Елена Лысюк вспоминает своего отца — красного кавалериста Георгия Ульянцева

Кто видел, слышал, знает — откликнитесь

35 лет своей трудовой жизни Елена Георгиевна Лысюк отдала газете «Советская Белоруссия». Сегодня она вспоминает своего отца — красного кавалериста Георгия Ульянцева

Великая Отечественная война ворвалась в нашу страну и постучалась в каждый дом, чтобы забрать близких и родных… Многие не вернулись. В том числе и Георгий Ульянцев.

Он родился 23 апреля 1903 года в поселке Чкалов Оренбургской области в семье начальника железнодорожной станции.

Повзрослев и отслужив срочную службу в Красной армии, окончив офицерские курсы, женился и стал отцом двух девочек и мальчика. В 1938 году в семью пришло несчастье. Вот как об этом вспоминает дочь Георгия Ульянцева — Елена Лысюк: «Мне было пять лет, когда отца арестовали. По доносу обвинили в том, что он польский шпион. Забрали и маму, польку по национальности. 11 месяцев мы с сестрой и братом жили у дедушки и ничего не знали о судьбе родителей. К счастью, в 1938 году их полностью оправдали. Более того, папа скоро поступил в Военную электротехническую академию им. С. М. Буденного в Ленинграде».

* * *

После окончания академии Георгия Ульянцева направили в знаменитую 6-ю кавалерийскую Кубано-Терскую казачью Чонгарскую дивизию им. С. М. Буденного, дислоцировавшуюся тогда в Беларуси. К слову, это было элитное соединение советской конницы и служить здесь было почетно.

Вот как охарактеризовал дивизию будущий маршал Победы Г. К. Жуков, а в середине 1930-х командующий 6-м кавалерийским корпусом: «Выделялась 6-я Чонгарская дивизия, которая была хорошо подготовлена, особенно в области тактики, конного и огневого дела».

В качестве начальника 5-й части штаба дивизии майор Ульянцев в 1939 году участвовал в освободительном походе Красной армии. Кстати, поэтическим напоминанием об этом событии стала песня на стихи М. Рудермана и музыку К. Листова «Кубано-Терская кавалерийская». В ней, в частности, был припев, который, возможно, помнит старшее поколение:

 Черная грива, конь мой боевой —

По степи широкой мчимся мы с тобой,

Челочка-челка, конь мой боевой —

По степи широкой мчимся мы с тобой!

А потом была война…

Великая Отечественная война исковеркала судьбу семьи Ульянцевых. Еще не зная о предстоящем вероломном нападении Германии, 19 июня 1941 года Георгий из Ломжи, где он служил и где жил вместе с семьей, отвез младшую дочь Лену на летние каникулы к бабушке в Минск. Супруга Янина с другими детьми должна была приехать через несколько дней. Однако в Минск они добрались лишь через месяц. Вот как об этом рассказывает Елена Лысюк: «Когда начались бомбежки, папа посадил маму с детьми в эшелон и отправил в Минск.

Однако под Гродно налетели вражеские самолеты и разбомбили состав. Чудом оставшись живыми, мои родные пытались сесть в автобус, который отправлялся в Минск. Но вдруг моя 10-летняя сестричка Лиля уперлась и ни в какую не захотела ехать. Пришлось остаться. Но как только автобус отошел, в него попала бомба, и все находившиеся в нем погибли.

Только в конце июля мама смогла добраться в уже оккупированный фашистами Минск. Дом дедушки в Долгобродском переулке сгорел после одной из бомбежек, поэтому пришлось жить в наспех сколоченном сарайчике, который стоял неподалеку от Военного кладбища. Позже мы переехали в барак на улице Берестянской».

* * *

6-я кавалерийская Кубано-Терская казачья Чонгарская дивизия им. С. М. Буденного вступила в бой с врагом с первых часов войны. За считаные недели элитная конница была уничтожена немецкой пехотой, артиллерией, танками и авиацией. По воспоминаниям начштаба 94-го кавполка майора Гречаниченко, «враг не давал покоя, все время обрушивались бомбовые удары. От налетов авиации противника казачьи части пытались укрываться в лесных массивах, однако это удавалось не всегда, и на открытом пространстве они несли тяжелейшие потери в личном и конском составе. Наши эскадроны рассеивались и пытались выйти из-под огня на полном скаку, а фашистские «Мессершмитты» и «Юнкерсы» с бреющего полета расстреливали всадников из пулеметов».
  
Казаки танцуют на привале.
Елена Георгиевна Лысюк с печалью признается, что о судьбе кавалерийской дивизии, в которой служил ее отец, крайне мало информации. Увы, это так. Судьба дивизии сложилась трагически. В последний раз в штабных документах она упоминается в оперативной сводке штаба Западного фронта № 10 от 29 июня 1941 года: «6-я кавалерийская дивизия в исходном положении для наступления на рубеже Маковляны, Кол. Степановка подверглась сильной атаке авиации, которая продолжалась беспрерывно до 12 часов. В 12.00 25.06.41 г. дивизия была рассеяна и в беспорядке начала отходить в леса юго-западнее Нова Воля».

Только к исходу лета 1941 года немногие из оставшихся в живых казаков смогли вырваться из смертельных котлов Западного фронта и примкнуть к партизанам или соединениям Красной армии. 6-я кавалерийская Кубано-Терская казачья Чонгарская дивизия им. С. М. Буденного 19 сентября 1941 года была официально расформирована.

На пять лет младше «СБ»

Елена Георгиевна вспоминает, что извещение о том, что отец пропал без вести в 1941 году, они получили лишь после окончания войны: «Было особенно обидно, что семьям погибших выделяли пенсии, а нам нет. Мама специально в 1947 году поехала в Москву и попала на прием к Калинину. Только по его распоряжению нам выделили пенсию».

* * *

Елена Георгиевна с улыбкой рассказывает, что она ровно на пять лет младше нашей газеты: «Я родилась 2 августа 1932 года, а первый номер газеты вышел 2 августа 1927-го». Так распорядилась жизнь, что судьбы Елены Георгиевны и «Советской Белоруссии» тесно переплетутся. 1 января 1951 года она устроится в газету учетчиком отдела писем, позже станет заведующей библиотекой. В стенах издания 35 лет трудовой жизни пролетели быстро и ярко. И она многое могла бы рассказать о себе, но в год 75-летия Великой Победы ее волнует жизнь отца: «Я буду очень благодарна и счастлива, если кто-то прочтет эту статью о моем отце и, возможно, расскажет о нем что-нибудь дополнительно. Не дает мне покоя мысль, что мы не все узнали. В извещении сказано, что он пропал без вести в 1941 году, а в некоторых архивных документах есть информация, что он погиб в июне 1943-го. Прошу откликнуться тех, кто может что-то знать».

usachev@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Владимир ШЛАПАК