Куда исчезает «большое молоко»?

ТЕКУЩИЙ пастбищный сезон для животноводческой отрасли страны выдался крайне проблемным. По валовому производству молока Беларусь в целом минусует. За семь месяцев удой от коровы снизился на 102 килограмма к уровню прошлого года. Среди регионов исключение составили лишь Гродненская и Брестская области (103,4 процента и 101,3 процента). Ситуация несколько изменилась в июле, когда прибавили, хоть и незначительно, Гомельщина, Могилевщина и Минщина. Но по-прежнему отстают животноводы Придвинья. А ведь, учитывая почвенно-климатические условия, именно Витебская область могла бы стать «фабрикой большого молока».

Ответ на этот вопрос мы искали в Шумилинском районе не случайно...

ТЕКУЩИЙ пастбищный сезон для животноводческой отрасли страны выдался крайне проблемным. По валовому производству молока Беларусь в целом минусует. За семь месяцев удой от коровы снизился на 102 килограмма к уровню прошлого года. Среди регионов исключение составили лишь Гродненская и Брестская области (103,4 процента и 101,3 процента). Ситуация несколько изменилась в июле, когда прибавили, хоть и незначительно, Гомельщина, Могилевщина и Минщина. Но по-прежнему отстают животноводы Придвинья. А ведь, учитывая почвенно-климатические условия, именно Витебская область могла бы стать «фабрикой большого молока».

Для изучения проблемы мы выбрали Шумилинский район не случайно. Мясо-молочное скотоводство является там основной товарной отраслью сельхозпредприятий. В 2012 году удельный вес продукции животноводства в общей сумме выручки от реализации составил 75,3 процента, валовое производство молока — 29058 тонн, или 108 процентов к 2011 году. Наибольшая прибавка получена в ОАО «АгроБоровинка» — 125 процентов и в ОАО «Ловжанское» — 110 процентов. В целом по району от коровы в среднем надоили 3600 килограммов молока.

На первое января текущего года в районе содержалось 23457 голов крупного рогатого скота, в том числе 8230 дойных коров. Однако закрепить ранее достигнутые позиции по молоку шумилинские животноводы не смогли. Причем сегодня минусуют три главных валообразующих хозяйства: вчерашние передовики «АгроБоровинки» и «Ловжанского», а также КУСХП «Сиротинский».

А вот валообразующее ОАО «Приозерный мир», наоборот, вышло в лидеры — плюсует к прошлому году на 25 процентов. Чтобы узнать, откуда пришло «большое молоко», направляемся в последних числах августа на пастбищные угодья хозяйства. Рядом с фермой «Непороты» встречаем главного ветврача сельхозпредприятия Леонида Жигунова. Вместе едем к пощипывающему невдалеке сочные травы дойному стаду, где знакомимся со скотниками-пастухами и интересуемся, как протекает пастбищный сезон на финишном  этапе.

— Результатами довольны, все время идем с плюсом, — отвечает животновод Юрий Костюков. — Главное для «большого молока» — обеспечить буренок хорошими пастбищами. А они у нас все окультурены, регулярно подкашиваются. К тому же ставку сделали на клевера, дающие наибольший выход продукции.

Немаловажную роль, по мнению Леонида Жигунова, играет и человеческий фактор. На одном из августовских рабочих совещаний в райисполкоме, к примеру, работникам милиции предлагалось забирать пьяных доярок прямо с ферм на 15 суток, то есть не воспитывать, а наказывать по всей строгости. Подобная помощь органов «Приозерному миру» без надобности. В хозяйстве на самом высоком уровне поддерживается трудовая и технологическая дисциплина. Животноводы стали лучше работать со стадом: вводить продуктивных первотелок, выбраковывать низкоудойных коров, больше внимания уделять условиям содержания, профилактике болезней, рациональному кормлению.

Главный ветврач отмечает, что среди операторов машинного доения наиболее добросовестно относятся к своим обязанностям Оксана Ковалевская, Людмила Гузик и Галина Коваленко, которые обеспечивают самые высокие показатели.

— Мы стараемся использовать многокомпонентные пастбища, — рассказывает директор ОАО «Приозерный мир» Алексей Бытко. — Большое значение в рационе отводим бобовым: клеверу и люцерне. Практикуем даже выращивание такой необычной для Беларуси просовидной культуры семейства злаковых, как пайза, которую возделывают в Америке, Китае, Японии, Индии, Южной Африке, Австралии и на Дальнем Востоке России. Ее зеленая масса — хорошее сырье для приготовления сена, витаминно-травяной муки, силоса, сенажа. После скашивания пайза быстро отрастает и способна давать 3—4 укоса, а в осенний период может использоваться как пастбищная культура. Растение хорошо прижилось на наших землях с болотистым рельефом, поскольку стойкое к вымоканию и полеганию.

В хозяйстве сейчас содержим 1151 дойную корову. В прошлом году ввели в строй новый молочно-товарный комплекс на  680 голов. В отличие от старых ферм его производственная технология предполагает круглогодичное стойловое содержание скота с грамотно рассчитанным графиком растела коров. Кормление при этом должно быть точечным и многократным. Вне зависимости от сезона мы используем монокорм — однородную смесь всех компонентов с определенной концентрацией питательных веществ, соответствующих нормам, что позволяет получать стабильные надои в течение года. На этом выстроена рентабельность комплекса. В прошлом году надоили по 4600 килограммов молока от коровы. Нынче планируем перешагнуть пятитысячный рубеж.

Как видим, сам термин «сезон большого молока» утрачивает былую актуальность. Грамотности и инициативности молодого руководителя «Приозерного мира» можно только позавидовать. Ведь современные комплексы имеют ОАО «АгроБоровинка», ОАО «Ловжанское» и КУСХП «Сиротинский». Однако результаты их работы почему-то стирают плюсы семи других хозяйств и опускают район за минусовую отметку.

— Не знаю, как в иных регионах, а у нас, за исключением «Приозерного мира», проблемными стали именно крупные комплексы, — отмечает первый заместитель начальника Шумилинского райсельхозпрода Андрей Кузнецов. — Как известно, новая технология со стойловым содержанием скота требует круглогодичного обеспечения животных монокормом. А хозяйства на свою беду не просчитали отдельных позиций во время прошлогодних кормозаготовок. Уже в мае они испытывали острый дефицит сенажа и концентратов. Скот содержался практически на одной зеленой массе. И только с середины июля, когда ближе к августу началась уборка зерновых, появились концентраты. Подошел и сенаж, который заложили в начале лета. Ситуация понемногу выправляется. Нынешним летом учли также и прошлогодние просчеты при закладке запасов фуража на зиму. Район занимает второе место в области по заготовке кормов на условную голову скота. Но если с сеном, сенажом и силосом все обстоит благополучно, то с концентратами снова могут быть проблемы. Урожайность зерновых во многих хозяйствах ниже прошлогодней. А учитывая, что в нашей климатической зоне кукуруза не вызревает на зерно, прибавки к намолоту, как в южных районах страны, ожидать не приходится.

Этой проблемой озабочены сегодня животноводы многих районов Витебщины. Рассказанное Андреем Александровичем — наглядное свидетельство  непродуманности многих подходов при освоении технологий на новых и модернизированных молочно-товарных комплексах.

Чтобы вникнуть в суть проблемы, необходим небольшой временной экскурс. В октябре прошлого года в Толочине на совещании по итогам работы животноводческой отрасли региона за девять месяцев министр сельского хозяйства и продовольствия Беларуси Леонид Заяц предложил установить в области диктатуру технологий и строго спрашивать за соблюдение регламентов кормления и содержания животных.

Спустя два месяца в средствах массовой информации появилась новость, что в 2013 году Витебщина переходит на индустриальное молочное производство. «Все сельхозпредприятия откажутся от некогда традиционного перевода скота на пастбищное содержание и перейдут на более современное беспривязное содержание молочного стада. Станет это возможным благодаря реализации программы по строительству новых молочно-товарных комплексов и ферм и реконструкции старых», — сообщало БЕЛТА.

Возможно, масштабы затеянного были несколько преувеличены журналистом, но, как говорят, нет дыма без огня. Видимо, слова министра о диктатуре технологий в регионе восприняли буквально. Не просчитав своих кормовых возможностей и кадровых ресурсов, загнали скот в стойла и доложили, что задача выполнена. Между тем министр предупреждал, что прежде чем вводить диктатуру технологий и строго спрашивать, необходимо людей этому научить. Но, видимо, на местах его не услышали.

А ведь технология производства молока сильно отличается от любой другой сельхозтехнологии. Средство производства здесь нужно сначала вырастить, а затем постоянно за ним ухаживать, чтобы получать продукцию, причем в стабильном объеме. Любое снижение качества ухода, уменьшение рациона приводит к снижению продуктивности. Если корову неправильно кормить в течение недели, то для возвращения былых удоев понадобится месяц. Месяц неправильного кормления потребует восстановления в течение года. Год уменьшения рациона — и восстановить продуктивность не удастся уже никогда.

Олег КАМИНСКИЙ, «БН»

Фото Павла ЧУЙКО, «БН»

 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости