Минск
+23 oC
USD: 2.05
EUR: 2.28

Заимствование из других культур — процесс длительный и сложный

Кукла Барби и генералы ларёчных карьеров

Заимствование из других культур — процесс длительный и сложный. И далеко не всегда этот процесс дает плоды. Чаще всего результат выглядит забавным. И, поверьте мне, забавный результат — это еще хорошо.

Пример забавных результатов — кукла Барби. Кукла Барби — это огромный пласт в западном масскульте, идол и фетиш одновременно. У девяноста процентов американских девочек в возрасте от трех до десяти лет дома есть хотя бы одна кукла Барби. И, разумеется, культ Барби передается от поколения к поколению.

А в Беларуси кукла Барби вообще не является для детей предметом вожделений. Ну нет тут у девочек куклы Барби, и ладно. Бесчисленные поколения белорусок жили без кукол Барби. И следующие поколения, думаю, проживут.

Если же Барби пересаживают на другую культурную почву, то получается, например “хиджарби” (калька с английского hijarbie), то есть “барби в хиджабе”. Очень модный сейчас в социальных сетях тренд, и вполне себе взрослые люди закутывают кукол в хиджабы, фотографируют и выкладывают картинки в интернет.

Фото instagram.com

В Беларуси, следуя этому примеру, можно запустить тренд “вышыбарбi”, то есть Барби в вышитой рубашке. Или “случарбi” — Барби в слуцком поясе. Ощущаете себя идиотами уже? Нет, это вы просто не уловили тренд.

Так вот, “случарбi”/”хиджарби” — то же самое, что белорусское “предпринимательство”. Пересадка инородного на чужую почву. Никакого предпринимательства в Беларуси спокон веку не было. Шляхта была. Магнаты были. Крестьяне были. А предпринимателей не было.

Если мы посмотрим на самое первое определение предпринимателя в научной экономической литературе, то мы там прочтем: “Предприниматель — это человек с неопределенными, нефиксированными доходами, который приобретает чужие товары по известной цене, а свои будет продавать по цене, ему пока неизвестной. Главная отличительная черта предпринимателя — риск”. Где вы видели белорусов, склонных к риску?

Взглянем на цифры. При Александре II Освободителе, в последней четверти XIX века, в Минской губернии числилось 280 подданных купеческого звания. Из них 252 купца (90%) были евреями. Белорусы, титульная нация, просто игнорировали коммерцию как сферу деятельности. Земелькой да, интересовались сильно. Но не торговлишкой. Предпринимательство и торговля воспринимались белорусами как более-менее ненаказуемый вид воровства. И ни одного хорошего слова у белорусских классиков о предпринимательском сословии вы не найдете. 

Ладно, это при царе. А что мы имеем при НЭПе? Да то же самое. В 1925 году Кондрат Крапива пишет: “У загадчыцы Антолі//”Мышы” з’елі скрыню солі,//А пасля яшчэ, заразы,// Бочку выжлукталі газы”. Проходит девяносто лет, а басня эта, только в прозе, звучит с самых высоких трибун и будоражит население, взыскующее справедливости и твердых цен.

Даже в благословенные брежневские годы в БССР было ничтожно мало “цеховиков”. Знатоки вспомнят “дело Бороды”, но его фигурант Матвей Борода был заведующим райпо, не предпринимателем, а классическим “расхитителем социалистической собственности”. Впрочем, и расцвет горбачевских “кооперативов” не породил в БССР, а позже в суверенной Беларуси предпринимательского класса. Именно класса, потому что полтора-два десятка парвеню не в счет. И лишь подшивки “Советской Белоруссии” времен перестройки и тома уголовных дел ОБХСС МВД БССР еще хранят имена местных кооператоров-героев предрассветного часа.


Фото Артура ПРУПАСА

Нынешнему мощному белорусскому госсектору, натурально, нужны и “однодневки”, и “помойки” для воровства казенных денег, это объективно, таков уж государственно-монополистический капитализм, по В.И. Ленину. Но путь через рынок “Ждановичи” на Каймановы острова представляется уж слишком экзотическим. И если на словах все готовы красть миллион и сношать королеву, то при реальном столкновении с разделом VIII Особенной части УК РБ, толпа желающих стремительно редеет. Остается торговля азиатской мануфактурой, электрическими батарейками и чехлами для мобильных телефонов. Так что в целом, по гамбургскому счету, белорусское “предпринимательство” начиналось клетчатыми баулами “челноков” и ими же заканчивается. И предприниматели уже всё поняли и хотят только одного — чтобы наверху поняли, что они поняли.

“Это приговор частному капиталу?” — спросите вы. Нет, конечно. Я просто тактично намекаю, что если гарантировать нашим приунывшим частникам 10% прибыли, то они согласятся на всякое применение. Таков железный закон капитала, и пренебрегать им не стоит.

infong@sb.by
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...