Кукурузная иллюзия кормового благополучия

Кукуруза в структуре посевных площадей занимает необоснованно высокий процент

УЖЕ лет восемь Минсельхозпрод и ученые-аграрии бьют тревогу: кукуруза в структуре посевных площадей занимает необоснованно высокий процент. Как минимум два года назад тревога переросла в набат: засилье этой кормовой культуры не позволяет снизить себестоимость мяса и молока, подрывая экономику сельхозпроизводства. Каждому региону рекомендовали подкорректировать посевные площади так, чтобы удешевить корма, ведь они в структуре затрат занимают до 60 процентов. Однако нельзя сказать, что на местах тут же взялись выполнять авторитетные рекомендации. Как сеяли десять лет назад около миллиона гектаров кукурузы, так и сеем. 


Почему, несмотря ни на что, хозяйства из года в год выращивают и накапливают большие запасы дорогого кукурузного силоса, а ученые в сердцах называют его кислятиной и иллюзией кормового благополучия? Разве трудно просчитать, какие культуры выгоднее, и заточить под них экономику? Да, деньги «чеканятся» на фермах, но изначально закладываются в кормах.

ДО начала 50-х годов кукуруза была вполне обычной культурой, скорее, даже второстепенной в мире сельхозрастений. Пшеница или рожь — это да, «хлеб — всему голова», без него никуда. А кукуруза испытывала все падения и взлеты того времени: в 1954-м в Беларуси посеяли 48 тысяч гектаров, через три года под нее отвели уже 200 тысяч, где каждый гектар давал по 80 центнеров массы. Несмотря на низкое плодородие почв, недостаток удобрений и техники, по воле руководства страны посевы кукурузы за счет запашки клеверов продолжали расширяться и в 1962 году уже достигли 741 тысячи гектаров — в 37 раз больше, чем в 1957-м. Но продуктивность по-прежнему оставалась низкой, выращивание неэффективным, и после смены руководства СССР в 1964 году посевы стремительно сократили до 120 тысяч гектаров.

Со временем повышалась культура земледелия, появлялись более продуктивные гибриды. К 2002 году площади под кукурузой в нашей стране превысили
400 тысяч гектаров. На полигонах Полесского института растениеводства селекционеры вывели более двухсот отечественных адаптированных и холодоустойчивых гибридов, а с вводом Мозырского и Ивацевичского кукурузокалибровочных заводов началось промышленное производство отечественных семян, что позволило сократить импорт и сэкономить бюджетные деньги. К тому же климат стал не только более теплым, но и капризным. Погода может «подарить» или «отнять» 1,5—2 миллиона тонн зерна, как это случилось в этом году. И здесь кукуруза, безусловно, восполняет зерновые потери. Не случайно республика стала чуть ли не мировым лидером по количеству этой культуры на гектар пашни. Вот так Золушка, сельскохозяйственная падчерица, превратилась даже не в принцессу, а королеву полей. Так нужно ли ставить заслон ее экспансии?

СПОРУ нет, увлеченность этой культурой объяснима. Кукурузный силос считают панацеей, спасителем животноводства. Это сильное молокогонное средство: энергетическая питательность сухого вещества приближается к зерну, и он по праву считается незаменимым в рационах животных. По сути, благодаря силосу мы накормили скот и вышли по надоям на 4-тысячный рубеж. Безусловно, при грамотной заготовке и сбалансированности рационов без него не обойтись, да к этому никто и не призывает. Дело в другом: мясо и молоко — это, по существу, корма, переработанные организмом животных. От их качества и сбалансированности зависит здоровье скота, продуктивность и в конечном итоге доходы, прибыль и конкурентоспособность продукции на зарубежных ранках.

Проблема в том, что с 2010 по 2017 год при наращивании кормовой базы, строительстве современнейших молочно-товарных ферм по надоям и привесам практически топчемся на месте. На новых МТФ корова эксплуатируется 2—3 года, причем в последний год ее жизни это неполноценное животное с парализованными ногами. В целом темпы выбытия буренок настораживают: в 2016—2017 годах в общей сложности до миллиона голов. А затраты и себестоимость продукции растут чуть ли не в геометрической прогрессии. Конечно, тому есть и объективные причины. Но главная, по мнению ученых, не имеющий аналогов в мире силосно-концентратный корм с преобладанием кукурузного силоса.

Непонятно, почему многие стараются закрывать глаза на недостатки королевы полей — низкую протеиновую питательность и избыточную кислотность? Можно перечислить и другие минусы: кукурузный силос малопригоден для кормления стельных сухостойных коров, так как его каротин не полностью превращается в витамин А, а избыток органических кислот отрицательно сказывается на жизнеспособности новорожденных телят. Он дорог в приготовлении: по расчетам специалистов, себестоимость его кормовой единицы в 2,3 раза выше, чем у многолетних трав. А если кукурузный силос сбалансировать по протеину соевым шротом — в пять раз. Именно поэтому ученые предлагают для оптимизации кормопроизводства сократить площади под кукурузой на силос, увеличив посевы многолетних бобовых трав и их смесей со злаками. Чем больше будет белка из многолетних трав, тем меньше его надо в концентрированных кормах. А первые ведь значительно дешевле вторых. Вот вам и экономика, и снижение затрат.

