Культ уличности

Митинги 4 февраля обозначили новую линию раздела в российском обществе. По одну сторону — Болотная площадь, протестное движение без внятных целей. Наглядной иллюстрацией проблемы стал отказ зарегистрированных кандидатов в президенты от предполагавшихся выступлений на Болотной. Публику, среди которой были и известные либералы, и левые радикалы, и эпатажные националисты, ничего не объединяет под лозунгами «За», зато ее неистово заводит любое «Против». Не случайно наблюдатели сравнили этот митинг с митинговой стихией в феврале 17–го года, когда даже «бобровые шубы» украсились красными ленточками, а страна стремительно скатывалась к беззаконию, анархии и гражданской войне.

Митинги 4 февраля обозначили новую линию раздела в российском обществе. По одну сторону — Болотная площадь, протестное движение без внятных целей. Наглядной иллюстрацией проблемы стал отказ зарегистрированных кандидатов в президенты от предполагавшихся выступлений на Болотной. Публику, среди которой были и известные либералы, и левые радикалы, и эпатажные националисты, ничего не объединяет под лозунгами «За», зато ее неистово заводит любое «Против». Не случайно наблюдатели сравнили этот митинг с митинговой стихией в феврале 17–го года, когда даже «бобровые шубы» украсились красными ленточками, а страна стремительно скатывалась к беззаконию, анархии и гражданской войне.


По другую сторону виртуальных пока баррикад — сторонники действующей власти, решившие дать отпор митингующей оппозиции. Эти люди вышли к Поклонной горе под лозунгами «Не дадим развалить страну!», «Честным выборам — да, оранжевым — нет!». В отличие от карнавальной Болотной площади, где самовыражались известные люди из мира театра и кино, ораторы на Поклонной горе выступили с идейно–политических позиций. Тон задали такие известные державники и патриоты, как Александр Дугин и Александр Проханов, без обиняков заявившие, что «оранжевые» силы пришли с Запада, разрушили арабский мир, а теперь рвутся в Россию, в том числе и через Болотную площадь.


Таким образом, то, на что ранее осторожно намекали в Кремле, указывая на связь некоторых оппозиционных московских центров с американским госдепом, сегодня определило новый поворот российской политики. «Патриоты» вышли на улицы против «оранжевых». Видимо, именно этим объясняется такой сильный перевес участников митинга на Поклонной горе (138 тысяч человек) над оппозиционной Болотной площадью (38 тысяч). Просто для поддержки власти столько людей не выведешь — хотя бы потому, что, как известно из истории, любую власть русский человек по определению не любит...


Речь идет именно о новом повороте общественного настроения в России, которое столкнулось с легко узнаваемым сценарием, апробированным в Киеве, Тбилиси, Бишкеке...


Политолог Сергей Кургинян призывал манифестантов не допустить «оранжевого» бунта в Российской Федерации. «Мы говорим им нет. Мы говорим нет деструкции России. Мы говорим нет «оранжевому» высокомерию. Мы говорим нет американскому посольству, куда они, как коровы, шли на водопой. Вынесем «оранжевый» мусор! Да — нашему единству патриотов. Да — нашей политической борьбе и нет Америке и всем, кто с ними», — заявил политолог, и это выступление можно назвать лейтмотивом.


Как считает заместитель председателя комитета Госдумы по культуре, первый заместитель секретаря президиума генерального совета «Единой России» Сергей Железняк, участники митинга на Поклонной горе своим присутствием заявили, что хотят сами решать, какой должна быть страна, и выразили поддержку курсу Владимира Путина. «Люди устали смотреть, как им пытаются навязать чужое мнение, как кто–то пытается что–то за них заявить. Они видят, что эти попытки тянут нашу страну в хаос 1990–х годов. Но люди понимают, насколько сложно было достичь всего, чего мы достигли за последние годы, и как легко сегодня это все можно потерять», — заявил Железняк. По его словам, на Поклонной горе люди говорили нет революции, различным иностранным проектам по навязыванию своей воли. «Мы — граждане России, сами должны решать, какой должна быть страна, как она должна развиваться, и не должны следовать чужой воле. На площадь вышли очень разные люди, их было очень много. Люди хотят показать единство, сказать: «Мы — вместе, мы страну не отдадим!» — сказал первый замсекретаря президиума генсовета «ЕР».


Когда речь идет о вмешательстве извне, значительная часть населения консолидируется вокруг курса власти. Эта политическая аксиома в полной мере проявилась в минувшие выходные в противостоянии двух митингов. Сторонники «оранжевых технологий» оказались в Москве в явном меньшинстве. В России, надо полагать, тем более...


Кстати, В.Путин не исключил, что при организации так называемого пропутинского митинга мог быть задействован административный ресурс, как говорится, не без этого. Флаги и транспаранты с логотипами различных предприятий, а также фирменные надписи на соответствующих автобусах наблюдались на Поклонной в изобилии. Но, как справедливо заметил путинский пресс–секретарь, людей можно призывать выйти на митинг, но их нельзя заставить это сделать.


После субботы, 4 февраля, стало очевидно: президентская кампания–2012 пройдет на волне повышенной политической активности общества, причем власть после оказанной поддержки почувствовала себя увереннее. Пресс–секретарь Владимира Путина позволил себе с уверенностью заявить: при том уровне поддержки, который продемонстрировала Поклонная гора, Путин легко победит в первом туре.


Удовлетворение ситуацией выразили и в Кремле. Глава администрации Президента Сергей Иванов, явно довольный развитием событий, назвал митинги свидетельством плюрализма мнений. Таким образом, власти наконец определили собственную стратегию в отношении протестных акций населения. От декабрьской растерянности нет и следа. На каждую Болотную прозвучит «ответ Чемберлену» с Поклонной горы, пишет «Независимая газета».


В итоге можно сказать, что страсть к «уличной демократии» еще не закончилась. Но она, как процесс, достаточно опасна — если в одном городе проводится несколько митингов с абсолютно разными взглядами и требованиями, то это может привести и к конфронтации. Тем более что друг другу противостоят люди из бюджетной сферы и «вольные художники». Любая искорка, выход из–под контроля — и в ход пойдут булыжники. Эти люди из разных социальных сфер слишком легко убеждают себя, что против них «враги». Президент Д.Медведев комментариев пока не дает, а претендент В.Путин очень осторожен в оценках перспектив.


Надо сказать, и это подчеркивает, например, ресурс YTRO.RU, что первоначальный энтузиазм Акунина, Быкова, Немцова и других несколько ослабевает.


Протестное движение на пороге кризиса, как известно, прежде всего это кризис целей. Уже понятно, что основные требования митингующих исполнены не будут. Более того, после выборов 4 марта потенциал митингов резко снижается, поскольку заканчивается электоральный цикл. Одновременно протестующие старательно избегают попыток ввести движение в определенное идейно–политическое русло, хотя это могло бы помочь сфокусировать точку приложения энергии протеста. Пока она размазана тонким слоем практически по всему общегражданскому спектру. В субботу по Якиманке дружными колоннами прошли отъявленные либералы, левые радикалы и записные националисты. Митинг Борового и Новодворской, принципиально не пожелавших участвовать в общем мероприятии с коммунистами и националистами, был показательно проигнорирован «прогрессивной общественностью». Прямо какое–то большое водяное перемирие... Не хочется вспоминать, что по законам джунглей такое случается только по случаю действительно серьезной засухи.


Москва.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости