Минск
+15 oC
USD: 2.04
EUR: 2.27

Что важнее в формировании полноценной личности: воспитание и личный пример или закон с его сводом статей?

Культурная эволюция

В готовящемся ко второму чтению в Палате представителей Национального собрания Кодексе о культуре отдельные статьи будут посвящены воспитанию молодежи: например, предусмотрена маркировка фильмов по возрастным категориям, отрегулирован порядок проведения дискотек. Разработчики законопроекта уверены, что в Год культуры этот документ задаст новый вектор развития общества и государства. Так что важнее в формировании полноценной личности: воспитание и личный пример или закон с его сводом статей?



Воспитание добротой 


В свое время меня выбрали комсоргом в Купаловском театре. Я участвовал в собраниях, принятии различных директив. Почти все мое поколение вступило в Коммунистическую партию. Кто-то по убеждениям, но многие — чтобы получить свой кусочек пирога. Так уж была устроена наша жизнь. Беспартийными были только я, Геннадий Овсянников и Август Милованов с супругой Галей Толкачевой. Семь лет в нашем театре работал знаменитый актер Роман Филиппов, который ушел из московского Малого театра России, женился на белоруске и переехал в Минск. На одном собрании, посвященном чехословацким событиям 1968 года, он что-то сказал необдуманное, я поддакнул. Это услышали... Потом меня вызывали в высокую инстанцию, где попросили не общаться с Филипповым. На должности комсорга оставили, но влепили выговор. “А я думал выгонят”, — сказал мне при встрече строгий секретарь нашей партийной организации Николай Еременко. 

И сейчас с высоты своих 73 лет, репетируя новую роль по роману Максима Горецкого “Две души”, расстрелянного в 1938 году, я вижу, что все директивы, установки, марксистко-ленинская теория, вся принудиловка, которая нас окружала, канули в Лету.

Я уверен, что никакой закон, никакие кодексы не научат человека любить книги и искусство. Не сделают из него полноценной личности. Я сам родом из Белыничей, жил в небогатой семье рабочих, но всегда интересовался театром и литературой. Может быть, увлеченность литературой была поколенческой чертой — многое хотелось узнать и наверстать. После войны все жили ожиданием чего-то нового. Я существовал в своем выдуманном мире и, наверное, до сих пор в нем существую. Был отличником. У меня до сих пор комплекс отличника и маменькиного сынка. Боюсь суматохи жизни, я — не борец. Наверное, сегодня это плохо.

Сейчас у меня уже две взрослые дочери. Одна живет в Вильнюсе, другая — в Москве. Как и большинство родителей, мы с женой следили за тем, чтобы они не попали в подростковом возрасте в дурную компанию. Советовали нужные книги, ходили вместе в оперный театр, воспитывали в них духовное начало. Младшую дочь отдали в школу с музыкальным уклоном. Я считаю, что у людей, которые занимаются музыкой, возникает совершенно иная оптика восприятия мира.

Но как ни препятствуй взрослению, жизнь берет свое. В 13—14 лет появился макияж, крашеные губы, подруга Катька, мнение которой было важнее и дороже мнения мамы-учительницы. Вместо книг появились журналы и статьи под заголовком “Твои главные враги — родители”. Уже тогда мне вспомнились слова Фамусова из “Горе от ума”: “О Боже мой! Какая мука — быть взрослой дочери отцом!” На дискотеки всегда отпускал их со страхом. 

В девятом классе дочь мне заявила: “Папа, в нашем классе все девочки уже были в ресторане, а я — нет. Я пойду — меня пригласил молодой человек”. В итоге мы отправились в ресторан с ней вместе. Я поздоровался с молодым человеком, внимательно посмотрел ему в глаза и только после этого оставил с ним дочь. 

В свое время, кстати, сделал все, для того чтобы они не связали свою жизнь с театром. Если бы я в детстве знал, с какими человеческими сложностями сопряжена актерская профессия, я, наверное, сам сегодня не пошел бы в актеры.

Возрастной ценз — для меня сложный вопрос. Включаешь сейчас российский клип или передачу, видишь цифры: “+12”, “+14”, “+18”... Кто это определяет и по каким критериям? Нужна ли сегодня эта маркировка, когда есть интернет с любой информацией? Между тем, странное дело, при доступности интернета находятся молодые люди, которые приходят к нам в Купаловский театр в субботу вечером на спектакль “Старомодная комедия” по пьесе советского драматурга Алексея Арбузова. Как и все наши спектакли, он идет на белорусском языке. 

Приходят, смотрят и даже плачут в финале, и говорят какие-то хорошие слова. Вот что меня поражает и радует! Потому что они видят в этом спектакле, что самая опасная беда, которая подстерегает человека в любом возрасте, — это одиночество. Интернет им об этом не расскажет. 

Прекрасный спектакль Александра Гарцуева “Не мой” по Алесю Адамовичу, получивший 5 национальных театральных премий, напоминает молодым о войне, ответственности перед предыдущими поколениями, общей европейской исторической памяти лучше любых лозунгов и статей. Это психологический спектакль старой школы в традициях реалистического искусства театра Янки Купалы, чем мы всегда были сильны. 

К сожалению, многое в искусстве сегодня холодно, рационально и эгоистично... Это ничем уже не отрегулируешь. Даже скандал в театре и в современном искусстве, к сожалению, часто имеет под собой рациональную почву. А дай-ка я поскандалю! Вот здесь выведу на сцену голых женщин, здесь пну традицию, там выверну наизнанку Достоевского.

Мы перестали слышать друг друга. Требуем только хлеба и зрелищ, как в Древнем Риме. Мир зациклился на развлечении. Какой закон вернет нам прежние понятия порядочности и доброты, чести? Раньше люди вызывали на дуэль из-за одного слова, а сейчас столько грязи вываливается, например, в интернете и никто ни за что не отвечает. Сегодня значение воспитания в семье только возрастает, потому что и уровень педагогов, увы, другой. 

У Василия Сухомлинского есть замечательная фраза: “Добротой еще никто никого не испортил”. И своих студентов в Белорусском государственном университете культуры и искусств я всегда сначала похвалю, прежде чем сделать замечание.

Владимир Роговцов, заслуженный артист Беларуси 

Законы как зеркало жизни


Разработка Кодекса о культуре — показатель зрелости нашей правовой базы. Важно, что с принятием этого концептуального документа (его, кстати, уже называют Конституцией культуры) будет ясно, системно и целостно очерчено правовое поле того, что называют духовной сферой. Формирование личности начинается в семье, продолжается в школе. Далее идет самовоспитание и саморазвитие. У Владимира Короткевича сказано: “Человек носит свое небо с собой”.

Культура консолидирует общество, цементирует народ, делает сильным государство. Потеря же духовных ценностей приводит к страшным последствиям. Недаром радикальные исламисты громят на Ближнем Востоке материальные памятники культуры. Стерев историческую память, на чистом листе гораздо проще внедрять новую идеологию, устанавливать свои правила поведения. 

Приведу несколько неожиданный пример. В появлении в 1950-х годах рок-н-ролла конгрессмены США усматривали “руку Москвы”, серьезную работу советских спецслужб по “красной пропаганде” (так позиционировалась новая музыка) в целях дестабилизации американского общества. В свою очередь в СССР о рок-н-ролле говорили как о “буржуазной идеологии”, о “преклонении перед Западом”. Оказывается, согласно исследованиям ученых всякая музыка имеет свои зашифрованные коды, влияющие на настроение и поведение человека. (Вспомните, мы на себе ощущали мощную позитивную силу советского марша, когда “нам песня строить и жить” помогала во время субботников и трудовых десантов.) Утверждают, что в ритмы рок-н-ролла был заложен код, направленный на строительство нового мира, где нет места деньгам, накопительству и потребительской культуре. Насколько правдиво это исследование, сложно сказать. Но оно еще раз показывает заинтересованность государства в регулировании многогранных процессов в сфере культуры.

Правовое регулирование — это не система запретов, это четкая регламентация правил игры под названием “жизнь в обществе”. Законы нужны для того, чтобы не было хаоса, чтобы каждый понимал, что твои права заканчиваются там, где они нарушают права другого. 

Конечно, можно сказать: давайте просто жить по совести, достойно, уважая тех, кто рядом. Но, согласитесь, закон дополняет нормы морали, усиливает их, включая свой механизм обязательности (для всех и каждого!) исполнения его требований. Сколь часто ни говори, что распивать спиртные напитки и курить в общественном месте нельзя, что такое поведение мешает остальным людям, но пока эти нормы не будут закреплены законодательно, ничего не изменится. Кто-то так и останется при своем мнении: мне хорошо, все остальное — твои проблемы. Можно долго взывать к совести и разъяснять, что коррупция — это великое зло, разъедающее государственную безопасность, что брать и давать взятки нехорошо и аморально. Но действенным будет шаг: закрепить это в законе, установить ответственность за противоправное поведение. Пример — проблема охраны археологического наследия. Знаем, что нарушить культурный пласт, изъять археологические артефакты на памятнике археологии — значит нанести ущерб истории, нарушить понимание ее хода (это как читать книгу с выдранными страницами). Но тем не менее “черные копатели” орудуют вовсю, говоря, что никому не мешают, а просто прикасаются к старине, да и вообще “Бог с ней, с историей”. Сейчас же их активность приостановилась. Почему? Потому что дана правовая оценка такой деятельности (появился указ Президента, соответствующие нормы закрепляются и в Кодексе о культуре, и в Кодексе об административных правонарушениях). Проведение археологических исследований без специального разрешения запрещено, гражданский оборот археологических артефактов (продажа, мена, залог) запрещен. Возможно, жизнь отдельного человека этими нормами мало затрагивается, но очевидно их масштабное значение в сохранении истории, охране культурного и археологического наследия — нашей “найбагацейшай спадчыны”.

Законы — это зеркало нашей жизни. Еще двадцать лет назад вопрос о защите детей от информации, наносящей вред их моральному и физическому здоровью, просто не стоял. Однако сейчас информационные потоки необходимо регулировать. И пусть маркировка “18+” на рекламе фильма, на печатной продукции заставит задуматься родителей, нужно и можно ли это смотреть, читать их ребенку. Мы же с вами умеем понимать правила дорожного движения и не переходим проспект на красный свет светофора. 

Каждый закон формирует и прививает культуру, четко определяя границы “хорошо — плохо”, “права — обязанности”, “нарушение прав — ответственность”. Общественное взаимоуважение (то есть наша с вами культура жить вместе), общественная безопасность (то есть наша с вами комфортная жизнь) — вот для чего создаются законы.

Наталья Кучинская, депутат Палаты представителей Национального собрания
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...