Минск
+19 oC
USD: 2.04
EUR: 2.27

Незаслуженно забытый балет «Лауренсия» в постановке Вахтанга Чабукиани вернется в Большой театр...

Кто может, тот и танцует

Незаслуженно забытый балет «Лауренсия» в постановке Вахтанга Чабукиани вернется в Большой театр...

Незаслуженно забытый балет «Лауренсия» в постановке Вахтанга Чабукиани вернется в Большой театр. Побеспокоится об этом знаменитая балерина Нина Ананиашвили. В последние годы она довольно часто бывает в Минске, танцует главные партии в «Жизели» и «Лебедином озере». Запредельные фуэте и молниеносные туры Нины заставляют публику забыться в овациях и не отпускать балерину со сцены долго после окончания спектакля. Душевный жар и горящие глаза зрителей танцовщицу вдохновляют, и вот уже Большой готовится к премьере «Лауренсии» в редакции Нины Ананиашвили.


О предстоящем балете, ситуации в Грузии и пользе красного вина мы беседуем с Ниной в одной из гримерок театра, где вооруженная иголкой и ниткой нас радушно встречает выдающаяся балерина современности.


— Нина, с вашими статусом и регалиями вы могли бы кому угодно поручить шить вам пуанты.


— Все балерины сами шьют себе обувь. У каждой из нас свои маленькие секреты, как сделать так, чтобы пуанты были удобными. Доверить этот процесс нельзя никому. Сейчас появилась возможность покупать импортные туфли, они более прочные и не так быстро снашиваются, как советские. А в то время наши балерины всегда при себе имели иголку и нитку и шили пуанты везде: в самолетах, ресторанах, магазинах. Сейчас мои близкие друзья, когда встречаемся, бывают даже удивлены: «Как, Нина, ты сегодня не шьешь пуанты?»


— Узнала страшную тайну, что художником по костюмам в минской версии спектакля «Лауренсия» выступит Александр Васильев, известный нам ведущий программы «Модный приговор». О том, что он историк моды и собирает коллекции одежды и аксессуаров, известно. Но о его дизайнерских способностях услышала впервые.


— Для тбилисской балетной труппы Васильев оформил немало спектаклей. Например, роскошной красоты костюмы сделал для балетов «Два голубя» и «Из Сибири в Москву». Он прекрасный дизайнер и эксперт моды. Надеюсь, что к премьере «Лауренсии» удастся в Минске параллельно организовать и выставку костюмов из коллекций Александра Васильева, подобное он делал и в других странах.


— У вас маленькая дочь Елена. Как думаете, трудно ли ей будет справляться с известностью своей матери?


— Уверена, что да. Вообще, быть ребенком знаменитых родителей — это всегда непросто. Сейчас я вам прочитаю e–mail от Елены, и вы поймете масштабы трагедии: «Здравствуйте... Это вам пишет дочка известных родителей. Может быть, сейчас вы меня не знаете. Но запомните, вы обязательно меня узнаете».


— Амбициозная девочка.


— Она часто говорит мне: «Мама, мне никогда не стать такой, как ты». Похожие фразы я слышала и от своих партнеров Андриса Лиепы и Алексея Фадеечева, они тоже волновались, чтобы быть достойными своих великих родителей. Имя давит. И таких детей нужно воспитывать не слишком избалованными, но с пониманием собственного достоинства.


— Вы оптимистка?


— Очень люблю режиссера Станислава Говорухина. Помню, давно на премьере одной из его документальных картин «Россия, которую мы потеряли» он сказал: «Сегодня, если человек оптимист, значит, он полный дурак». Меня эти его слова очень расстроили, но, да, я оптимистка, не могу жить по–другому. И не выношу нытиков, которые говорят, что вокруг все плохо, и страдают только потому, что они не миллионеры или у них нет нефтяных скважин. Между прочим, в самых страшных катаклизмах жителей моей страны всегда выручает умение иронизировать, подшучивать над собой в первую очередь. Если бы не наш знаменитый юмор, Грузию давно бы стерли с лица земли. Я бы так расставила акценты: в отчаянных ситуациях спасают юмор, любовь и религия.


— Сергей Филин — ваш друг и партнер по сцене. Как вы оцениваете ту криминальную историю, в которой он стал жертвой и сильно пострадал? Есть ведь и такое мнение: интриги в театре всегда были и будут, а плеснуть кислотой в лицо худруку — обычное дело.


— Такие разговоры меня возмущают больше всего. Никогда ничего подобного в Большом театре, где я прослужила 23 года, не было. Никто и никогда по отношению ко мне или к моим коллегам не позволял себе подобного вредительства. Думаю, что сегодня некоторые люди у нас неверно истолковали демократию как демагогию, невоспитанность и грубость. И на поверхность всплыли какие–то неприемлемые поступки по отношению друг к другу.


— Труппа, которой вы руководите в Тбилиси, достаточно молодая. Существует ли между вами и вашими артистами субординация или такое понятие, как уважение к старшим, стало устаревать?


— К счастью, субординация и уважение пока есть. Бывает, как и в любом театре мира, обижаются на меня, если не получают главную партию. Но в современном балете возможно все. Например, западные хореографы, которых я приглашаю в театр для постановок, очень редко обращают внимание на звания артистов, их статус и прочее. Они смотрят всю труппу целиком. И на сольную партию могут утвердить балерину из кордебалета, которая изумительно танцует. Даже меня такие внезапные открытия талантов часто шокируют, но они есть. Поэтому всем форму нужно держать всегда, в любых обстоятельствах. Кто может, тот и танцует.


— В Лондоне хореограф МакГрегор поставил новый балет «Атомос», с использованием в декорациях 8 гигантских экранов с 3D–проекциями. Как вы относитесь к видеоизображениям в спектаклях?


— Современный театр стал очень синтезным. На мой взгляд, видео обогащает постановки. Внимание зрителя недостаточно удерживать одним только танцем. Картинка должна меняться и достаточно быстро. Всевозможные айпады, планшеты и прочие IT–приспособления существенно повлияли на наше восприятие. У меня вообще такое чувство, что скоро мы будем общаться телепатически. Когда–то ведь и предсказания Жюля Верна казались фантастикой, а сегодня полетами в космос никого не удивишь. Я легко принимаю все технические новшества, в том числе и в балете. Очень талантливый финский хореограф Йорма Эло поставил в нашем театре в Тбилиси балет. Специально для спектакля мы покупали очень дорогое световое оборудование, способное из света делать чудеса. Никакие декорации не нужны, черный кабинет, световые партитуры, пишется, как ноты, и потом на сцене чудо. Это производит впечатление. Мне очень хочется спектакль Эло привезти в Минск. К счастью, возможности сцены вашего театра позволяют проводить здесь самые неожиданные эксперименты.


— Вы с мужем выпускаете именное вино. Любопытно, за годы в этом бизнесе вы стали опытным сомелье, способны отличить бургундское от чилийского и вычислить, какого года урожай?


— Нет, конечно. Сухое от полусухого отличу, также могу, попробовав вино, назвать его ингредиенты. Не более. Кстати, на днях лечу в Японию танцевать и на презентацию собственного вина. Как ни странно, и японцы, и китайцы стали вино пить. А в Грузии даже детям врачи иногда прописывают чайную ложку красного вина, оно прекрасно выводит токсины из организма. То, что я сейчас говорю, не означает, что надо потреблять в неограниченных количествах. Все хорошо и полезно в меру. Например, я себе не отказываю в бокале вина за ужином.

 

Советская Белоруссия №203 (24340). Суббота, 26 октября 2013 года.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...