Народная газета

Кто чего достоин

Комиссия по аттестации реставраторов появится в Беларуси в этом году.

Реставраторы в нашей стране — штучные специалисты. На девять с половиной миллионов жителей — не более 100 специалистов. Поэтому сегодня так важно государству поддержать их.

ШПУНТ.jpg

— Нужно понимать, что, не предпринимая никаких усилий, мы можем потерять нашу национальную школу реставрации, — рассуждает реставратор Сергей Шатило. — А мы обязаны ее сохранить. К сожалению, мэтры начинают потихоньку уходить, но у нас еще осталось немало учителей, которые могут чему-то научить.

Бесспорно, один из таких учителей — заведующий отделом научно-реставрационных мастерских НХМ Аркадий Шпунт (на фото). Недавно ему исполнилось 70, из них 47 лет он посвятил белорусской реставрации. Среди его достижений — восстановление лепнины Софийского собора в Полоцке, дворца Булгаков в Жиличах, убранства усыпальницы князей Паскевичей в Гомеле, реставрация монументальной живописи в минском Архикафедральном костеле и многое другое. Ученики и коллеги отзываются о мастере как о человеке строгом, принципиальном, а еще ратующем за общее дело. Сегодня Аркадий Самуилович мечтает о создании в стране республиканского центра реставрации:

— В этот центр стекались бы данные из всех музеев страны по ценностям, которые требуют реставрации. Они закладывались бы в лист ожидания. Пришла очередь — вещь в аварийном состоянии привезли в центр, можно с местным специалистом, который заодно и учился бы здесь. В центре находилось бы все необходимое оборудование, на которое не пришлось бы тратиться музеям в регионах. Здесь вещь исследовали бы (рентген, химические анализы и так далее), выработали программу реставрационных мероприятий, начали делать и готовую отправили бы обратно. Все было бы системно.

Создание центра избавило бы от головной боли тех, кто обеспокоен судьбой национального достояния, которое должно находиться в надежных руках. Сегодня в стране работают десятки реставраторов, но какова их квалификация?

— В советское время собиралась комиссия, которая рассматривала работы специалистов и решала, кому какую категорию присвоить. И если реставратору присваивалась высшая категория, это был авторитет, у него можно было учиться, — вспоминает Аркадий Шпунт. — А сейчас не поймешь, кто из себя что представляет. Ведь никто никаких категорий не присваивает. Человек может не проработать и дня, но уверять, что он реставратор, и портить одну работу за другой. Здесь уместно говорить о государственной безопасности, ведь дело касается национальной культуры.

Комиссии по аттестации реставраторов сегодня есть во многих странах. Как уверили в Министерстве культуры, в скором времени она появится и у нас.

— На недавней коллегии по реставрации была поставлена задача создать комиссию до конца этого года, — прокомментировал ситуацию заместитель министра культуры Александр Яцко. — Сейчас решается вопрос о составе такой комиссии. Это очень важный момент. Не хотелось бы, чтобы к нам были вопросы вроде: “А судьи кто?” Это будут бесспорные авторитеты в своей отрасли, которые смогут объективно оценить профессиональное мастерство аттестуемых реставраторов.

Эта новость не может не радовать. Появится комиссия, а там, глядишь, и реставрационный центр откроют. Нужно понимать: оттого, что белорусские реставраторы наконец-то начнут работать в системе, выиграют все. И в первую очередь национальные ценности.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?