Крупные парадоксы круп

ОТЕЧЕСТВЕННЫЙ крупяной рынок не на шутку лихорадит и бросает в крайности. После прошлогодних ажиотажа и проблем по поводу нехватки крупы нынче появилась другая — ее сбыт. На складах предприятий Департамента по хлебопродуктам Минсельхозпрода сегодня скопилось почти 15 тысяч тонн отечественных круп. Между тем по импорту за 5 месяцев в республику поступило свыше 10 тысяч тонн крупяной продукции. Причем не считая риса.

Почему на фоне недобросовестной конкуренции на рынке производства и продаж случилась патовая ситуация?

ОТЕЧЕСТВЕННЫЙ крупяной рынок не на шутку лихорадит и бросает в крайности. После прошлогодних ажиотажа и проблем по поводу нехватки крупы нынче появилась другая — ее сбыт. На складах предприятий Департамента по хлебопродуктам Минсельхозпрода сегодня скопилось почти 15 тысяч тонн отечественных круп. Между тем по импорту за 5 месяцев в республику поступило свыше 10 тысяч тонн крупяной продукции. Причем не считая риса.

Разборки по выборкам

Ежегодно между Минсельхозпродом и Минторгом заключается соглашение, в котором в зависимости от потребности внутреннего рынка четко планируется, какой и сколько крупяной продукции переработчики должны поставить в торговлю. Именно под эти объемы хлебокомбинаты заготавливают зерно и производят крупы, а торговля по утвержденному графику должна их вовремя выбрать.

Потребность отечественного рынка в этом году закрыта на 100 процентов: произведено 60 тысяч тонн крупяной продукции, импортозамещающей — свыше 155 процентов. Но парадокс: куда девать крупу? По словам начальника отдела мукомольно-крупяной промышленности Департамента по хлебопродуктам Минсельхозпрода Олега Богатко, на складах хлебокомбинатов скопилось около 15 тысяч тонн невостребованной крупяной продукции. За 5 месяцев организациями Минторга выбрано только 17 тысяч тонн.

— Это всего 22 процента от соглашения, — возмущается Олег Васильевич. —Например, Витебская область выбрала у нас квоты в соответствии с соглашением на 44,9 процента, Могилевская — 41,5, Гомельская — на 28,7, Брестская — 27,6, Гродненская — только 25,7 процента. Минская — всего 24,7, а Минск — 28 процентов от запланированного. Скажем, импортозамещающей продукции, той же гречки, должны выбирать порядка 400 тонн в месяц, а берут лишь 50. Вот такие выборки! Поэтому по нашим остаткам мы сегодня только сырья для производства имеем свыше 16 тысяч тонн крупы, чего хватит до нового урожая. И готовой крупяной продукции около 15 тысяч тонн. А ведь она гораздо дешевле и качественней. Словом, встала серьезнейшая проблема с реализацией отечественных круп.

Надо сказать, Минсельхозпрод и Минторг обмениваются письмами, пытаются разобраться и решить эту проблему. Но пока результатов ноль! Торговля не выбирает заявленные ею же объемы, между тем как по импорту за 5 месяцев в республику завезено свыше 10 тысяч тонн.

Было бы в амбаре — будет и в кармане?

Для государства импортозамещение имеет принципиально важное значение. Это экономия средств, развитие промышленного комплекса, дополнительные поступления в бюджет. А для рядового потребителя — прежде всего возможность по доступной цене купить белорусские товары высокого качества, в том числе и крупы отечественного производства. К слову, рынок круп в Беларуси из продуктов питания был самым импортозависимым. Поэтому Президент и Правительство республики уже не раз ставили задачу  исключить импорт и обеспечить рынок собственной крупяной продукцией. На это в течение последних 4 лет направлено 14,7 миллиарда рублей. Техперевооружены и модернизированы крупозаводы с переводом на энерго- и ресурсосберегающие технологии. Введена линия по выпуску пшена на Брестском комбинате хлебопродуктов. На «Скидельагропродукте» модернизирована линия по переработке проса и увеличены объемы выработки пшена на 1,5 тысячи тонн. На Оршанском комбинате хлебопродуктов организовано производство кукурузной крупы. В ближайшее время начинается модернизация филиала «Гомельский КХП», на что будет вложено около миллиона долларов. Как результат, в этом году белорусский потребитель полностью обеспечен гречневой, ячневой, перловой и манной крупами. Увеличены также объемы заготовок пищевого лущеного гороха. Словом, республика обеспечивает свои потребности и в состоянии предложить отдельный ассортимент на внешние рынки.

Хорошо сработали все. Сельчане, без преувеличения, в поте лица сеяли, растили и собирали зерно. Переработчики, перевооружившись, как никогда вложили немало сил и средств. Только по гречихе проделана колоссальная работа.

