Минск
+14 oC
USD: 2.03
EUR: 2.28

Кто ограничивает свободу слова?

О том, что свобода слова и ответственность журналиста - две стороны одной медали, говорят все чаще, и Индустриальный комитет учел это двуединство при доводке законодательства по СМИ.
О том, что свобода слова и ответственность журналиста - две стороны одной медали, говорят все чаще, и Индустриальный комитет учел это двуединство при доводке законодательства по СМИ. Однако пока нет ответа на вопрос: что же это такое - ответственность журналиста? Не перед законом, а в смысле добровольного самоограничения по принципу "Не навреди!". Случился теракт на Дубровке, и трагический опыт убедил: в таких ситуациях СМИ должны "играть" по особым правилам. Но разве ЧП - единственная сфера применения моральных, а порой и политических самоограничений? По крупному счету ответственность СМИ за слово, которое они несут в мир, проявляется не при ЧП - это частности, - а во взгляде на происходящее в стране в целом, в умении отделять политическую борьбу, где дозволено все, что не запрещено, от государственных интересов, требующих общественного консенсуса.

Наше стремление заимствовать американский опыт свободы слова ущербно тем, что не учитывает историю СМИ в США. На рубеже 20-30-х годов прошлого века пресса там находилась под полным контролем рекламодателей и миллиардеров. В вину прессе ставят невнимание к предостережениям о биржевом крахе 1929 года. А в период "великой депрессии" газеты, подконтрольные Морганам и Рокфеллерам, фальсифицировали программу Рузвельта, противодействуя его "новому курсу". "В то время пресса полностью предала интересы средних классов и фермеров" - таков вывод американского исследователя этой темы Ф. Ландберга. Рузвельт с колоссальным трудом укротил антигосударственную "свободу слова" 30-х годов, борьба шла не на жизнь, а на смерть. Решающую роль сыграли комиссии конгресса, расследовавшие закулисные махинации с финансированием СМИ, а также механизм скоординированных кампаний в прессе, наносивших вред государственным интересам. Они помогали Рузвельту преодолеть информационное сопротивление, ликвидировать темную власть над прессой и превратить СМИ в очень влиятельную "четвертую власть", в полной мере осознающую свою ответственность перед государством.

Этот трудный американский опыт весьма ценен, ибо мы сегодня проходим через тернии, сопоставимые с периодом становления СМИ в США. Понятие "свобода слова" у нас все еще носит "ведомственный", журналистский характер, не переплетаясь неразрывно с национальным, государственным интересом.

На этот счет весьма показателен не какой-то "горячий", скандальный пример, а вполне добротный сериал "Ваххабиты" из цикла "Лубянка", подготовленный Сергеем Медведевым и Алексеем Пимановым: в нем были показаны страшные сцены отрезания голов российским солдатам. Да, это было. Но есть ли резон давать столь сверхэмоциональные кадры сегодня, после референдума в Чечне, посыпая солью еще незажившие душевные раны? Авторы ставили перед собой задачу сугубо творческую, а тех, кто предостерег бы их от политически неверного, очень вредного нагнетания страстей, не нашлось. ФСБ, предоставившая трофейную съемку, политикой не занимается. Руководители Первого канала этому не придали значения, доверившись опытным авторам. Кто же мог предотвратить появление в эфире кадров, вызвавших вспышку мстительных чувств?

А другой канал именно в день приезда в Москву китайского лидера дает военное обозрение под заголовком "Нападет ли Китай на Россию?". Михаил Леонтьев, организатор Серафимовского клуба, ставящего своей целью пробудить веру в силы России, в программе Сорокиной с чудовищной страстью изничтожает, растаптывает крепнущий российский рубль. Сорокина со своей стороны столь же страстно убеждает россиян в том, что каждый (!) из них в любой (!) момент может стать бомжем, культивируя неуверенность в завтрашнем дне. Да что там! Государственный человек, министр Швыдкой, в "Культурной революции" ставит ложную дилемму "Свобода слова или цензура?", полностью игнорируя проблему добровольных журналистских самоограничений во имя государственных интересов.

Таких примеров - кто в лес, кто по дрова! плевать на интересы страны, кукарекнуть бы громче! - на телевидении сотни, тысячи. Наши бесцензурные СМИ пребывают в подростковом возрасте, хотя играют-то во вполне взрослые игры, способные влиять на судьбы государства. И никакие сегодняшние заокеанские примеры - а там СМИ горой стоят за американский интерес! - не действуют. Да, конечно, Познер вынужден признать, что его передачу с Филом Донахью "прикончили потому, что его посчитали слишком либеральным, а меня - слишком ленивым", что на Западе "если за вами закрепится репутация человека, которого нельзя контролировать, то вы нигде и никогда не будете работать на телевидении". Но, едва речь заходит о попытках оградить от глумления ("глум" - это слово и метод, принадлежащие Парфенову с НТВ) государственные интересы, поднимается отчаянный вопль о зажиме свободы слова и независимости СМИ.

