Народная газета

Кто рубит зелень

Почему при строительстве зданий из стекла и бетона щепки летят

Сегодня осталось не так много площадок для застройки, спрос же на недвижимость неуклонно растет. С учетом того что на государственном уровне принят курс на сдерживание роста городов, вариантов у застройщиков, по сути, всего два. Либо брать участки с обременениями — например, со сносом частного сектора, реорганизацией промышленных зон, либо проектировать здания “на лес глядя”.Второй вариант, разумеется, более привлекателен. Как-никак, расселить жителей сносимого квартала намного сложнее и затратнее, чем вместо срубленного дерева посадить новое. Или даже десяток. Вот только тенденция эта в последние годы приобретает пугающие масштабы.

Гомельский “парк преткновения”: на месте деревьев могла развернуться масштабная стройка
Фото Станислава Галковского

Скверная история

На протяжении последнего месяца в Гомеле кипели страсти вокруг сквера у гостиницы “Турист”. Это примерно 3 гектара парковых деревьев. Городские власти предложили возвести в зеленой зоне шестисекционный элитный многоэтажный дом с парковочными площадками. Местные жители, а их собралась не одна сотня, выступили против. С одной стороны лились упреки в “социальном эгоизме”, с другой — в “бездумном уплотнении” города. Накал страстей остудил Президент, раскритиковав необоснованные уплотнения и рубку деревьев во всех городах страны. В Гомеле баталии временно улеглись, презентация проекта многоэтажки в “туристическом” сквере перенесена на неопределенный срок. Так будут ли рубить здесь деревья под будущий фундамент?

— Для меня сквер — родной, — объясняет свою позицию 35-летняя Наталья Данченко. — В детстве катались с холма на санках. Стали старше — гуляли парочками, были здесь асфальтированные дорожки, лавочки. На субботниках люди подсаживали деревья. На одной из полянок ребята играли в футбол, внизу — баскетбольная площадка. Нормальный городской сквер, но его сейчас запустили, наверное, намеренно. Дорожки не ремонтируются, скамеек нет. Уже и через местные СМИ пытаются обозвать это место пустырем. Какой же это пустырь? Центр города! Больше всего обижает, что нас ставят перед фактом: будем строить, обсуждение прошло, надо было приходить в управление архитектуры, смотреть план.

При этом власти обещают сохранить здесь только часть деревьев. А зеленый мир не менее ценен для города, чем новый дом или памятник. Деревья — неотъемлемая часть истории и городского ландшафта, уверен кандидат искусствоведения Евгений Маликов, изучающий гомельскую архитектуру:

— В развитых странах огромное значение уделяется озеленению городов. В США еще в 1858 году в центре Нью-Йорка был создан огромный Центральный парк в виде оазиса нетронутой природы посреди урбанизированного района. Потенциально брендом Гомеля мог бы стать слоган “Гомель — город парков”. Они есть в каждом районе, их только надо развивать, а не расценивать как территорию перспективной застройки, засаженную деревьями. Парк, сквер — это отдушина города, которая несет на себе отпечаток его архитектуры и истории. Вырубим, застроим, потом будем снова сажать. Лучше сохранить.

Кроме эстетического, есть и важный экологический аспект. У нас часто говорят: “Компенсируем зеленые насаждения”. Старые деревья под пилу, взамен — саженцы и газон. Эколог Дмитрий Янков объясняет, что простой статистикой природу не заменишь:

— Необходимо понять, что экология населенных пунктов — это не только сухие цифры концентраций загрязняющих веществ и тоннажей отходов. Гармоничность форм урбанизированных территорий — то, что определяет настроение, тонус проживающих в этой среде людей, а значит, их здоровье, работоспособность!

Остановить ликвидаторов

Существует ли реальная сила, способная застопорить процесс самовольной ликвидации “неугодных” застройщику насаждений? Один из недавних прецедентов. На прием в Минприроды пришел житель улицы Комсомольской в Минске. Он ходатайствовал о сохранении липовой аллеи, которую строители намеревались уничтожить во время проведения ремонтных работ на пятачке в пределах улиц Комсомольской, Революционной и Городской Вал. На место противостояния выезжала министерская комиссия. По плану реконструкции исторического центра Минска, в горячей точке под бензопилы попадали 13 из 25 существующих лип. Экологи обследовали деревья и выдали заключение: только 2 из них находятся в аварийном состоянии. В итоге заказчику строительного объекта было выдано предписание о приостановке всех работ до внесения в проектную документацию некоторых изменений. Их суть — оставить все деревья, кроме двух усохших, которые так или иначе нужно убирать.

Правда восторжествовала? В данном случае — да. Однако, несмотря на активность Минприроды, у ведомства весьма ограниченные возможности. Выезжать на каждый объект и разбираться в законности действий застройщика при принятых проектных решениях специалисты Минприроды не могут. Численность инспекторов природных ресурсов не такая большая, чтобы уследить за каждым кустом. Но выборочные проверки будут продолжены, констатирует начальник управления биологического и ландшафтного разнообразия Минприроды Николай Свидинский:

— У нас с недавнего времени появилась четкая позиция: если каким-то образом дерево можно на законных основаниях сохранить, мы пытаемся это сделать.

Инициативные горожане воюют с “ликвидаторами” по всей стране и не один год. С переменным успехом. В Мозыре жители домов на улицах Пролетарской и Нежнова отстояли свой двор от уплотнения — строительства 11-этажного дома на месте озелененной детской площадки. Люди попросту не подпускали технику к насаждениям. После месяцев бойкота власти дали отбой: котлован засыпали, разбили сад. Пинчане лишились десятков старых лип, принесенных в жертву реконструируемой пешеходной дороге. Могилевские власти планировали вырубить едва ли не полтысячи деревьев на территории Печерского лесопарка. Активным гражданам удалось до разработки нового лесоустроительного проекта отстоять любимое место отдыха. Островец оказался тоже в зоне риска. Там в пределах улиц Октябрьской и Независимости в угоду застройщикам были отданы вековые дубы. Весной под удар попала минская улица Центральная, где для замены теплотрассы планировали вырубить 135 деревьев и 358 кустарников. После вмешательства Президента ситуация изменилась.

Красные пятна районов
Фото Сергея Лозюка

Ведущий научный сотрудник лаборатории оптимизации геосистем Института природопользования НАН Людмила Кравчук рассказала, что в свое время были разработаны методические рекомендации по проектированию и правила озеленения населенных пунктов, включающие ряд показателей (сегодня они используются Министерством строительства и архитектуры):

— Минимальная озелененность в жилой застройке должна быть  25%. В то же время каждый горожанин здесь вправе рассчитывать как минимум на 9 квадратных метров деревьев, кустов и газонов. Кроме того, на долю каждого жителя города должно быть предусмотрено не менее 10 “квадратов” зелени в общественных парках и скверах районного и городского значения. В целом картина оптимистичная — каждый из нас является “обладателем” как минимум 17 квадратных метров природы. Причем генпланом того же Минска предусмотрено увеличение этого показателя до 21 кв. метра.

Людмила Кравчук демонстрирует карту-схему озеленения столицы. Анализируем цветные пятна. Центр города пестрит зеленым. Не все так страшно, как казалось. Но специалист связывает оптимистичную картинку с низкой плотностью населения:

— Обратите внимание на новые микрорайоны Каменной Горки, — показывает на красные очаги. — Сейчас в районе вроде бы и деревьев высажено много, ведется благоустройство парка, но население — 80 тысяч человек!

Подобные карты-схемы специалисты Института природопользования составили для всех крупных городов страны. Всем активно развивающимся населенным пунктам, говорит научный сотрудник, присуща единая проблема:

— Прежде чем дать разрешение на застройку новых территорий, градостроители закладывают в проект какой-нибудь парк или сквер, который по всем нормативам обязан быть в шаговой доступности от жилых комплексов. Вот только появляются эти благоустроенные рекреационные зоны спустя 5—10 лет после заселения жителей.

Есть и другой нюанс, на который обращает внимание председатель совета ОО “Экодом” юрист Григорий Федоров:

— Нормативная обеспеченность жителей Минска зелеными насаждениями общего пользования складывается за счет парков, скверов и лесопарков внутри городской черты. К сожалению, проблема особенно остро стоит в центре города. Например, в районе улиц Карла Либкнехта и Розы Люксембург уничтожили часть Лютеранского сквера и вырубили другие деревья из-за расширения проезжей части. Якобы проезжая часть должна соответствовать параметрам основной магистрали (первого кольца). Почему-то получается, что когда ради достижения соответствия какому-либо нормативу нужно уничтожить зеленые насаждения — это делается. А вот когда минчане страдают от нехватки зеленых насаждений общего пользования — на проблему закрывают глаза, а жителям предлагают ездить в парк Горького. 

Нормы озеленения по всему миру корректируются рекомендациями ВОЗ — не менее 9 квадратных метров озелененных пространств в 15-минутной доступности на человека. Однако это лишь рекомендации, которые далеко не везде соблюдаются. Например, в Мадриде норма — всего 3 “квадрата” насаждений на душу населения. Не лучше ситуация в Лондоне, многих других мегаполисах. Но вот парадокс. Наши застройщики готовы буквально сражаться за лишний квадратный метр недвижимости, даже если ради этого придется уничтожить последний куст или пятачок газона. А в странах ЕС девелопер отказывается от целых жилых комплексов в пользу парка или бульвара. Причем без какого-либо принуждения. Почему?

— В городах Западной Европы стоимость недвижимости во многом зависит от экологической ситуации, — приводит данные недавних исследований Людмила Кравчук. — У нас же рынок недвижимости находится на удручающей стадии развития. Хотя первые ласточки уже есть. Что мы наблюдаем в знаменитом “Маяке Минска” с его беспрецедентной плотностью застройки? Люди, когда-то клюнувшие на яркую рекламу “города-сада” и покупавшие там недвижимость по очень высокой стоимости, сегодня продают квартиры.

Благоустройство перестало быть благим

Реалии таковы: в последнее время общественность все чаще вступает в конфликт с девелоперами, пытаясь отстоять приговоренные к сносу зеленые насаждения. Граждане выработали более активную позицию? Или это активизировались инвесторы, увеличив масштабы и темпы строительства? В чем вообще корень конфликтов, если по всем нормам и правилам застройщик обязуется возместить природные потери за счет так называемых компенсационных посадок? Людмила Кравчук демонстрирует любопытные таблицы хода роста деревьев и поглощения ими углекислого газа. Оказывается, гектар распространенной в городах липы мелколистной в возрасте 10 лет способен нейтрализовать 25 тонн СО2 в год. Клен — 15 тонн. Причем “аппетит” деревьев повышается до 60-летнего возраста, достигая 40—60 тонн СО2. Кроме того, за счет своей листвы деревья осаждают пыль. 

Предположим, под ликвидацию попала липовая аллея из 20 взрослых деревьев. По новым нормам взамен вырубленных насаждений застройщик обязуется высадить не менее 60 новых. Вот только саженцы эти достигнут оптимальных показателей по возрасту, величине, площади листьев через годы, если не десятилетия. Так равнозначная ли это замена? 

— К сожалению, компенсационные посадки у нас в стране можно делать исключительно на той территории, где для этого есть место, — говорит Григорий Федоров. — Строгой привязки к району и тем более к микрорайону нет. Получается, условно говоря, такая ситуация: вырубили деревья в центре Минска, посадили — в микрорайоне Восток. Отдельный больной вопрос — это контроль за состоянием уже сделанных компенсационных посадок. Казалось бы, высаженные в городе новые деревья и кустарники — часть окружающей среды всех горожан. И знать, что с ними происходит, — это право жителей. Но наши попытки получать от столичных зеленстроев текущую информацию об уже сделанных компенсационных посадках, чтобы мы могли самостоятельно отслеживать их дальнейшее состояние и развитие, натыкаются на противодействие.

