Кто любит брать?

9 декабря — Международный день борьбы с коррупцией. Наш вопрос: кто любит брать?

Рисунок Олега КАРПОВИЧА

Николай Смехович, заведующий центром Института истории, Минск:


— Как историк могу сказать: коррупция — системная болезнь любого общества. Причем всех времен — в Древнем Вавилоне и в Древнем Египте уже были предусмотрены наказания за коррупцию. Сам я с этим явлением столкнулся в 2000–м, когда лежал в больнице: за операцию, за уход, за лечение — сколько там давали взяток!.. На первый взгляд и рецепт избавления от нее прост: чем лучше живут люди, тем реже, кажется, они дают взятки чиновникам–коррупционерам. Но на деле все куда сложнее — в тех же США, например, ежегодно тысячи судей привлекаются к ответственности за коррупцию. Думаю, суть вопроса — в нравственной системе. Пока в обществе будут пропагандироваться нажива и прибыль, коррупция будет продолжаться, ведь установить верхнюю границу наживы невозможно.

Юрий Кардымон, заместитель начальника отдела Департамента финансовых расследований Комитета государственного контроля Беларуси:

— Человек становится коррупционером совсем не внезапно, и причины такого «становления» необходимо искать в его прошлом. Начинается же все с безобидных на первый взгляд вещей вроде «вымой, сынок, посуду — дам конфетку». А потом? А потом... мы сами идем к врачу — берем шоколадку, надо сделать справку — ищем знакомых. Пора меняться! Вот возьмем — и не будем давать!

Наталья Горячая, руководитель благотворительного проекта «КалiЛаска»:

— Одно дело человеческая благодарность за что–то уникально сделанное: цветами, коробкой конфет или даже конвертиком с деньгами — не важно. Но если эта деятельность входит в обязательную профессиональную компетенцию берущего, то по меньшей мере это неэтично...

Дмитрий Долгов, сантехник, Минск:

— В больницах и сегодня полно любителей взять. И чаще это наглецы, пользующиеся элементарным неумением пациентов... быть благодарными. Мне тоже жена перед выпиской сотку принесла: на вот, отблагодари врачей за помощь. А кому я эту сотку отдам? Главврачу? Так для него это не деньги, да и видел я его всего пару раз при обходах. Куда больше сестрички со мной, больным, как с дитем возились. А еще лечащий врач! А реаниматолог, что с того света вытащил! Как сотку делить? По–честному не получается. Взял тогда бумагу и написал на имя главврача простую мою человеческую благодарность всем, кто меня на ноги ставил. Всех перечислил — даже имена практиканток, что на мне уколы учились делать, выведал!.. На днях встретил выписавшегося после меня соседа по палате. «Знаешь, — говорит, — после твоей бумаги всему отделению какую–то особую премию дали. Вот радости было! Тебя хорошо вспоминали».

Петр Бригадин, директор Государственного института управления и социальных технологий БГУ, Минск:

— Я сам не даю взяток. И это моя принципиальная позиция — не давать ни при каких обстоятельствах! Даже намек на взятку может вызвать у меня самую эмоциональную реакцию в ответ. Потенциальные взяточники это чувствуют — поэтому в отношении со мной подобных эксцессов не было...

Василий Урбан, индивидуальный предприниматель, Гомель:

— Помните советский фильм «Взятка»? Где герои Ромашина и Федосеевой–Шукшиной — чиновники жилотдела — вымогают взятки за выделение квартир? Именно эта картина произвела на меня в свое время сильнейшее впечатление и предопределила мое отношение к взяточничеству. Как показала жизнь, такой подход — нравственный и законный — актуален и сегодня. В том числе и в бизнесе. Немало компаньонов убеждали меня, что «не подмажешь — не поедешь». Сегодня почти все они осуждены. А мое дело, тьфу–тьфу, набирает обороты! Ни бизнес, ни чиновничество не синонимы взяточников. Если только они сами не захотят стать таковыми.

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...