ЭКОНОМИЧЕСКИЙ плюс с меньшими затратами у тех хозяйств и регионов, которые выработали оптимальную структуру посевных. Пример — Брестская область. Здесь получают самую высокую в республике прибыль от реализации продукции на один балло-гектар. В 2016-м — 4,7 тысячи рублей, а в 2017-м — 5,1. Доказательство тому — средний удой молока от коровы к уровню 2016 года увеличился на 269 килограммов и превысил 5,4 тонны. Среднесуточные привесы КРС на выращивании и откорме — на 11 граммов, до 635. Причем рост производства молока и мяса идет при снижении расхода кормов на единицу продукции. Так, на производство центнера молока в 2014-м — 1,14 центнера кормоединиц, в 2016-м — 1,06, в прошлом году снизили до одного. Та же динамика и при производстве центнера привеса.

Неудивительно, что первый заместитель председателя Комитета по сельскому хозяйству и продовольствию Брестского облисполкома Сергей Буткевич
убежденно говорит: в регионе практически вышли на оптимальную структуру кормовой базы. Конечно, с появлением новых культур она будет совершенствоваться, но в целом структура посевных сложилась.

При этом на Брестчине не отказываются от кукурузы, но ежегодно увеличивают посевы трав. Начальник отдела производства продукции растениеводства и кормопроизводства Комитета по сельскому хозяйству и продовольствию Брестского облисполкома Виталий Рудь рассказывает:

— Последние пять лет кукурузы сеем в среднем 195 тысяч гектаров. В этом году уменьшили до 186 тысяч гектаров, из которых на зерно отвели около 30 тысяч гектаров.

— А ведь по рекомендациям ученых региону надо не более 150 тысяч гектаров кукурузы. Обоснуйте.

— Под наше поголовье КРС — 853,6 тысячи — надо заготавливать свыше 4 миллионов тонн силоса и 2,5—3 миллиона тонн сенажа, в том числе за счет трав. От этого мы и пляшем. Со 190 тысяч гектаров получаем необходимый объем. А вообще, постепенно будем снижать площади под кукурузу за счет урожайности. Но раз на раз не приходится: один год урожайный, другой, как 2018-й, проблемный. А кукуруза спасает, восполняя недобор зерна. Параллельно расширяем посевы трав и их видовой состав. Для сравнения: если в 2014 году было 97 тысяч гектаров, то в этом — 117,7 тысячи. Посевы люцерны увеличили в 3,3 раза. Плюс в этом году посеяли 11,8 тысячи и планируем в ближайшее время довести их до 50 тысяч гектаров. Это даже больше, чем рекомендуют Минсельхозпрод и наука. За счет чего? В структуре пашни частично уменьшаем злаковые кормовые культуры и увеличиваем бобовые, в частности клевера и люцерну. Но все это делаем постепенно, нельзя одним махом. Работаем и с новыми кормовыми культурами. В этом году совместно с Полесским аграрно-экологическим институтом планируем завершить первую часть инновационного проекта по внедрению в хозяйствах региона сильфии пронзеннолистной. Данные, полученные институтом с 2013 по 2017 год в нашей области, показали ее превосходство по выходу кормовых единиц, сухого вещества и сырого протеина с единицы площади посевов как по отношению к кукурузе, так и к традиционным однолетним и многолетним травам. А ее способность сохранять качество и питательную ценность независимо от режимов скашивания позволит увеличить объем зеленой массы на корм скоту. Урожайность до 1000 тонн на круг.

Для удешевления кормов с прошлого года с 14 тысяч до 20 тысяч гектаров в области увеличены посевы под смеси крестоцветных и зерновых культур. Полнорационные кормосмеси дают возможность на тех же кормах получить продукции на 15—20 процентов больше и наполовину сократить расходы на лечение заболеваний, вызванных нарушениями обмена веществ. Ведь понятно, что биологически полноценное кормление животных — главное условие для максимального превращения кормов в продукцию, повышения ее рентабельности, а значит, и конкурентоспособности на рынке.

ПРИМЕР многих хозяйств Брестской области показывает: там, где считают финансы, во что обходятся корма, мясо и молоко, — постепенно сокращают посевы кукурузы на силос, наращивая заготовку кормов из трав. Здесь важно найти оптимальный вариант соотношения силоса и сенажа и по максимуму брать все ценное от каждой кормовой культуры при минимуме затрат. 

Например, в Германии считается экономически выгодным рацион, состоящий из 50—55 процентов кукурузного силоса и 25—50 процентов трав. Практически за те же параметры бьются Минсельхозпрод совместно с учеными. А в хозяйствах до сих пор следят за статистикой, не считая экономику. Главное — получить прибавку, а каким образом — не важно. Поэтому и трудно расстаться с наиболее затратной и не щадящей здоровье животных схемой кормления скота, не имеющей аналогов ни в Европе, ни в Америке.

germanovich@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Автор фото: Сергей ЛОЗЮК
Загрузка...
Новости