Культура начинается со свалки

Кто "оживит" неликвидное жилье в глубинке?

Как говорил классик, встал поутру, умылся, привел себя в порядок — и сразу же приведи в порядок свою планету. В Год культуры его слова более чем уместны. Потому что культура человека определяется не количеством прочитанных книг, увиденных спектаклей или фильмов, посещений художественных выставок, а прежде всего окружением, в котором живем: на каком подворье обитаем, по каким улицам ходим, в каких условиях работаем. 

Это особенно заметно сейчас, в самом начале весны, когда обнажились возникшие за зиму свалки на окраинах деревень, брошенные пакеты и бумага на придорожных полосах, заросшие выгоны и приусадебные участки, покосившиеся заброшенные родительские дома, различный хлам на подворье. Кто виноват в этом и что делать, чтобы такого не было? Ответы на эти вопросы — в материалах  корреспондентов «СГ» из глубинки.

Немецкий «орднунг» в толочинской Малявке


Только ли зарубежные наследники могут  оживить «неликвидное жилье» в витебской глубинке

Для уроженца сельской местности нет ничего печальнее вида заброшенной деревеньки с пустыми глазницами давно ослепших окон. И если житель городской, проезжая мимо опустевших полуразрушенных изб, видит в этом лишь штрих бесхозяйственности и какую-то эстетическую дисгармонию, то человек, знакомый с деревенским бытом, неизменно испытывает чувство острой ностальгии. 

Председатель Толочинского районного Совета депутатов Георгий Мурашко на практике знает, что иногда процесс поиска владельцев сельской недвижимости занимает годы:

– В районе около 100 ветхих и в разы больше пустующих домов. В прошлом году удалось снести рекордное количество построек – свыше пятидесяти. Благо помогли областные «Дажынкі». При подготовке к празднику хлеборобов из областного бюджета выделено 200 миллионов рублей на эти цели. Но средства потрачены в основном на благоустройство тех населенных пунктов, которые находятся вдоль дорог. Потребность, бесспорно, намного больше. Призвать нерадивых наследников навести порядок за свой счет практически нереально.

 Интересно, что в Толочинском районе сейчас к поискам владельцев «неликвидного» жилья активно привлекают прессу. Местные жители уже не удивляются, когда видят на страницах «районки» сообщения о розыске хозяев пустующих домов.  В перечне построек публикуются конкретные адреса, фамилии тех, кому ранее принадлежало имущество и координаты для связи. 

Председатель Толочинского сельисполкома Борис Закрижевский рассказывает: 

— На столь неординарный шаг вынуждены пойти после того, как уже использовали все другие меры. Например, поиск наследников с помощью писем-уведомлений успеха особого не приносил и требовал немалых материальных и временных затрат. А после публикации в райгазете тут же срабатывает «сарафанное радио» — и новость до наследников доходит мгновенно. Несмотря на границы и расстояния. 

Этот метод на подведомственной Борису Закрижевскому территории наиболее эффективен. Активно отрабатывают его и в других сельисполкомах.


— Год за годом количество пустующих домов увеличивается, – констатирует Георгий Мурашко. — Сельское население стареет. Сегодня каждый третий сельчанин в регионе – пенсионер. Еще недавно у нас насчитывалось 19 сельхозпредприятий, сейчас их 14. Так что необходимости, скажем, выкупать у населения и восстанавливать жилье, у хозяйственников нет. У предприятий есть свой запас «квадратов», который и предлагают вновь прибывшим кадрам.

Сегодня все чаще красивые ухоженные деревни становятся дачными поселками. Да, пусть это небольшая и в основном сезонная поддержка для развития местной инфраструктуры. Но, тем не менее, она дает селу шанс на возрождение. 

Вот недавно, например, в деревне Малявка приняли новых жителей. Около десяти лет здесь пустовал дом. А потом приехали наследники из Германии. Они не стали восстанавливать состарившееся жилье прабабушки, а снесли его и построили на родовом участке новый добротный коттедж с хорошей баней. Посадили вокруг сотню туй, поставили красивый забор, а по периметру – фонари. Для местного населения соседство с «маленькой Венецией»  стало хорошим стимулом для наведения порядка на своих подворьях. А иностранцы пошли дальше, недавно попросили в сельском Совете разрешение обустроить прилегающую территорию — на граничащем с их владениями участке когда-то сгорел дом. Теперь энтузиасты хотят построить там для всеобщего деревенского пользования хорошую спортивную площадку с кортом. 

Следом за немцами в Малявке выкупили дома и стали обустраиваться россияне и даже граждане Финляндии.

