Куда спешат затраты?

В 2013 году объем выделяемых АПК бюджетных и кредитных ресурсов составит 32,5 триллиона рублей, или 3,6 миллиарда долларов. Для сравнения: еще несколько лет назад в село в среднем вкладывалось около 3,2 миллиарда долларов. В 2012 году благодаря поддержке главы государства ассигнования удалось нарастить до максимальных за всю историю объемов — более 30 триллионов рублей. Но из общего объема государственной поддержки АПК непосредственно в сельское хозяйство направляется не более 20 процентов. Остальные объемы приходятся на несельскохозяйственный сектор — компенсацию процентов по кредитам банков, удешевление материально-технических ресурсов, другие программные мероприятия.

Не на перепаханное поле, а на произведенную продукцию будут направляться дотации белорусскому агроному

В 2013 году объем выделяемых АПК бюджетных и кредитных ресурсов составит 32,5 триллиона рублей, или 3,6 миллиарда долларов. Для сравнения: еще несколько лет назад в село в среднем вкладывалось около 3,2 миллиарда долларов. В 2012 году благодаря поддержке главы государства ассигнования удалось нарастить до максимальных за всю историю объемов — более 30 триллионов рублей. Но из общего объема государственной поддержки АПК непосредственно в сельское хозяйство направляется не более 20 процентов. Остальные объемы приходятся на несельскохозяйственный сектор — компенсацию процентов по кредитам банков, удешевление материально-технических ресурсов, другие программные мероприятия.

Стимул или компенсация?

Нередко можно слышать критику в адрес аграриев, мол, они получают дотации, которые неадекватны отдаче. Но цифры свидетельствуют об обратном. Только за последние три года конечный выход сельхозпродукции увеличился на 30 процентов. Республика стала значительным игроком и на зарубежном продовольственном рынке. Так, в прошлом году агроэкспорт составил порядка 4,8 миллиарда долларов.

Государственная поддержка национального агропроизводителя в тех или иных формах следует во всех развитых экономиках. Экономисты верно заметили, что в условиях глобализации и усиления конкуренции тот, кто не поддерживает своего агрария, тот поддерживает зарубежного. В западных странах средства, выделяемые на поддержку сельского хозяйства, рассматриваются как компенсация потерь отрасли в условиях нестабильности рынка. Размер этой компенсации может достигать 70 процентов стоимости продукции сельского хозяйства. Даже недавний кризис в Европе не стал помехой — для помощи сельскому хозяйству средства находились всегда.

Так, сельхозбюджет Евросоюза увеличился с 45 миллиардов евро в 2007 году почти до 50 миллиардов к 2012-му. Аграрные министры даже с наступлением кризиса сумели сохранить гигантские субсидии европейским фермерам, остаются они и до сих пор. Интересно, что расходы на науку и образование составляют лишь десятую долю средств, выделяемых на сельское хозяйство.

В настоящее время государственная поддержка АПК в Беларуси составляет 15—16 процентов валового производства продукции. У наших партнеров по Таможенному союзу — России — 7, в Казахстане до 5 процентов. В то же время в Латвии объем бюджетных вложений в сельское хозяйство 26 процентов, в Эстонии — 24, Чехии — 31, Финляндии — 49 процентов.

Вообще, на Западе настолько развито государственное стимулирование сельского хозяйства, что довольно трудно подсчитать, сколько средств из казны выделяется фермерам. Ведь, помимо прямых и косвенных выплат, существует и перераспределение налоговых поступлений в пользу аграриев. Деньги, собранные в виде налогов со всех граждан, всевозможные торговые надбавки так или иначе возвращаются в аграрный сектор, что, к сожалению, пока не происходит в нашей республике.

Необходима корректировка

В последние годы темпы роста цен на сельхозпродукцию в Беларуси были ниже темпов увеличения цен на промышленные ресурсы для сельского хозяйства, что по-прежнему свидетельствует о диспаритете. Потери, понесенные АПК в результате неравного межотраслевого товарообмена, даже государственной поддержкой компенсируются далеко не полностью. Это отрицательно сказывается на финансовом состоянии сельскохозяйственного производства, создает дополнительные препятствия притоку инвестиций в аграрный сектор.

Недостаток собственных средств вынуждает хозяйства регулярно привлекать кредитные ресурсы, которые далеко не всегда своевременно возвращаются. Это приводит к увеличению задолженности, достигшей уже десятков триллионов рублей.

Есть и еще одна проблема. Сопоставляя уровни цен на промышленную продукцию и продукцию АПК, можно констатировать, что сельскохозяйственные производители нашей страны находятся в невыгодных условиях по сравнению с другими участниками Единого экономического пространства. Так, для приобретения одной тонны дизельного топлива отечественным сельхозпроизводителям необходимо было, по состоянию на середину прошлого года, продать шесть тонн молока, тогда как в России и Казахстане — 1,79 и 1,34 тонны молока соответственно.

А ведь установление справедливого ценообразования очень важно на современном этапе. Нужно учитывать, что год назад вступило в силу Соглашение о единых правилах государственной поддержки сельского хозяйства, которое предусматривает ее поэтапное снижение. В рамках договоренностей до 2016 года республика обязана будет снизить уровень господдержки селу с 16 до 10 процентов от общей стоимости производимых сельскохозяйственных товаров.

С каждым годом наш АПК вынужден все больше средств расходовать на постоянно дорожающие материально-технические и энергетические ресурсы, которые составляют весомую часть затрат. Экономисты вполне справедливо признают, что при заниженном уровне закупочных цен вряд ли можно ожидать быстрого выхода сельхозпроизводства на высокую рентабельность, которая обеспечит нормальный процесс воспроизводства.

Здесь хотелось бы привести мнение опытного хозяйственника, председателя СПК «Першаи-2003» Воложинского района Евгения Скрундя. Он считает, что для повышения эффективности отечественного производства было бы целесообразно скорректировать предельные минимальные закупочные цены на молоко, мясо крупного рогатого скота и свиней и максимально сблизить их с ценами на аналогичную продукцию сопредельных государств. Следует также ориентироваться и на мировой рынок. Тогда не получится, что стоимость мраморного мяса за рубежом в несколько раз выше, чем в нашей стране.

В выигрыше пока остаются торговля и переработка. Так, розничная цена на молоко, прошедшее переработку, чуть ли не в два раза превышает закупочную цену этого продукта. Еще большие различия по говядине и свинине, из которых производятся соответствующие виды продовольствия.

Евгений Скрундь также отмечает, что пока перерабатывающая промышленность потребляет сырье по заниженным ценам. Только на первый взгляд кажется, что это фактор благоприятный. Но так долго продолжаться не может. Ведь потери, которые несет АПК, отрицательно сказываются и на предприятиях. Отсутствие достаточных средств у сельских товаропроизводителей способствует развитию технологической отсталости, что, безусловно, сказывается на уровне себестоимости производимой продукции. Так что звенья цепочки «производство — переработка — реализация» сильно ослабли.

Закон больших чисел

Сельское хозяйство должно научиться зарабатывать само, для того чтобы эффективно функционировать.    Об   этом   еще    раз         напомнил Президент страны Александр Лукашенко на совещании в октябре прошлого года в Минсельхозпроде.

— Поддержка пока в прежних пропорциях: 50 процентов на гектар сельхозугодий, 50 — на реализованную продукцию. Хотя 2013 год, наверное, будет последним с такой пропорцией. И дотации будут направляться не на перепаханное поле, а именно на произведенную продукцию. До трех четвертей на производство, — сказал глава государства.

