Кто разминирует фундамент Евразийского союза

Почти на семь процентов уменьшился в 2014 году объем белорусского экспорта в Россию

Почти на семь процентов уменьшился в прошлом году объем отечественного экспорта в Россию
Почти на семь процентов уменьшился в прошлом году объем отечественного экспорта в Россию. В денежном эквиваленте — снижение более чем на миллиард долларов. Ощутимо сдали позиции по поставкам тракторов и седельных тягачей, машин для уборки сельхозкультур. И дело вовсе не в качестве или цене. Местных аграриев они вполне устраивают. Российские власти на законодательном уровне ограничили закупку техники зарубежного производства. Покупаешь свою — скидка  15 процентов и субсидии из федерального бюджета.

Удивительно, но к «иностранной» отнесена и белорусская сельхозтехника. Странная логика. Многие комплектующие покупаются именно в России. Например, на автомобилях «МАЗ» стоят двигатели Ярославского моторного завода. МТЗ имеет кооперационные связи почти со 150 предприятиями нашей соседки. Российского производства более трети начинки комбайнов «Полесье». Вот ведь как: даже Таможенный союз не гарантирует стабильности продаж. Четких рычагов взаимодействия и контроля в рамках ЕАЭС пока нет. Страны как жили, так и живут по принципу своя рубашка ближе к телу.

О том, что механизмы единого рынка Евразийского союза пока не отлажены, сказал недавно на внеочередной сессии Палаты представителей Президент: «Продолжают существовать изъятия и ограничения в различных сферах деятельности. Не обеспечивается в полном объеме выполнение достигнутых договоренностей. Наблюдаются вопиющие случаи односторонних действий стран-участниц в обход принятых соглашений». 

Конечно, нельзя получить все и сразу. Даже если этого очень хочется. Евразийский экономический союз вполне можно сравнить со строящейся дорогой. В начале пути не обойтись без ухабов. Важно, чтобы препятствия были временными, а экономическая интеграция превратилась в современное высокоскоростное шоссе. Но и правила дорожного движения для всех его участников должны быть едины и понятны.

Главный недостаток ЕАЭС — оговорки. Беларусь неизменно выступает за более интенсивное сближение без каких-либо исключений. Принцип — время — деньги. Если объединяться, то не выборочно, а по всем направлениям экономики. Наши партнеры более осторожны. В итоге среди четырех продекларированных свобод перемещения — людей, товаров, услуг и капиталов — осталось много исключений. 

Такие отсрочки могут стать миной замедленного действия под фундаментом Союза. О возможных конфликтах Александр Лукашенко предупреждал еще прошлой весной при подписании договора в Астане. Последствия не заставили себя долго ждать. Чего стоят продуктовые разногласия между Минском и Москвой, обвинения российской стороны в реэкспорте санкционных продуктов из ЕС? Таможенные барьеры возникли, казалось, на ровном месте.

На сферы, где у нас нет единых рынков, приходится четверть взаимной торговли. Так, белорусские лекарственные препараты могут свободно продаваться без каких-либо пошлин в России. Но необходимо заново получить все разрешения, лицензии. Трудоемкий и дорогостоящий процесс. То же самое и с алкоголем. Нужно заплатить и купить акцизную марку РФ. Для добросовестного бизнеса — дополнительные издержки, для серого — возможности использования незаконных схем.

О равных правилах игры для всех говорить пока рано. Странам предстоит пройти весьма долгий путь переговоров и компромиссов. 

Правда, общий политический и экономический фон не самый лучший для развертывания интеграционного проекта. Военный конфликт в Украине, Россия занята санкциями и ответными мерами. Лидер по безработице на постсоветском пространстве, новый член Таможенного союза — Армения. Замедлился темп роста ВВП Казахстана. Ситуацию усложняет и обвал мировых цен на нефть. 

Но кризис долго не может продолжаться, а любая война заканчивается миром. Тот же Евросоюз далеко не сразу стал тем, чем является сейчас. 

Цифры беспристрастны. За годы существования ТС российская экономика увеличила свое присутствие на внутреннем рынке стран-партнеров в полтора раза, казахстанская — на 70 процентов. Белорусская — в два с половиной раза. Это означает, что уже в 2015 году интеграционный источник, несмотря на стартовые издержки, даст свой эффект.

shevko@sb.by
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?