«Кто не рискует, тот не продюсер»

Глеб Шпригов - о том, почему фильмы бывают успешными и нет

К сожалению, за кино часто берутся люди, которые не представляют, что такое кино

В упрек «Беларусьфильму» часто ставят отсутствие продюсерского кино. Дескать, если бы нашелся знающий человек, готовый вложить свои деньги в картину, раскрутить ее, то слава о нас гремела бы далеко за пределами страны. Пока же в России видели лишь считаные фильмы, сделанные в суверенной Беларуси. Среди них — «Послед­ний бронепоезд», «В июне 41-го», «Снайпер». В чем причина их успеха? Просто у этих картин есть настоящий продюсер. Его зовут Глеб Шпригов.

— Глеб Валерьевич, давайте сразу определимся: как вы относитесь к белорусскому кино?

— К хорошему белорусскому кино отношусь хорошо, к плохому — плохо. В любом кинематографе, и в российском, и в американском, бывают разные фильмы.

— Вы деликатно пытаетесь уйти от ответа. Поставлю вопрос по-другому: нравится ли вам то, что снимает «Беларусьфильм»?

— «Беларусьфильм» — это государственная компания, которая производит художественные фильмы в меру своих сил и возможностей. Главная задача киностудии, как мне кажется, поддерживать кинопроцесс, и, худо или бедно, она с этим справляется. «Беларусьфильм», который берет на себя продюсерские функции, очень часто попадает в те же самые ножницы, в которые попадают все продюсеры: проект может стать успешным и наоборот. И в этом случае никто не застрахован от неудач.

— Но, как показывает зарубежный опыт, имея хорошего продюсера, фильм вряд ли останется незамеченным.

— Если я работаю с киностудией, то выступаю в качестве генерального продюсера. В чем заключается моя работа? Я ищу проект, затем автора сценария, режиссера, исполнителей главных ролей, места для съемок, формирую бюджет, изучаю, как продукт можно будет продать и т.д.

— Обычно продюсеры еще и деньги дают.

— Конечно, я тоже вкладываю. Но обычно бюджет складывается из сумм партнеров. В моем случае это была и киностудия, и Белтелерадиокомпания, с которой мы сейчас снимаем «Национальное достояние». Иногда присоединяются какие-то российские компании.

Слава богу, все, что я вкладываю, более или менее возвращается. Все наши фильмы окупаются. «Снайпер» уже принес неплохие деньги, но он еще продается.

— А как понять, станет ли фильм успешным?

— Это гадание на кофейной гуще. Необходимо хорошо знать рынок, понимать, за сколько и какое кино может быть продано. Поскольку мы ориентируемся на центральные российские каналы, на прайм-тайм, делаем соответствующий продукт. Дорогой. Обязательно со звездами, со сложнопостановочными сценами. Прежде всего, конечно, крепкий сценарий и хороший режиссер. Такие проекты востребованы, за них платят приличные деньги на ТВ. Но предсказать творческий результат невозможно. Даже при наличии суперзвезд. К сведению, в Голливуде, где крутятся большие деньги и много известных актеров, успешным получается лишь один из десяти проектов.

— Надо констатировать, что в Беларуси приблизительно та же статистика. А лично у вас?

— Мы не можем себе такого позволить, иначе разоримся. Находимся в таких условиях, что десять из десяти фильмов должны выстреливать.

— Расскажите, в чем секрет вашего успеха?

— Нет никаких секретов. Главное — профессиональное отношение к делу. К сожалению, очень часто люди берутся за кино и не отдают себе отчета, за что берутся. Совершают необдуманные поступки, принимают неправильные решения, что в конечном итоге приводит к тому, что фильм не нужен ни зрителю, ни дистрибьютору. Деньги выброшены на ветер. Отдачи от таких проектов ждать тяжело, потому что она изначально не предполагалась. В Беларуси очень мало людей, которые представляют, что такое рынок кинопроката и телевизионной продукции в России и других странах. Сейчас с Белтелерадиокомпанией, которая является основным продюсером, мы делаем новый проект под названием «Национальное достояние». Учитываем все: пригласили актеров не только из России, но и Франции, Польши, Литвы. Меня часто спрашивают: «Почему вы все время снимаете российских звезд?» Да, в Беларуси есть хорошие актеры, но их никто не знает. Их не продашь, как бы грубо это ни звучало. Если пригласить хоть одно-го человека из Франции, есть шанс, что прокат этой страны купит наш фильм. Не понимаю, на что рассчитывает компания, снимающая исключительно местных актеров? Собирается продавать его в Беларуси? Но здесь канал покупает серию в лучшем случае за две с половиной тысячи долларов, в России эта цена приблизительно пятьсот тысяч долларов, бывает, что доходит и до семисот.

— Вы почему-то скромно умолчали о том, что сами пишете сценарии, которые тоже являются одной из составляющих успеха…

— Почему пишу сценарии? Это хобби, которое постепенно превращается в работу. Просто я умею это делать, тогда почему бы не писать? Нигде этому не учился. Наверное, этому вообще невозможно научиться, если у человека нет дара. Даже если он окончил пятьдесят литературных институтов. На Западе к сценариям не относятся, как к литературным произведениям. Для них это документ, по которому снимается кино. Возможно, у меня не самые выдающиеся сценарии. Но они составлены правильно, по всем законам драматургии, логики и позволяют режиссеру думать, а актерам найти глубину роли. В итоге получаются неплохие фильмы. Но даже если я сам не пишу сценарий, а такое бывало, выступаю в роли редактора, который выправляет изъяны. Делаю так, чтобы получалось связное повествование. Не поверите: даже с этим у нас большая проблема. И в России та же ситуация. Сценарий часто пишут, как литературное произведение. Но все красоты языка, стиля не играют никакой роли, даже наоборот — вредны. Разговорная речь, на чем и построено кино, очень отличается от литературной. Беда в том, что у нас очень мало профессиональных сценаристов. Мы выросли на советской школе, которая, по моему мнению, как раз и страдала от того, что сценарии писались, как романы. Поверьте, бывает, что хороший сценарий очень трудно читается.

— К нашей киностудии давно приклеился бренд «Партизанфильм»: здесь снималось очень много фильмов о войне. Сейчас студия уходит от этого, а вы, наоборот, упорно делаете «В июне 41-го», «Снайпер», «Покушение». Почему?

— Совсем недавно в одном журнале прочитал статью на тему, чем война была для русских, белорусов, украинцев и других народов из бывшего СССР? Оказалось, что это единственное событие прошлого века, которое нас всех объединяет. Можно сказать, что на нее есть социальный заказ снизу, от людей. Это первое. Второе: для сценариста военная тема очень благодатная — есть плохие и хорошие, есть любовь и смерть. Особенно не надо ничего придумывать, просто найти прототипы — и все. Можно бесконечно писать сценарии, бесконечно снимать фильмы, и они будут востребованы. Коммерция получается потом. Если фильм удался, то ты за него еще и прибыль получишь. Слышишь: «Молодец, сделай еще!» — и опять за это берешься.

С «Беларусьфильмом» сейчас приступаем к большому проекту — «Немец» по роману Юрия Костина. Будет звездный состав: Даниил Страхов, Виктория Толстоганова, Вилле Хаапасало, Анатолий Кузнецов, Екатерина Васильева. Пригласили известного немецкого актера Кена Дукена, который играл в «Красавчике-2».

— Глеб Валерьевич, расскажите, где учились продюсерству? У кого черпали опыт? Очень хочется, чтобы в Беларуси побольше появилось таких людей.

— На самом деле профессии продюсер нет. Обычно человек, имя которого в титрах значится рядом с этим словом, является директором какой-нибудь компании или еще кем-то. Он просто вкладывает свои деньги в кино. И поэтому его называют продюсером. Но мало иметь понятие, что такое бизнес. Надо быть творческим человеком. Но научиться он может только на своих ошибках.

— У вас они тоже были?

— Были фильмы, которые не имели большого рейтинга. Например, «Человек войны». Считаю, что это один из лучших фильмов, которые я делал. НТВ сняло его с эфира, показав лишь восемь серий из двенадцати, потому что был невысокий рейтинг. Это настоящий фильм о войне. Но оказалось, что телевидению такие не нужны. Там востребованы приключенческие фильмы о войне. И мы стали заниматься именно такими. Почему востребован «Снайпер»? Потому, что это прежде всего приключенческое кино и уже потом фильм о войне.

Научиться чему-то можно, только рискуя, в том числе и деньгами. Кто не рискует, тот не может называться кинопродюсером.

На снимке: актер Иван Мацкевич, режиссер Александр Ефремов и Глеб Шпригов отсматривают снятый материал.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3.13
Загрузка...
Новости