Независимость СМИ... Здесь полезно привести цитату: "В России возникли тысячи независимых органов СМИ (несмотря на противодействие со стороны российского правительства)". Эта цитата взята из Акта о российской демократии за 2002 год, принятого конгрессом США и ставящего своей целью "способствовать укреплению и развитию независимых средств массовой информации в России", на что конгресс выделил в 2002 году 50 миллионов долларов (раздел 6 данного акта). Речь идет о "поддержке всех форм независимых средств массовой информации, в том числе печатных, радиовещательных и телевизионных". Но - "при сохранении за США соответствующих регулирующих и контролирующих функций".

Любопытно, что версия для печати упомянутого акта была официально распространена через Интернет и просто не могла пройти мимо наших государственных чиновников, ведающих данной проблематикой, не говоря уже о МИДе. Однако никакой реакции не последовало. Иначе говоря, как бы официально признано, что в нашей стране существуют тысячи органов СМИ, которые финансируются, регулируются и контролируются из США. Но в российском политическом обиходе они почему-то именуются независимыми.

Следует ли в этой связи удивляться противоречию между реальной жизнью и картиной, которую рисуют СМИ? После упадка 90-х годов страна сейчас на подъеме. Но СМИ, которые в ельцинский период предпочитали не замечать катастрофическую ситуацию, сегодня вдруг горячо озаботились тревожными проблемами: все у нас плохо, беспросветно, все не так, как надо; что ни делается, все к худшему, и вообще, страна у нас никакая, а народ нелепый. Все ставится под сомнение, критицизм заполнил все общественное пространство, даже рост золотовалютных резервов - и тот уже подвергли чуть ли не осмеянию. "Сегодня положено только критиковать!" - этой установкой заражен каждый журналист. И в целом получается, что СМИ наши стеной стоят против зарождения духа национального оптимизма, который позарез нужен сейчас России и для которого уже созрела почва в реальной жизни.

Есть ли на ТВ программы, так сказать, духоподъемного свойства, вселяющие веру и надежду в благополучный завтрашний день? Увы и увы... Да, в информационных выпусках Первого и "России" проскальзывают изредка позитивные сюжеты, но, чувствуется, из-под палки. Общий настрой телевидения и всех СМИ явно негативный.

Возможно, особенно круто наше телевидение расходится с позицией власти по такому важнейшему вопросу, как консолидация общества. В своем Послании президент трижды возвращался к этой теме, ставя ее во главу угла. Тщетно! Именно проблему консолидации общества с завидным упорством дружно проигнорировали все (!) программы, анализировавшие Послание. Так же было после выступления президента на праздновании Дня России. Власть можно, нужно и необходимо критиковать. Но не замечать ее стремления консолидировать общество, уходить от этой краеугольной темы - значит игнорировать интересы государства.

И еще это значит ограничивать свободу слова.

Мы привыкли считать, что посягательства на свободу слова исходят лишь сверху, от власти. Но не таятся ли угрозы свободе слова непосредственно в недрах средств массовой информации? Не говорю в данном случае о политических пристрастиях, которые вообще делают разговор о "независимости" СМИ беспредметным. Но разве недвусмысленный крен в сторону негатива, не соответствующий реалиям жизни, сам по себе не является зажимом свободы слова? Разве явное противодействие консолидации общества со стороны телевидения не есть ущемление свободы слова? Разве анонс НТВ "Это программа, в которой свободу слова ограничивает время и я, Савик Шустер" не стал символом нашей смутной, маргинальной журналистской эпохи?

О том, как именно, с помощью каких приемов Шустер действительно, в буквальном смысле ограничивает свободу слова, известно. Но для понимания общей ситуации на "телевизионном направлении" важно прояснить вопрос о самом Шустере. После его изгнания с "Радио "Свобода" сотрудник этой радиостанции Иван Толстой опубликовал обширный разоблачительный материал под названием "Человек рыночный, или Бурная весна Савика Шустера". Из описания Толстого встает образ коварного, беспринципного и мстительного авантюриста. Вдобавок - предателя. "Русская мысль" первой приютила и полюбила Шустера, - пишет Толстой. - Наталья Горбаневская редактировала и часто полностью переписывала его репортажи от начала до конца, но, когда ему понадобилось, он не задумавшись отбросил вскормившую его газету: пропал навсегда. "Взял и предал", - определяет это Горбаневская сегодня".

Но особо примечательны не характеристики, а факты, приведенные в публикации Ивана Толстого. Оказывается, Шустер в 1980 году участвовал в издании фальшивой газеты "Правда", которую подпольно распространяли в олимпийской Москве. Более того, именно "Шустер предложил выпускать фальшивую "Красную звезду" для советских солдат в Афганистане, - пишет Толстой. - Предложение было принято". Думаю, никто не усомнится в том, что в советские времена такие крупномасштабные подрывные акции, как издание и распространение фальшивых "Правды" и "Красной звезды", могли проводиться только при содействии зарубежных спецслужб. Поэтому факты, приведенные Толстым, неопровержимо свидетельствуют о вовлеченности Шустера в орбиту спецслужб.