Сегодня в Толочинском районе  свыше 260 населенных пунктов. В 22 из них нет ни единого обитателя. Эти деревни остаются пока на карте района лишь потому, что там еще формально числятся один-два жителя или на лето приезжает кто-то из дачников. Кстати, что касается «безвестно отсутствующих» – иногда от дома остается лишь печная труба, но по домовой книге там кто-то зарегистрирован. Найти жильца-«невидимку» практически невозможно. Вот только пока этот человек где-то есть, на бумаге существует и сама деревня… Одна надежда на то, что странник, забывший дорогу домой, когда-нибудь вспомнит о своих истоках, вернется и решит-таки  обосноваться в родных краях. Ведь пока живут воспоминания о деревне – живет и она сама. А значит, пусть и маленький, но шанс на ее возрождение тоже существует.

Елена БЕГУНОВА

a_veresk@mail.ru

Кто найдет управу на дачников


СЧИТАЙ, в каждом сельсовете Пуховичского района бок о бок живут сельчане и дачники. Концентрация садовых товариществ — одна из высоких в области — 167  СТ и более 24 тысяч участков. Для местных властей сезонный наплыв горожан превращается в проблему. 

— Весь мусор от их пребывания в наших деревнях и на наших полях, — поделилась председатель Пережирского сельисполкома Елена Зубович, у которой «на попечении» 43 товарищества. — Несмотря на то, что большинство из них заключили договора на вывоз ТБО с коммунхозом, все равно продолжают засорять окружающий лес. Там, где председатель на месте, порядок более-менее поддерживается. Но есть такие общественники, для которых закон не писан. Два из них, например, не хотят заключать договора. Некоторые для отвода глаз установили 2—3 мусорных контейнера – и точка. А в их товариществах по тысяче и более участков. Например, в «Малинниках» 1641 надел, на «Шариках» — 1200. 

Сход  дачных постояльцев почти неуправляемый. Если кто-то голосует за одно решение, то сосед по участку обязательно выскажется против. Собрать деньги на вывоз мусора со всех без исключения хозяев невозможно. Хотя суммы небольшие, по карману даже пенсионерам. Поэтому в некоторых товариществах  быть председателем никто не хочет. 

В Голоцком сельсовете без управления два садовых  товарищества, рассказал председатель Виктор Малуха:

— Три не заключили договора с ЖКХ. Дачники к нам приезжают из Минска. С виду интеллигентные вроде, культурные люди, а после себя такой беспорядок оставляют, представить страшно. В апреле будем вновь собирать председателей  и вести разговор об уборке территории. Мы обязываем отдыхающих очищать не только свои подворья, но и двухсотметровую полосу леса от границы товарищества. 

Еще в конце ноября  выданы предписания навести порядок на  территориях товариществ  и в округе.  До начала дачного сезона экологическая служба рейдов не проводила, но проверки обязательно будут, гарантирует начальник районной инспекции природных ресурсов и охраны окружающей среды Юрий Курьянович:

— В апреле в сельсоветах проведем кустовые собрания, где подробно расскажем о требованиях по охране природы. В каждом товариществе должны разработать схему по обращению с коммунальными отходами, заключить договора с ЖКХ. Дело в том, что вступили в силу новые правила по согласованию таких схем, и председатели должны переоформить документ. Ничего трудного, обременительного для дачников в этом нет. Главное их желание, ответственность и действия по соблюдению порядка.

Практичное решение мусорной проблемы нашли кооператоры Минского района. Райпо обслуживает 242 товарищества, и на заготовке вторсырья, которое собирает у дачников, имеет прибыль. Сейчас обновляются графики объездов заготовителей. С февраля, чтобы заинтересовать сдатчиков, подняли цены на твердые бытовые отходы. Так, за килограмм пластика заплатят 3 тысячи, стекла  — 1200 рублей. Деньги небольшие, но ведь и получить их можно за мусор. В обмен на отходы, макулатуру предлагают семена картофеля, лук-севок. Может, к опыту надо присмотреться и в других районах?

Елена КЛИМОВИЧ, «СГ»

klimovich@sb.by

Уговор на каждай двор


А вот на бродячих собак он не действует

В ДЕРЕВНЕ Ямично Барановичского района по четвергам из районного ЖКХ приезжает машина. В назначенное время она подруливает к каждому двору, работники коммунальной службы забрасывают пакеты с отходами в кузов, и хозяину остается лишь убедиться в том, что услуга, за которую он ежемесячно платит около 11 тысяч рублей, оказана. 


Люди поняли: это очень удобно. А ведь еще минувшим летом отходы «утилизировали» кто как умел: сжигали, закапывали в землю, выносили в лес. 

Проблем, признает староста Ямично Нелли Илюкевич, с такой уборкой было немало. Но еще больших трудов стоило представителям районной власти, Миловидского сельсовета, на территории которого расположен населенный пункт, специалистам ЖКХ убедить почти всех сельчан заключить договоры на централизованный вывоз мусора. Уговорили, и сейчас уже не увидишь стихийных свалок вокруг деревни. 

А коммунальщики подсчитали, что работать по заявочному принципу с сельчанами выгоднее, чем устанавливать в деревнях контейнеры и использовать для их перевозки большегрузный транспорт. 

— У нас есть мини-полигоны, куда свозятся твердые бытовые отходы, — рассказывает директор районного ЖКХ Николай Кисель. — Отработана схема вывоза твердых бытовых отходов, где учтены каждый населенный пункт, количество заключенных договоров и прочие нюансы. Раз в неделю машина обязательно забирает мусор. 

Система функционирует уже не первый год. Сортируют отходы на специальных площадках сами работники ЖКХ. В планах — строительство сортировочной станции, которая позволит раздельным способом утилизировать до 80 — 90 процентов твердых бытовых отходов. Правда, объект этот дорогостоящий. Своими силами районному ЖКХ возвести его не по силам. 

У схемы сбора от каждого двора есть много преимуществ. Во-первых, мусор долго не залеживается. Во-вторых, сама услуга для людей стоит дешевле. Контейнеры в Барановичском районе оставили только в крупных поселках, таких как Мир, Жемчужный, где есть многоквартирные дома. Но спецтранспорт приезжает сюда чаще. 

Проблема, которая обостряется каждую весну, — бродячие собаки. Не успеет хозяин выставить пакет с мусором, как стая псов тут как тут. Минут двадцати, пока подойдет машина, бывает достаточно, чтобы они в клочья изорвали пленочную тару. А потом ветер гоняет по улице обрывки бумаги, пластиковые упаковки, и жители жалуются на работников коммунальной службы, что те не уследили за сохранностью мусора. 

Некоторые владельцы домов сооружают деревянные ящики, поднимают пакеты на специальные подставки, что хоть в какой-то мере уберегает от бродячих псов. Проблему уборки мусора в районе решили, а вот на бесхозных животных найти управу никак не могут.

Александр КУРЕЦ, «СГ»

kurec.a@mail.ru

Лом  не найдешь днем с огнем


В Телешах, что в Гомельском районе, есть два пункта приема вторсырья: легальный и нелегальный. Первый находится в сельском магазине, которому ежемесячно доводится план приема макулатуры, металлолома, стекла и т.д. План не очень высокий, а потому чаще всего он выполняется. Макулатуру люди приносят прямо в магазин, а на металлолом делают заявку продавцам, потом за ним приезжает машина прямо к дому, заготовитель забирает лом и рассчитывается на месте.   


Правда, знают сельчане и нелегальный приемный пункт, который работает прямо на дому.  Адрес его мне узнать не удалось  — не сказали. Однако черные и цветные металлы сельчане из соседних деревень предпочитают свозить именно сюда. Во-первых, цены здесь выше, а во-вторых, не интересуются, где взял. 

Еще несколько лет назад сплошь и рядом под открытым небом ржавели деньги. Брошенные полуразвалившиеся автомобили врастали в землю и попросту уничтожались коррозией. Теперь на дороге не найдешь ни одного болта. Даже старые дырявые кастрюли, обрезки арматуры, трубы от старых водопроводов подмели. 

Кроме стационарных пунктов приема, работают и так называемые передвижные. Это когда по деревням ездят разного рода «металлические» коробейники и собирают всякую ржавчину, отработавшие свое телевизоры и холодильники. Их в последние годы значительно поубавилось, но все равно «вымывание» металла из страны, хотя и в значительно меньших размерах, но продолжается и сейчас. 

Несмотря на то что вывоз металлического лома из Беларуси в Россию запрещен указом Президента, случаи контрабандного металла  встречаются. Так,  уже в этом месяце возле Добруша ГАИ  задержало автомашину, где находилось 25 тонн лома черного металла без соответствующих документов. В феврале на автодороге Рогачев — Поболово сотрудники Госавтоинспекции остановили грузовик под управлением 35-летнего горожанина, который в багажном отделении машины и автомобильном прицепе перевозил 800 кг промышленного лома черного металла без сопроводительных документов.   Нелегальному вывозу способствует прозрачность границы с Российской Федерацией. Конечно, повышение закупочных цен на металлический лом в нашей стране несколько смягчило ситуацию, но кардинально ее не решило. Что поделаешь, уж очень доходен этот бизнес!

Nvakulich2016@mail.ru
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости