Кто улыбается солнцу

Чужие на празднике жизни

Евгений Викторович не просто мой давний приятель. Мы земляки, учились в параллельных классах одной школы. Я был ее футбольной гордостью, играя за молодежную сборную города, а Женя успешно выступал на республиканских турнирах по гимнастике. Потом жизнь нас разбросала, но связи не теряли. Встречались хоть и на короткое время, но при первой возможности. Сейчас он успешный бизнесмен, живет в Москве на Рублевке и все реже приезжает в Минск по делам. Обрадовался его звонку, когда услышал шутку:

— Давай условимся, — сказал приятель, — ты сегодня  принимающая сторона, а я — угощающая.

Коллаж Юлии КОСТИКОВОЙ

Сидим в ресторане отеля «Европа», где обычно останавливается Евгений. В зале тихо — вечер еще только подкрадывается, и самое время поговорить о серьезных вещах.

— На мне лежит какое-то проклятие, — вздыхает Евгений Викторович. — Печальную историю с моим сыном ты знаешь, теперь вот и единственный сын моей дочери Юлии, то есть внук мой, за наркотики взялся…

Историю с сыном Евгения Викторовича Алексеем я, конечно, хорошо помню. Пока отец жил и работал за границей, тот в Москве, по сути, был предоставлен сам себе и пропадал на тусовках так называемой «золотой молодежи». В двадцать один год стал наркоманом и до тридцати отец, вернувшийся домой один, поскольку супруга не захотела приезжать и жить с ним дальше, пытался спасти Алексея. Лечил его в клиниках Англии, Израиля… Возвращать родное чадо на землю удавалось лишь на непродолжительное время. И снова алкоголь, наркота… Умер от передозировки.

Радовала только дочь Юлия. Умница, удачно вышла замуж, родила ему внука. Но вскоре муж погиб в автомобильной аварии. Теперь вот и Максим, внук, вызывает тревогу.

— Я понимаю суть всех болезней, связанных с зависимостью, — продолжил Евгений Викторович. — В организме на клеточном уровне происходят изменения, и уже нормальную, естественную цепочку таких клеток трудно восстановить. Но смогли же мы с тобой бросить курить…

— Ну тут все, видимо, попроще, — вставил я.

— Попроще! — возмутился приятель. — Мне и сегодня спустя почти десять лет снится, что я не выпускаю изо рта трубку… Просто наша обычная, нормальная жизнь тоже требует усилий. Как накачивать мускулы, мы знаем, а кто будет учить, как укреплять силу воли? Пусть бы этим ученые занялись, подсказали…

Мы еще поговорили о разном, в конце Евгений Викторович рассказал несколько свежих анекдотов из жизни Рублевки, и мы расстались.

Некоторое время назад я дал себе слово не писать об алкоголиках, наркоманах, о жизни бомжей. Да вот не получается. Буквально несколько дней назад вновь увидел его, роющегося в мусорных баках в поисках пустых бутылок…

Николай — бывший журналист, работал когда-то в молодежной газете. Потом попытался издавать свой журнал. Вышли, как мне показалось, несколько неплохих номеров. В те дни он и меня попросил написать для его журнала несколько очерков. Задание я выполнил, но положенного гонорара так и не дождался. Я махнул на это рукой и старался больше с ним не встречаться. Сделать это было не так-то просто, поскольку живем с ним в одном микрорайоне и бывали на одних журналистских мероприятиях. Уже тогда по его еще молодому, красивому лицу было видно, что он, как говорится, злоупотребляет. О Николае вскоре пошла дурная слава, журнал больше не выходил. Из журналистики он ушел. Чем занимался — никто не знал. Тогда и встретил его в первый раз охотящимся за пустыми бутылками. Мы оба отвели глаза, делая вид, что не знаем друг друга. В следующий раз я попытался его окликнуть, но Николай быстро ретировался. Вскоре, правда, я порадовался за него. Он шел в сторону магазина трезвым с пожилой и аккуратно одетой женщиной. Скорее всего, это была мать, сражающаяся за сына. Но вот снова — очередная встреча у мусорного контейнера. Делаем вид, что не знаем друг друга. Вскоре мне показалось, что он действительно больше меня не узнает. Скорее всего, так и есть.

Кроме этих двух встреч — с земляком Евгением Викторовичем и бывшим коллегой по профессии Николаем — вернуться к теме позвала и приближающаяся зима. Можно долго и много говорить о причинах и бедах, которые приносит та же алкогольная зависимость, но действовать нужно, как говорится, по ситуации. В больших городах сегодня у людей, считающихся бомжами, есть возможность обратиться за помощью. Делают они это, однако, далеко не всегда. Надо помочь им и в этом. В большинстве своем это безобидные люди, оказавшиеся на празднике жизни лишними и ненужными по самым разным причинам. Такие есть во всех странах — богатых и бедных. Наверное, само это явление вряд ли удастся искоренить полностью. С ним надо научиться жить. Цивилизованно, спокойно. Иногда даже в медиа приходится слышать, будто бомжи — это самые свободные люди. Дескать, иду, куда хочу, делаю, что хочу, а аскетизм в жизни имеет и свои положительные стороны. Горько слышать такие глупости.

И еще. Не надо лениться бороться за каждого оступившегося, ставшего на опасный и безжалостный путь без будущего. Ведь есть много и тех, кто с помощью других и преодолев себя, вернулся на большую дорогу. Теперь они улыбаются солнцу. Хороший пример!

Не знаю, как получится, но если в очередной раз встречу на улице Николая, все же заставлю его побеседовать со мной основательно. Попробую помочь. Никогда нельзя отказываться от борьбы за себя и за другого. Простая и трудная заповедь.

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...