Но сегодня этот человек определяет лицо НТВ! И кто может поручиться, что он по-прежнему не участвует в изготовлении пропагандистских фальшивок? В какой еще стране возможно такое? Где еще иностранец с весьма бурной и запутанной биографией может стать "властителем дум", формирующим общественное мнение в направлении, явно противоположном государственному интересу? Где еще СМИ проявляют столь вызывающее неуважение к гражданам своей страны? Более того, складывается впечатление, что Шустер, серьезно деформирующий свободу слова, превратно толкующий самые жгучие российские проблемы, пользуется в некоторых политических кругах негласной поддержкой. Но, слава богу, сегодня его можно критиковать - это уже прогресс. И хотя при новом гендиректоре НТВ Николае Сенкевиче ведущий "Свободы слова", которому не нужна сильная Россия, ставит свои вопросы все более провокационно (в день объявления чеченской амнистии он, по сути, призвал вернуться к военным методам в Чечне), радует то, что российский караван теперь идет вперед, уже не обращая внимания на посторонние звуки.

Но в то же время нельзя не учитывать, что общая непомерно критическая тенденция наших СМИ в сочетании с явным замалчиванием первых успехов мешает той консолидации, к которой призывает президент. Конечно, в этой линии СМИ отчетливо угадывается политический аспект: более детальный анализ показывает, что цель уже определена - не допустить избрания Путина на второй президентский срок в первом же туре. Но именно поэтому для СМИ, а для телевидения особенно, исключительную важность приобретает четкое разграничение между политической борьбой, которая основана на полной свободе слова, и государственными интересами, пренебрегать которыми СМИ не вправе даже в угаре предвыборных страстей.

Первая частная попытка преодолеть это противоречие правовым путем предпринята Избиркомом. Она, как известно, встретила довольно бурное сопротивление со стороны ведущих представителей журналистского сообщества, предпочитающих не законодательные, а самоограничительные методы, и в данном случае трудно судить, чья правда правдивее. Но с каждым прожитым страной днем все отчетливее виден тот критерий, по которому общество вправе судить о взрослении наших молодых бесцензурных СМИ. Страна поднимается после катастрофы 90-х годов, и главный государственный интерес заключается в том, чтобы подкрепить это историческое движение общенациональным духовным подъемом, которым всегда была сильна Россия.

В катастрофические для Америки 30-е годы "новый курс" Рузвельта активно поддержал Голливуд, который вопреки кризису и депрессии дал американскому народу могучий заряд оптимизма, веры в завтрашний день. Голливудская классика 30-х годов стала образцом гражданской ответственности искусства, она помогла стране преодолеть экономическую трагедию, сплотив общество на основе твердой уверенности в успехе национального возрождения. Сегодняшнее российское телевидение по своей "душеспасительной" мощи намного превосходит возможности кинематографа. Но использует ли оно эту мощь так, как в свое время Голливуд?

Между тем именно на этой стезе проверяются гражданская ответственность СМИ, их способность к добровольному самоограничению во имя высоких и общих для всех ответственных политических сил национально-государственных целей. Вопрос, разумеется, не в долевом соотношении критики и похвалы - это подход чиновничий. Главное - что на выходе. "Жить не хочется" или же вера в то, что жизнь обязательно наладится? Пока ТВ, да и СМИ в целом, такую веру в душах соотечественников не утверждают, скорее наоборот. Вдобавок независимость некоторых из них в российских пределах странным образом сочетается с зависимостью от финансирования и контроля из США. Что же жаловаться на попытки государства оградить своих граждан от аллергенов разочарования, вбрасываемых через эфир?

Видимо, приближается, а возможно, уже пришло время ясных ответов. Если ТВ готово проявить ту меру гражданской ответственности, какую в свое время продемонстрировал Голливуд, это и есть свидетельство зрелой способности к саморегулированию. Если же сейчас, в период начавшегося возрождения страны, наша российская свобода слова по-прежнему будет ограничена лишь самоуничижением и фальсификацией по Шустеру, это первейший признак незрелости. Но известно, что в целях общественной безопасности гражданские свободы применительно к несовершеннолетним несколько урезаны... До совершеннолетия.

Нам иногда кажется, что перемены в стране идут медленно. Но вот НТВ пустило в эфир фильм о Ельцине, сделанный Е. Киселевым в 2000 году, и стало ясно, как много изменилось за минувшие три года, как сильно устарели тогдашние оценки ельцинских деяний. Голосом из прошлого выглядит и позиция НТВ - ерничать над Путиным и отмечать День России реквиемом Ельцину. Впрочем, это уже сфера политики, а в этой сфере не до консенсуса.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости и статьи