Кто рыбку съел

Тонны краденой и браконьерской рыбы распространяются по «серым» схемам

Недавно в Березовском районе попались очередные браконьеры с крупным незаконным уловом. А в январе там же осудили предпринимателя, укравшего осенью в рыбхозе «Селец» почти 700 килограммов рыбы. Ради наживы ставят сети везде — на озерах, реках, товарных прудах. Тонны живого товара расходятся по «серым» схемам. В то же время в магазинах живьем в основном представлены карповые, осетры. Мороженая, сушеная, вяленая озерная и речная рыба, как и консервы, по большей части — импорт. 


Начальник Березовской межрайонной инспекции охраны животного и растительного мира Сергей Окунцев рассказывает о свежем уголовном деле:

— Двое жителей Березы незаконно выловили около 100 особей рыбы на водохранилище Селец. Ущерб — 6,5 тысячи рублей. Сейчас они находятся в СИЗО. Санкция статьи, которую им инкриминируют, предусматривает до 6 лет лишения свободы.

В прошлом году в зоне ответственности Березовской межрайинспекции браконьеры добыли свыше 440 килограммов рыбы. Сумма вреда, причиненного окружающей среде, более 50 тысяч рублей. За нарушения Правил ведения рыболовного хозяйства и рыболовства возбуждено пять уголовных дел. А всего по области — 30. 

Eще больше рыбы крадут из рыбхозов, где нелегалов ловит уже милиция. В январе три месяца ареста получил предприниматель из Березы, который
осенью с подельниками пытался похитить из пруда ОАО «Опытный рыбхоз «Селец» свыше 690 килограммов карпа, толстолобика, амура. 

По оперативным данным, краденое сбывают оптом под заказ. Например, на сельскую свадьбу. Мне, незнакомому приезжему, браконьерскую рыбу никто не продаст. Сергей Побегайло не исключает версию о сбыте оптовикам в мелкую розницу. Скажем, в пивбары. Зачем брать вяленого леща в рыбхозе, если можно «затариться» у нелегала по меньшей цене? А проверяющим показать договор с хозяйством и выставить на витрину официально купленные две‑три рыбешки.

О «серых» схемах говорит и директор рыбхоза «Селец» Юрий Баженов. Не так давно он лично познакомился с продавцом‑нелегалом, который прикрывался документами:

— В Пружанах некто торговал качественным карпом с легковой машины. Проверил документы. Есть договор аренды водного объекта — пруда, выписка решения райисполкома, свидетельство о регистрации. Правда, накладные продавец якобы не успел заполнить. Поинтересовался, сколько они за прошлый год вырастили в своем пруду? Оказалось, 380 килограммов. А в багажнике — свыше 70 кило. Смешно просто. Многие частники, которые берут в аренду пруды, на самом деле рыбу не разводят, а таким образом прикрывают торговлю нечестно добытым товаром. 

Тонны живого товара расходятся по «серым» схемам.

«Селец» — не единственный рыбхоз в области, страдающий от воров. Официальный представитель УВД Брестского облисполкома Сергей Дученко листает прошлогодние сводки. В ноябре двое рабочих, безработный и ипэшник пытались похитить 125 кило рыбы на сумму почти 500 рублей из товарного пруда ОАО «Птицефабрика Медновская». В октябре двое механизаторов из Новоселок Кобринского района похитили свыше 100 кило карася из пруда ОАО «Рыбхоз Соколовский Гусак». В том же месяце и в том же рыбхозе лесник и двое безработных украли свыше 180 кило рыбы на сумму свыше 525 рублей... А скольким преступникам удается скрыться?

Начальник отдела рыболовного хозяйства и индустриального рыбоводства ГО «Белводхоз» Андрей Сергеев говорит о лазейках, которыми пользуются нелегалы:

— Воруют во всех рыбхозах. Например, в «Локтышах» вокруг деревни — лес. Какая охрана его обойдет? Есть и юридический аспект. Если госинспекция поймала браконьера на реке или озере — ему считают каждую рыбку. И за крупную партию нарушитель не только получит огромный штраф, но и пойдет под суд. А если он добыл 200 килограммов в товарном пруде — это считается воровством. Ответственность уже меньшая. Хотя рыба везде одинакова и покупателю без разницы, где ее достал нелегал.

А вот торговля с неохотой берет как живую рыбу, так и переработанную. К примеру, в прошлом году в «Сельце» вырастили на 450 тонн рыбы больше, чем
планировали, а продали на 250 тонн меньше. И сейчас, говорит Юрий Баженов, ищут варианты экспорта. Ведь местное райпо за весь прошлый год приобрело у рыбхоза только 25 (!) килограммов живой рыбы. А его мощности — 2.600 тонн. 

Такая же ситуация, к примеру, и в рыбхозе «Полесье» в Пинском районе. Там в год выращивают чуть более 700 тонн рыбы. Вместе с переработкой местная потребкооперация выбрала 2,2% от общего объема производства. Директор хозяйства Михаил Лесюк говорит, что и другие сети берут так же, для галочки. 

Председатель Пинского межрайонного Комитета госконтроля Владимир Петько задает встречные, пока что риторические вопросы. Обращалось ли руководство рыбхоза к местным властям? Куда смотрит рай­исполком? В конечном счете страдает покупатель, который уже в пригороде Пинска не может приобрести продукты местного рыбхоза. 

А хозяйства сетуют: торговля не берет товар из‑за его высокой себестоимости. Даже при минимальной накрутке от продавца покупатель предпочтет заграничную скумбрию белорусскому карпу. Конечно, можно обязать сетевиков в приказном порядке брать отечественный товар в большем объеме. Но решит ли это проблему? У начальника главного управления Министерства антимонопольного регулирования и торговли по Брестской области Юрия Кладницкого свое видение:

— В прошлом году после небывалого урожая в ассортиментном перечне вдвое увеличили присутствие белорусских яблок на прилавках. Сегодня это очень тяжело выполняется, потому что наш производитель после массовой уборки не может обеспечить такой ассортимент. А рыбоводы гарантируют стабильную поставку продукции круглый год? Покупатель найдется? Можно, конечно, в приказном порядке заполнить прилавки. Но это — сиюминутное решение. 

Да, торговые сети исходят из покупательной способности. И пока в кошельке потребителей лишних рублей на карася с карпом не хватает, производителям остается думать, как удешевить свой товар.

МНЕНИЯ ПО ПОВОДУ

Владимир Костоусов, заместитель директора РУП «Институт рыбного хозяйства» Национальной академии наук:

— К сожалению, массово щуки или судака в живом виде мы на прилавках не увидим. Товарное рыбоводство в нашей стране ориентировано на карповых. Что касается российского импорта, то у них гораздо большие объемы — рыба в разы дешевле. Себестоимость нашей — высокая. А как можно получить дешевую рыбу, когда энергоресурсы дороже, чем в России? Да и половина зерновой составляющей кормов закупается по импорту, а в цене рыбы от 35 до 55 процентов — корма. 

Владимир Белоусов, заведующий сектором Комитета госконтроля Брестской области:

— Рыбхозы столкнулись с перепроизводством товара, который не настолько востребован покупателем. Сбыт слабый, а деньги на обслуживание прудов, корма, налоги, транспорт и многое другое по‑прежнему вкладываются большие. И это закладывается в себестоимость. Но ведь можно провести оптимизацию, отдав, например, часть прудов частнику под платную рыбалку. Просто многие госпредприятия работают по старинке: план по валу. Нет гибкой стратегии, не думают о снижении затрат, поэтому и продукция дорогая. 

mityakov@sb.by

Фото БЕЛТА и Березовской межрайонной инспекции охраны животного и растительного мира.

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
2
Загрузка...
Новости и статьи