Кто соберется за минским столом

Необходим ли новый Хельсинский процесс в Европе - мнение экспертов

В мировой политике самое неудобное состояние для всех стран — это неопределенность, нестабильность, которая в любой момент может превратиться в хаос. Европа оказалась в такой ситуации с 2014 года, когда в Украине начался конфликт. Стало понятно, что в старой архитектуре европейской безопасности появилась трещина, которая может обрушить всю конструкцию. Тогда Минск предложил площадку, на которой проходит ряд переговоров, известный как минский процесс по урегулированию ситуации в Украине. Но конфликт на востоке Украины из локального превратился в геополитический и только усилил противоречия между Востоком и Западом. Именно поэтому из уст Президента еще в ноябре 2016-го во время встречи с делегацией Комитета по политике и безопасности Совета ЕС прозвучала идея собрать за столом переговоров всю Европу, наподобие того, что было в 1975 году в Хельсинки. Тогда между 33 европейскими государствами, а также США и Канадой было подписано соглашение, формально закончившее холодную войну. Итоговый документ зафиксировал основные принципы взаимоотношений между государствами, главные из которых — суверенное равенство, неприменение силы или угрозы силы. Беларусь географически — на линии конфронтации, поэтому для нас жизненно важна безопасность в нашем регионе и в целом в Европе. О перспективах «Хельсинки–2», результатах минского процесса и новых правилах игры мы поговорили с белорусскими и зарубежными экспертами.


Денис Буконкин, директор Центра изучения внешней политики и безопасности ФМО БГУ:

— Беларусь делает максимум того, что она может для выработки и соблюдения минских соглашений. Что касается нового европейского диалога по безопасности, то, конечно, конфликт в Украине стал одним из центральных поводов, чтобы говорить про обновление предыдущих договоренностей и совершенствование архитектуры безопасности, введение каких–то новых базовых правил игры.

Николай Капитоненко, главный редактор Ukraine: UA Analytica, исполнительный директор Центра исследований международных отношений:

— Оттого что безопасность разрушена, что нет гарантий, проигрывают все государства, но в большей мере — Украина, Россия и в целом Восточная Европа. Оценивая результативность минского процесса, могу сказать, что он может хотя бы поддерживать диалог и создавать перспективу восстановления минимального доверия между сторонами. «Минск» может стать платформой, на которой получится сделать первые шаги к деэскалации, урегулированию. Эти функции у минского процесса были, остаются и, скорее всего, будут в будущем.

Дмитрий Стратиевский, заместитель директора берлинского Центра изучения Восточной Европы:

— Сегодня в мире есть не только напряженность в области безопасности, но и непонимание, недоверие среди основных геополитических игроков. Не существует условной «дорожной карты», которая показала бы, что делать, в какую сторону двигаться. В этом отношении Беларусь уже зарекомендовала себя в качестве переговорной площадки, где можно договариваться на самом высоком уровне. На мой взгляд, инициатива «Хельсинки–2» заслуживает особого внимания. Чем больше мы будем говорить друг с другом, тем быстрее придем к пониманию, как все–таки решать сложившиеся проблемы.

Вячеслав Сутырин, главный редактор аналитического портала «Евразия. Эксперт»:

— Минску важно развивать отношения как с Западом, так и с Востоком. Беларусь остается стабильной страной и имеет потенциал для регионального лидерства. Мы понимаем, что минский процесс как минимум помог снять горячую фазу конфликта в Украине. Что касается перспектив о запуске новых переговоров по безопасности, то многое будет зависеть и от партнеров. Например, диалог может проходить только между странами региона, а можно подключить США и Китай. Конечно, процесс будет непростым и долгим, но других возможностей, кроме того, как садиться за стол переговоров, нет.

Дмитрий Беляков, научный сотрудник Пекинской академии общественных наук:

— Сегодня очень важно обсуждать новые аспекты выстраивания международных отношений. Безусловно, появился кризис безопасности, и те договоры и площадки, которые существовали многие годы, становятся неэффективными или просто не работают. Беларусь в этом вопросе выступает с миротворческих позиций и старается не допустить новых военных действий в Европейском регионе. Очевидно, что проблемы безопасности становятся сейчас самыми актуальными. И новые инициативы по этому вопросу сегодня заслуживают самого пристального внимания.

Евгений Прейгерман, руководитель экспертной инициативы «Минский диалог»:

— Безопасность в современном понимании значительно отличается от того, что было раньше. Сейчас уже далеко не те реалии 30–летней давности, когда учитывался в большей степени военный потенциал. Сегодня Беларусь в условиях, когда определенные геополитические силы начинают между собой конфликтовать. Для нас важно, чтобы это противостояние не переходило в военную фазу. Мы прагматично выступаем с новыми инициативами, чтобы снизить напряженность или, по крайней мере, зафиксировать себя как страну, незаинтересованную в противостоянии. Ведь от этого зависит и наш суверенитет. Если затрагивать процесс «Хельсинки–2», то он может включать в себя многие вопросы, но куда более важно говорить о стабильности в регионе. И Минск сейчас, безусловно, становится своеобразным донором безопасности в Европе.

zdan@sb.by

bakun@sb.by

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Автор фото: Виталий ГИЛЬ
Автор фото: Виталий ГИЛЬ
ТЕГИ:
Загрузка...