Минск
+4 oC
USD: 2.12
EUR: 2.35

О ситуации в Украине

Крымские границы

Всю прошедшую неделю в центре внимания оставалась ситуация в Украине...

Всю прошедшую неделю в центре внимания оставалась ситуация в Украине. По–прежнему неспокойно на юго–востоке страны, где продолжаются акции протеста против нового правительства, «пришедшего к власти в результате государственного переворота». В Харькове протестуют против назначенного новыми властями мэра города; раздаются голоса в пользу проведения референдума об автономии региона. В Донецке сторонникам «народного губернатора» Павла Губарева удавалось в течение нескольких дней удерживать административные здания. Правда, впоследствии они были оттуда вытеснены милицией, а Губарев — арестован и этапирован в Киев. Обстановка в столице Донбасса по–прежнему остается неспокойной. В Луганске противники «майданного» правительства в воскресенье заняли областную администрацию, изгнали оттуда губернатора и приняли обращение к российским властям.


Протестные настроения подогревает и то, что «майданное» правительство, пришедшее на волне антиолигархических настроений, начало раздавать должности губернаторов в восточных областях... тем же самым олигархам.


Однако в фокусе внимания остается обстановка в Крыму. Если в «материковых» областях при всем недовольстве событиями в Киеве полномасштабная сецессия (т.е. отделение от Украины) представляется все же маловероятной, то Крым де–факто уже вышел из–под контроля Киева. Местное правительство переподчинило себе силовые структуры и выставило блокпосты на границе с «материком». Единственным местом, где все еще висит украинский флаг, по утверждениям очевидцев, остается штаб–квартира проукраинского меджлиса крымских татар. Впрочем, эта организация также не проявляет особой активности, занимая скорее выжидательную позицию.


Но, конечно же, главным политическим событием в Крыму стал назначенный на 16 марта референдум, на котором жители полуострова должны определить дальнейшую его судьбу. Вопросы, вынесенные на референдум, стали своего рода сенсацией. Крымчанам предложено определиться, желают ли они остаться в составе Украины на правах широкой автономии (Крым добился такой автономии в 1992 году, однако потом она была практически нивелирована киевскими властями) либо присоединиться к России. Столь смелой формулировки нельзя было представить даже в начале протестных выступлений в Крыму: речь тогда шла лишь о расширении автономии.


Примечательно, что происходит это в «юбилейный» год — ровно 60 лет назад полуостров был передан от России в состав Украины. Разумеется, Никита Сергеевич Хрущев, по чьей инициативе это было проделано, и помыслить не мог, что СССР когда–нибудь распадется и Крым станет камнем преткновения в отношениях двух независимых государств. Тогда это воспринималась лишь как очередная политико–административная перекройка внутренних границ, каких в истории СССР было немало. Кстати, при Хрущеве в состав России была «возвращена» Карело–Финская ССР. Если бы этого не произошло, то сегодня, скорее всего, на карте планеты было бы одним государством больше.


Все это говорит о том, насколько порой случайными могут быть политические границы. Вполне естественно, что такие границы могут становиться источником серьезной напряженности. Крым здесь — далеко не первый прецедент.


Противоречия советской политики при территориальном размежевании республик привели к тому, что после распада СССР вспыхнула целая череда конфликтов, направленных на перекройку этих границ, которые из внутренних и административных в одночасье стали государственными.


В основу советского политико–административного деления был положен национальный принцип, т.е. привязка территориальных образований к ареалу расселения того или иного этноса. Была создана целая иерархия национально–политических единиц — от союзной республики до автономного округа. Однако проблема заключалась в том, что многие народности на территории бывшего СССР проживали смешанно, чересполосно и провести удовлетворяющие всех границы строго по этническому критерию оказалось невозможно. Практиковалось включение национальных образований более «низкого» уровня в состав образований с более «высоким» статусом: так Абхазия и Южная Осетия оказались в составе Грузии.


Впрочем, этнический принцип соблюдался далеко не всегда, нередко дополняясь соображениями хозяйственного прагматизма, что на поверку создавало дополнительные конфликты и противоречия. Так, аграрная Молдова была «усилена» за счет индустриального Приднестровья, населенного этнически пестрым, преимущественно русскоязычным населением. По этим же соображениям в состав Украины попал и Донбасс — исторически часть земли Войска Донского. Точно так же и передача Крыма Украине мотивировалась «хозяйственными» соображениями.


Очевидно, что для того, чтобы удержать в составе одного государства исторически и культурно разнородные области, нужны высший политический пилотаж, мудрость и такт. К сожалению, современным политикам этого очень и очень не хватает. А отсюда — конфликты, противоречия и желание перекроить несправедливые с той или иной точки зрения границы.

 

Советская Белоруссия №45 (24428). Вторник, 11 марта 2014 года.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...