Мусор под ковер

Сегодня общественность может быть реальной силой, способной влиять на процессы озеленения городов. Весь вопрос в том, насколько ее представители и местная власть готовы к конструктивному диалогу. Однако все чаще общественные слушания по градостроительным и архитектурным вопросам заканчиваются взаимными претензиями жителей и администрации района.

— Такие мероприятия нужны и важны, но порядок их проведения нужно совершенствовать, — уверен Григорий Федоров. — К сожалению, сегодня государственные органы, как правило, не умеют проводить презентации в рамках общественных обсуждений. Поэтому диалог превращается сначала в монолог, а затем в неразбериху. В то же время мы слышим предложения от некоторых чиновников перевести общественные обсуждения исключительно в электронный формат. С моей точки зрения, это попытка спрятать мусор под ковер, сделать вид будто проблемы не существует.

С тем, что общественным слушаниям необходимо сохранить форму, но поменять содержание, согласен и председатель Постоянной комиссии по жилищной политике и строительству Палаты представителей Национального собрания Юрий Дорогокупец:

— Не нужно превращать серьезное мероприятие в народное вече с выкриками недовольных и отсутствием разумных доводов за и против. Причем это касается не только заинтересованных жителей, но и представителей местной власти. На мой взгляд, лучшим решением проблемы был бы такой вариант: жильцы избирают инициативную группу, которая хоть что-то понимает в жилищном законодательстве и вопросах благоустройства, а также в состоянии вести плодотворный диалог и аргументировать свою позицию. Любая критика должна быть конструктивной. Со стороны застройщиков и чиновников, в свою очередь, нужна гораздо более тщательная подготовка к презентациям любого рода строительных проектов. Нужно уметь отвечать на вопросы жильцов по существу. И не скрывать от людей информацию.

Людмила Кравчук приводит яркий пример взаимодействия жителей и городских служб по уходу за насаждениями в итальянском Турине. Там создана информационная система, в которой любой налогоплательщик может ознакомиться с актуальной информацией по озеленению города. Если необходимо удалить хотя бы одно дерево, в информационной системе размещаются самые исчерпывающие сведения об этом: на каком участке и какое именно дерево подлежит вырубке, по каким причинам, сколько средств будет затрачено на эти работы, где, когда, в каком количестве будут возмещены потери. А ведь в Италии нет строгих норм по озеленению городов как таковых! Но такому подходу к делу нам остается лишь учиться.

Под ноль

В последние годы коммунальщики все больше увлекаются так называемым кронированием, или топпингом, — формированием крон деревьев. Наверняка все видели результаты таких “дизайнерских стрижек” на примере липовых и тополиных аллей — частокола голых стволов а-ля телеграфный столб.

В некоторых странах кронирование признано нецелесообразным, а в США еще откровенно опасным и незаконным. Почему? В первую очередь из-за того, что подобным образом, обрезая все ветви и оставляя лишь ствол, зеленстроевцы рост растения не сдерживают, а, наоборот, ускоряют. С помощью листвы дерево передает стволу и корням ряд питательных веществ. Лишившись “рта”, дерево стремится как можно быстрее восполнить эту потерю и на обрезку отвечает взрывным ростом побегов. Чтобы удержать крону компактной, обрезку придется проводить каждый год, а это будет оборачиваться все большими расходами.

Существует еще несколько крайне неприятных побочных эффектов топпинга. Из-за повреждений жизнь деревьев сокращается в разы. При этом они больше подвержены внутренней гнили, а значит, быстро становятся аварийными и опасными для прохожих.

МНЕНИЯ

Дарья Юшкевич, ландшафтный дизайнер:


— В странах Западной Европы, в Японии немыслимо ради строительства жилья бездумно уничтожать зеленые зоны. Там застройщики и ландшафтные дизайнеры придумают десятки вариантов, как обойти растущее дерево, потому что живая природа на вес золота. Мы, к сожалению, во многом из-за отсутствия внутренней культуры созидания привыкли решать проблему самым простым, не затратным в денежном плане, но совершенно бесперспективным путем. К счастью, в последнее время вектор качнулся в другую сторону, и наконец наметились тенденции к сохранению зеленых зон. В черте города появляются таунхаусы и малоэтажные застройки, где жители уже сами просят застройщика оставить нетронутыми как можно больше деревьев и кустарников, облагораживаются парки и скверы. Это важно для всех горожан, даже если они “дети асфальта” в третьем поколении. Любить сад — значит любить жизнь.

Василий Устинчик, генеральный директор ОАО “10 УНР-Инвест”:

— Я принципиально против вырубки деревьев в черте городов. Однако во всем должен соблюдаться принцип разумности, и при этом тщательно просчитываться экономика. Во-первых, ликвидация большого дерева в стесненных условиях влечет немалые дополнительные затраты. Спрашивается, зачем его убирать без веских причин? Во-вторых, зелень возле новостройки существенно повышает привлекательность недвижимости. За примером далеко ходить не нужно. Один из наших последних домов в Минске на улице Рогачевской, 1а “посажен” в зеленой зоне. Там под самыми окнами здания и на парковке нам удалось сохранить большие сосны, березы. Жильцы остались довольны. Но бывают ситуации, когда ради сохранения дерева необходимо корректировать проект, делать изгиб теплотрассы, переориентировать пешеходные дорожки или проезжую часть. Такие отступления от первоначального плана порой стоят очень дорого. Настолько, что на сэкономленные деньги можно поблизости разбить и благоустроить целый сквер. Разумно ли идти на такие жертвы хотя бы с экономической точки зрения?

infong@sb.by

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Владимир Михайлов, 68, Минск

Очень жаль, что только грозный окрик сверху включил разум у некоторых наших чиновников, ответственных за вырубку деревьев, и геноцид зеленых зон наконец удалось приостановить. Не хочется, чтобы Минск, Гомель, Брест и другие белорусские города превращались в каменные джунгли только потому, что кому-то крайне выгодно заниматься строительством жилья в черте города. В конце концов, пора уже взяться за развитие прилегающих районов. И не скупиться на скоростной транспорт, прокладку коммуникаций, достойную инфраструктуру.Еще меня возмущает ситуация с компенсационными посадками. Живу в Минске недалеко от 19 поликлиники и часто хожу пешком через солнечную парковую зону напротив Национальной библиотеки. Ландшафтный дизайн там продуман очень грамотно. Был. Теперь вдоль дорожки, ведущей к высоткам, высадили около ста саженцев. Не исключаю, что все сделано по нормам, но эти деревца растут настолько близко друг к другу, что лет через двадцать, когда стволы окрепнут, а кроны покроются густой листвой, эта местность станет темной и зловещей, солнце вообще сюда не будет заглядывать.Не успели жители ближайших домов вслух повозмущаться, как вот вам вторая часть марлезонского балета: там же, вдоль еще одной тропинки, высаживают очередную порцию саженцев. И снова -- сплошным частоколом. Зачем? Чтобы потом вырубать выросшие деревья? Соседка рассказывает, что такая же ситуация -- в Севастопольском парке: вкопали саженцы на открытой местности, закладывают какой-то темный лес, а не парк. Кому это надо? Тем более -- на уже изначально зеленых территориях? Посадите деревья там, где их реально не хватает! Плохая земля в каком-нибудь микрорайоне? Так завезите хорошую. Умные хозяева на своих приусадебных участках вывозят каменистую почву и заменяют на плодородную. В итоге и яблони у них растут, и вишни. Неужели в городе для кленов и дубов так сделать нельзя? Дорого? Так пусть застройщик раскошелится.Пока что вся эта кампания с компенсационными посадками напоминает какой-то театр абсурда. Потому что главное у нас -- поставить галочку, что работы проведены. А то, что смысла в таких работах порой нет никакого, да и результата потом толкового не будет, это уже дело десятое.

Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?