Минск
+4 oC
USD: 2.57
EUR: 2.78

Кто под каблуком?

О комфортной обуви

Прочла в новостной ленте интересную информацию. Подсчитано, что женщины около 50 лет своей жизни проводят на каблуках. В среднем мы начинаем носить обувь на каблуке в 12 лет. И отказываемся от нее к 60. Пик шпильки приходится на 23 года и составляет 13,5 сантиметра. Затем каблук начинает уменьшаться. А к 30 годам снова растет ввиду того, что большинство женщин к этому возрасту уже стали мамами, пережили трудности, связанные с репродукцией, и вновь хотят заботиться о собственной привлекательности.


Не имею вопросов к достоверности исследования, размышления инициировала сама тема каблуков в жизни женщины. Сразу скажу, что я не против. С удовольствием носила лет до 30. А потом просто стало физически тяжело и пришло понимание, что комфорт для меня важнее «фасада». Хотя, конечно, мне нравится, как я выгляжу на шпильках. Приятно видеть свое постройневшее отражение, расправленные плечи, чувствовать другой ритм походки. Сразу вспоминается монолог секретарши Верочки из фильма «Служебный роман» о том, что советская женщина ходит, словно сваи заколачивает... Но при этом я понимаю, что каблуки — это обман. На самом деле я гораздо приземистее и телу моему комфортнее передвигаться в пружинящей обуви, ничем не напоминающей произведение искусства. Кого я хочу обмануть, вставая на неудобную шпильку?


Знаменитая американская писательница и феминистка «первой волны» Андреа Дворкин в работе «Гиноцид, или Китайское бинтование ног» (слово «геноцид» автор специально писала через «и», по аналогии со словом «гинекология», как символ физического истребления по половому признаку) говорит о том, что в нашей культуре «каноны» красоты вынуждают женщину «улучшать» буквально каждую часть тела. И все это связано с болью. Выщипывать брови — больно, бороться с целлюлитом — больно, ходить на шпильках — больно...


В сетевых феминистских сообществах нередко ведутся дискуссии на эту тему, где часто можно встретить такой тезис: «Я сама выбираю ходить на каблуках. И не для того, чтобы потакать сексистским представлениям о красоте, а потому, что мне это нравится. Я делаю это для себя». Но проблема–то в том и состоит, что никакого выбора на самом деле нет. Хочешь быть красивой — вставай на шпильки. И что такое «для себя»? Для себя — это дома, за закрытыми дверями. В публичном пространстве выбор, как выглядеть, — это формирование идентичности, сообщение другим о том, кто есть я. На рыночном жаргоне — банальная «отстройка от конкурентов»: я сексуальнее, ловчее, ярче других.


Когда я возвращаюсь из–за границы, в глаза первое время сильно бросается «рыночная амуниция» наших девушек. Практически каждая одета, как для клубной вечеринки, уже с утра. Нетрудно из этого сделать вывод, что в нашей системе координат ценится в женщине больше всего. И вот куда нас ведет этот путь. Женщине, которая, входя в возраст поиска романтического партнера, преподносит себя прежде всего как «ухоженное тело», рано или поздно придется снять туфли, смыть косметику и явить своему избраннику себя настоящую. А по улицам тем временем вечным соблазном не перестают ходить «вооруженные» соперницы. Мораль общества, с одной стороны, нацеливает женщину на моногамные ожидания. С другой — ставит женщину в условия вечной конкуренции, в которой каждая отдельная гражданка всегда проигрывает. Всегда есть кто–то моложе и стройнее. И мужчина в этой игре вправе выбирать все более и более усовершенствованную «модель избранницы»... В обществе, где так ценится крутость бедра и юность, одними только личными качествами мила не будешь... В такой парадигме век женской привлекательности, как мне сказал один психолог, — 5 — 7 лет. Женщины, вам не страшно жить?


Я не говорю, что рынок не требует от мужчин своих жертв. Но в условиях, когда за доступ к ресурсу борются и те и другие, делать это хотя бы в удобной обуви, мне кажется, намного проще...

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...