Система государственной поддержки АПК в Беларуси будет изменена с учетом международной практики. Это предусмотрено и постановлением  Совета Министров № 1299 от 28.09.2011 года, которым утверждены мероприятия по выполнению Государственной программы устойчивого развития села на 2011—2015 годы. Дотации в первую очередь предусмотрены для таких приоритетных направлений развития агропромышленного комплекса, как сохранение хозяйственного потенциала мелиорированных земель, научное обеспечение АПК, улучшение профессиональной подготовки кадров. Планируется также поэтапное сокращение перечня социально значимой продукции, цены на которую регулируются Минэкономики, переход на формирование свободных цен на нее.

О том, что процесс сокращения субсидирования государством производственных расходов АПК будет нелегким, на совместном заседании Совета Республики и Палаты представителей 28 ноября 2012 года говорил заместитель Премьер-министра Беларуси Михаил Русый. Он высказал мнение, что вследствие высокой и разносторонней государственной поддержки в последние годы у сельхозпроизводителей отчасти сформировался иждивенческий менталитет по отношению к бюджету государства. Интенсификация производства и выпуска конкурентной продукции за счет грамотного, высокоэффективного использования внутренних резервов отечественного АПК отсутствует, считает Михаил Русый.

Интересный анализ провели в Академии управления при Президенте Республики Беларусь. Там изучали эффективность использования инвестиций в белорусском агросекторе. Все обследованные хозяйства разделили на несколько групп по объемам вложенных инвестиций на 100 гектаров угодий. Так вот, сельхозпредприятия, вкладывавшие менее 150 миллионов рублей, при всем старании показывали минусовую рентабельность и в растениеводстве, и в животноводстве. Плюсовая рентабельность начинала появляться только у хозяйств, превысивших этот инвестиционный порог.

— Не поспоришь с Марксом: богатые становятся богаче, бедные — беднее, — считает доктор экономических наук, профессор Академии управления Сергей Пелих. — Закон больших чисел в данном случае срабатывает очень наглядно. Назовем вещи своими именами. Бюджетные возможности помощи селу небезграничны. Господдержка будет уходить бесследно, как вода в песок. На реальную отдачу можно рассчитывать только при адресных субсидиях высокоэффективных предприятий, а не кредитах на авансы.

ВТО, в которую уже вступила Россия и куда стремимся мы, жестко регламентирует объем и характер господдержки. По правилам этой организации она разделена на несколько корзин — желтую, зеленую и голубую, — поясняет Сергей Пелих. — Меры зеленой корзины, направленные на развитие инфраструктуры, научные исследования, создание условий для производства, в рамках ВТО никоим образом не ограничиваются. Государства могут расходовать на эти цели любые средства по своему усмотрению. Также нет ограничений на голубую корзину — противодействие перепроизводству в аграрном секторе. К желтой корзине относятся меры, оказывающие искажающее влияние на рынок: дотации, компенсация части затрат производителей, льготирование кредитов.

Замечу, что Беларусь еще до вступления России в ВТО обязалась сократить господдержку сельского хозяйства при создании ТС. К 2016 году объем господдержки в рамках желтой корзины должен сократиться до 10 процентов от валового внутреннего продукта аграрного сектора. При этом в соответствии с соглашениями между Беларусью, Россией и Казахстаном данный норматив не меняется при вступлении одного из членов Таможенного союза в ВТО. В этих условиях Совмин тоже стоит перед необходимостью менять прямолинейную и дорогостоящую практику бюджетных вливаний в АПК на ювелирную политику регулировки товарных рынков.

Правда, господдержка, которая оказывалась АПК три года назад, и та, которую получает аграрный сектор сегодня, сильно отличаются друг от друга, — говорит ученый. — Больше средств выделяется на создание условий для производителей, меньше — на их непосредственную поддержку. Кроме того, не будем забывать, что у нас остаются те 10 процентов, которые оговорены соглашениями в рамках Таможенного союза. Это тоже немалые деньги.

Александр ШЕВКО, «БН»

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости