Куда зовет музей

Почему недостаточно используется потенциал научных музеев

Познание через развлечение — так в мире работают музеи, популяризирующие науку. Кто же откажется примерить на себя роль космонавта в парке Ла–Виллет в Париже, заблудиться в «лесу хромосом» в городе искусств и наук в Валенсии, совершить путешествие внутрь человеческого тела в музее в Лейдене, вызвать торнадо в Центре Коперника в Варшаве? О таком масштабе, помноженном на интерактивность и новейшие технологии, нам пока можно только мечтать. И все же наметился тренд к заполнению ниши. Только за последние пару лет в Минске открылись три частных музея популярной науки — «Элементо», «Квантум» и «Эврикум». Давно работают планетарий, музей природы и экологии, центр океанографии. Но почему даже имеющийся потенциал используется далеко не полностью?


Одна из недооцененных публикой «жемчужин» — зоологический музей биофака БГУ. Его коллекция такова, что могла бы претендовать на статус национальной, но познакомиться с ней не так–то просто. Находится она за МКАД, в здании биофака, и открыта для визитов только с 9.00 до 17.00 в будние дни. Основные посетители — студенты, у которых тут проходят занятия, и, по средам и четвергам, школьные группы. А ведь экспозиция, в которой собрано более 4,5 тысячи экземпляров и представлена фауна со всего мира — с обширными коллекциями насекомых, рыб, птиц, млекопитающих и залом палеонтологии, — действительно впечатляет. Значительная часть представленного — уникальна. Заведующий музеем Александр Писаненко проводит мини–экскурсию. Вот красный волк — единственный экспонат на всю Беларусь. Большая коллекция скелетов: музей существует с 1921 года, и его основу создавал еще первый таксидермист Антон Титок. В экспозиции имеются «аномальные» животные с отклонением в развитии: тут и теленок с двумя головами, и белая ушастая сова, тоже единственная в стране — у альбиносов обычно красные глаза, а у нее из–за генетического каприза сохранилась естественная окраска.


В зале палеонтологии вообще уникально все. Ископаемые трилобиты возрастом 450 — 300 миллионов лет, привезенные выпускником биофака Юрием Заикой из–под Петербурга. Часть довоенной коллекции Фридриха Кранца, которую приобрел основатель музея профессор Анатолий Федюшин. Зубы мамонта — от мамонтенка до взрослого, из последней популяции, которая жила на нашей территории 28 тысяч лет назад. Части их скелетов — фрагменты нескольких особей ученые нашли на глубине пяти метров при строительстве здания в районе улицы Машиностроителей. Много находок было, когда строили метро в Уручье — череп бизона, редчайший скелет лесного слона (они жили еще до мамонтов). К сожалению, стройку не могли остановить, и многие раритеты были просто уничтожены техникой или остались в земле. Все, что ученым удалось выхватить, — теперь перед глазами посетителей.


— Мы несколько раз подавали заявку на присвоение музею национального статуса, но нам отказывали, в том числе и потому, что у нас немного посетителей. Но мы за городом, и это не лучшее место для музейной экспозиции. Когда мы находились в центре и у нас еще не было таких площадей и богатой, разнообразной экспозиции, к нам приходило в два раза больше посетителей, — делится наболевшим Александр Писаненко. — Есть и другой момент. У нас работают всего 4 человека, экскурсоводов нет, и большой поток мы не можем обслужить. Кроме того, все средства, поступающие в кассу, идут в бюджет БГУ, а не на развитие музея.


Зоомузей более 30 лет поддерживается и обновляется усилиями сотрудников–энтузиастов, в частности, ведущим зоологом музея Александром Митяниным, чьи работы выполнены на высочайшем профессиональном уровне. Животные, обретающие благодаря его мастерству вторую жизнь в музее, выглядят как живые, со своим движением и характером. Уйди он — экспозиция перестанет обновляться...

Говорят, у любого музея есть три главные проблемы: площади, деньги и кадры. Но даже с оглядкой на этот факт малопонятно, почему зоологический музей, который мог бы стать центром притяжения и минчан, и туристов, вынесен на задворки и практически ограничен в приеме посетителей.

Кстати


Накануне нового года Национальная академия наук поделилась планами создания крупного палеонтологического музея — первого подобного в стране. Планируется возвести трехэтажный макет эволюции природного мира и разместить на одной из площадок с прозрачным куполом мамонта, силуэт которого будет подсвечен. Генеральный директор НПЦ по биоресурсам Олег Бородин поясняет, что музей — это верхушка айсберга, демонстрационная часть, которая сделает доступной для широкой общественности накопленный материал:

— Сейчас мы занимаемся тем, что собираем информацию, обобщаем, что у нас вообще по этому направлению в Беларуси сделано. Это не значит, что мы заберем у всех материалы и коллекции. Мы узнаем, что, где и у кого хранится, создаем единую базу. Порой мы возвращаем материалы, которые когда–то передавались на хранение. В нынешнем году мы планируем открыть палеонтологический отдел при нашем центре, который будет решать эту задачу. Важно, что все материалы будут демонстрироваться на новом технологическом уровне, с использованием всех современных возможностей — голографии, 3D–печати, мультимедийных средств. Конечно, будет интерактив и ориентация на посетителей разной степени подготовленности — от школьников до ученых. При этом ставка идет не столько на окупаемость за счет билетов, сколько на привлечение научных проектов, в том числе зарубежных.

Штрихи к проблеме


Интерес к научной тематике растет, и его уже подхватила частная инициатива. Первопроходцем стал музей науки «Элементо», открывшийся два года назад. Его создатель Олег Эм позитивно относится к тому, что с тех пор у него появились два конкурента:

— Это новый формат для нашей страны и интересный. Возможно, кто–то может увидеть здесь относительно быстрый способ заработать какие–то деньги. Не считаю, что это плохо, если, конечно, понимать, что есть риск уйти больше в развлечение, шоу, чем в просвещение. Нужно сохранять баланс. Да, многие подобные зарубежные музеи дотируются государством, но тут вопрос, как и чем помогать. Мощная поддержка не всегда хорошо влияет на качество, не дает развиваться новым формам, искать способы привлечения зрителей. Но вот в прошлом году мы увидели, что работать все тяжелее, платежеспособность уменьшается, и обратились к арендодателю — госконцерну — с просьбой снизить коммерческую ставку аренды. Никто не мог взять на себя ответственность и дать скидку, с ответом тянули, а мы наращивали долги по «коммуналке» и аренде. У нас достаточно большие социальные обязательства (например, мы предоставляем скидки многодетным), и в сложившихся условиях сохранять рентабельность стало проблематично. Поэтому наш музей обратился за партнерской поддержкой к Национальной библиотеке и будет работать под ее крылом.

Фото  Павла  ЧУЙКО.

По мнению Олега, глобальная отдача от таких музеев будет видна через несколько десятков лет — как в США, где полвека назад в каждом штате их появилось несколько, а теперь там есть Илон Маск и Google. Виден результат — пробуждение живого интереса детей к научной тематике, формирование позитивного образа науки. Когда после завершения программы у посетителей спрашивают, кто хочет стать ученым, поднимется лес рук.

Такие же цели преследует и «Квантум», открывшийся в сентябре прошлого года. Он поделен на зоны — механики, оптики, акустики, электромагнетизма, аэрогидродинамики, головоломок, биологии. А чтобы дети не уставали от большого количества информации, добавлены развлекательные пространства, где можно побегать, выплеснуть энергию, например, зеркальный лабиринт, пожарная машина. Директор «Квантума» Илья Курашов полагает: эта ниша неисчерпаема. Что подтверждает пример зарубежных музеев, которые десятилетиями не теряют популярности за счет постоянного обновления экспозиции, новых мастер–классов и шоу:

— Мы придерживаемся такой же политики. Раз в 3 месяца к нам приезжают новые экспонаты, а сейчас мы открыли их собственное производство, проектируем и создаем, чтобы не закупать за границей. Конечно, от государства хотелось бы видеть шаг навстречу. Мы готовы реализовывать проекты, которые можно было бы включать в образовательную программу. Прошли вы по физике раздел механики или оптики — можете прийти к нам и наглядно, на практике изучить материал. Мы готовы разработать план лекций, дополнять учебный процесс. Но школы привлечь не получается. У них есть план по посещению музеев, и вклиниться в него мы не можем.

Вот и выходит, что великолепный ресурс, созданный и частной инициативой, и государством, задействован не в полной мере для формирования того потенциала, способного в обозримом будущем привести нас к экономике знаний, о которой столько говорится. Пожалуй, пришел момент посмотреть на музеи, прививающие любовь к познанию, со всей серьезностью.

vasilishina@sb.by

1/
Фото: Артур ПРУПАС
Фото: Артур ПРУПАС
Фото: Артур ПРУПАС
Фото: Артур ПРУПАС
Фото: Артур ПРУПАС
Фото: Артур ПРУПАС
Фото: Артур ПРУПАС
Фото: Артур ПРУПАС
Фото: Артур ПРУПАС
Фото: Артур ПРУПАС
Фото: Артур ПРУПАС
Фото: Артур ПРУПАС
Фото: Артур ПРУПАС
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Автор фото: Артур ПРУПАС
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости