Заключили договор с банком на выплату очень небольшой заемной суммы, которую вычли из установленной стоимости. Оставшуюся часть будут выплачивать в кассу сельхозпредприятия с рассрочкой до 10 лет. Немногим больше миллиона рублей в месяц. Для семьи это выгодно.

В РСУП «Совхоз «Слуцк» в прошлом году продали около 50 домов и коттеджей с рассрочкой на 10 лет. В зависимости от площади сейчас работники совхоза выплачивают от миллиона до полутора. Те, кого коснулась процедура приватизации (жилье, построенное без господдержки), получили рассрочку на 40 лет и сейчас платят примерно по 400 тысяч рублей в месяц.

Есть в совхозе «Слуцк» и такая жилая недвижимость, как в ООО «Тарасово» — когда-то в Шищицах люди сами доводили до ума «незавершенку». Но и стоит сейчас это строение меньше. 

Заметим, только один человек после приобретения дома в собственность уволился из этого хозяйства. Что еще раз подтверждает: будет достойная, хорошо оплачиваемая работа, не надо и бонуса в виде бесплатной крыши над головой. 11 домов, раньше числившихся в совхозе как служебные, переведены в категорию арендных, 35 остались неприватизированными. Но на два уже документы готовы, люди собирают недостающую сумму, чтобы внести первый 10-процентный взнос — в среднем 25 миллионов рублей. Потом к нотариусу, и вожделенные метры твои. До 1 июля у тех, кто не стал собственником своих квадратов, еще есть время запрыгнуть в последний вагон приватизации.

На Минщине, чтобы упредить лишние жалобы и обращения в разные инстанции, принято решение облисполкома, касающееся продажи жилых помещений сельскохозяйственных организаций. Во-первых, четко определили, кто имеет право на такую покупку. Отработал в хозяйстве, которое вложило в стройку немалые средства, десять лет, или столько же в клубе, ФАПе, школе, можешь претендовать на статус собственника. Преимущество у многодетных семей, работников, ставших инвалидами вследствие профессионального заболевания или несчастного случая на производстве, семей работников, погибших по вине нанимателя. Это решение в Слуцком районе хорошо срабатывает, рассказал специалист юридической службы райисполкома Михаил Кабанцев:

— Сейчас особенно активно стали выкупать жилье работники сельхозпредприятий государственной формы собственности. У нас их три, в том числе и совхоз «Слуцк». В единственном в районе СПК свои критерии оценки, в акционерных обществах свои. В ОАО, например, оформляя договор купли-продажи, указывают среднюю цену между оценочной и рыночной. Но право на покупку имеют только работники с десятилетним стажем. 

Как ни странно, каждая формула оценки — у ЖКХ, агентства по государственной регистрации и земельному кадастру или организаций, имеющих на это лицензию, — правомочна. Получается, у квадратного метра одинаковых потребительских качеств нет единого знаменателя. Это как раз и вызывает недоумение.

Учитель на пенсии Ванда Казак из деревни Рудаковка Несвижского района, живущая в доме, которому 43 года, удивляется:

— Как могло получиться, что оценили мою двухкомнатную угловую квартиру на третьем этаже с текущей крышей в 280 миллионов рублей, тогда как дочка почти рядом построила новую за 250 миллионов? Даже не пришли посмотреть, какого качества жилье.

В ЖКХ, куда обратилась пенсионерка, объяснили, что есть формула расчета для всех типовых помещений, по домам работники коммунальной службы ходить не обязаны, и Ванда Францевна, не понимая последовательности математических действий в оценочном решении, смирилась. Но все же добилась, чтобы сняли с суммы процент износа. В результате квартира обошлась ей в 255 миллионов рублей. И первый десятипроцентный взнос за нее уже внесла.

Вот и проверки Комитета госконтроля показали, что часто допускаются ошибки при оценке квартир. Неверно применяются коэффициенты потребительских качеств жилых помещений, даже неправильно определяется площадь подлежащих приватизации объектов недвижимости. 

Покупая квартиру, у государства ли, у сельхозорганизации, гражданин, конечно, должен возместить сумму, потраченную на строительство, с вычетом процента износа здания. И если правильно определить главные вводные, то, думается, оценка будет справедливой.

Елена КЛИМОВИЧ, «СГ»

klimovich@sb.by
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?