Как рассказывает заместитель генерального директора по экономике ОАО «Гомельхлебопродукт» Александр Мамруков, по гречихе они заранее заключали контракты на поставку зерна урожая 2011 года в счет республиканских государственных нужд. На всю посевную площадь закупили для хозяйств борные микроудобрения для внекорневой подкормки растений. С помощью райсельхозпродов организовывали подвоз на гречишные поля пчелиных пасек, потому что благодаря пчелоопылению при всех равных возможностях урожайность гречихи повышается в среднем на 40 процентов. Более того, объезжали все области и где только можно заключали прямые договоры на выращивание зерна. Постарались, исходя из финансовых возможностей, обеспечить их семенами. А чтобы заинтересовать и привлечь сельхозпроизводителя, при закупке гречихи к закупочным ценам добавляли еще надбавку в размере до 30 процентов, оплачивали транспортные расходы. Общий итог: сельхозпроизводитель и переработчик свою задачу выполнили — у белорусов никогда не должно быть проблем с крупами.

К сожалению, не все так просто. Старая славянская пословица утверждает: было бы в амбаре — будет и в кармане. Похоже, сегодня она не работает. Белорусские крупы лежат на складах, а значит, переработчик несет убытки. Не мудрено, что в Департаменте думают о создании своих дилерских центров, об изменении схемы поставок своей продукции. Например, заключать договоры прямо с конкретными крупными предприятиями торговли. По мнению специалистов, схема, по которой поставки продукции идут в торговлю через базы Белбакалеи или Белкоопсоюза, не работает.

Крупам — мера, деньгам — счет

Почему организации торговли не выбирают заказанные объемы отечественной крупяной продукции, а ее импорт не сокращается? Что скажет по этому поводу торговля?

Говорит заместитель начальника управления торговли Белкоопсоюза Лилия Домашиц:

— Основная отрасль потребительской кооперации — торговая, представлена более 9 тысячами магазинов, расположенных преимущественно в сельской местности. Наш удельный вес в ресурсах крупы по республике составляет 23 процента при нашем удельном весе в товарообороте страны 9,4 процента. Остальное распределяется по предприятиям торговли различной формы собственности. В прошлом году на крупы был ажиотаж, мы не успевали их завозить, продав 10,6 тысячи тонн. Поэтому, конечно, планировали увеличить объемы реализации: на этот год подавали заявку с ростом на 7 процентов — 11,3 тысячи тонн, а выделено 13,8 тысячи тонн крупяной продукции. То есть по факту прошлого года выделено ресурсов на 30 процентов больше. Такие же большие объемы получает и республика, которые также не осваивает. По нашим данным, выбрано только 68 процентов от запланированного. И у нас лишь 66 процентов освоения выделенных ресурсов. Почему? Резко упала реализация. За 5 месяцев этого года объемы поставок выросли на 107 процентов, а реализация по крупе составляет 78 процентов к уровню прошлого года. У нас остатки лежат на 41 день — 1740 тонн. К слову, по гречневой крупе — на 51 день. Надо же понимать, что мы не продадим больше, чем может приобрести покупатель. При торговле только отечественной крупой, кроме риса, получается, что мы в убытках.

— Как так? — недоуменно спрашиваю.

— А вы посмотрите отпускные цены наших производителей. Например, отпускная цена килограмма пшена Скидельского КХП в июне была 4928 рублей, 900-граммовая пачка пшена из Волгоградской области, которую фасует «Белбакалея», — 4750, а «Ракан» завозит вообще по 1400 рублей, в Евроопте — по 2900. Минимальная отпускная цена килограмма гречки наших производителей 8900—9940 рублей. 900 граммов этой крупы выработки октября прошлого года Гомельского КХП, которую фасует «Белбакалея», стоит 14150 рублей, а магазины Евроопта в розницу продают по 6900 рублей 800-граммовую пачку, то есть килограммовая стоила бы 8620 рублей. В «Рублевском» российская гречка по акции — 800 граммов по 6500. В лучшем случае стоимость одинаковая, а нередко завезенные крупы стали дешевле! Что выгоднее магазину, а значит, покупателю? Мы постоянно встречаемся с представителями предприятий по хлебопродуктам и стараемся как-то решать эти проблемы, находить компромиссные решения.

По словам заместителя начальника управления организации потребительского рынка продовольственных товаров Минторга Светланы Слинько, в начале года всегда объективно снижается динамика реализации круп. Во второй половине можно ожидать увеличения продаж. И потом, сегодня в магазинах широкий ассортимент круп в достаточном количестве. Относительно цен, говорит Светлана Геннадьевна, надо подчеркнуть, что в нашей стране крупы считаются социально значимой продукцией. Торговая надбавка как на отечественные, так и на импортные крупы не должна превышать 24 процентов. В целом стоимость продуктов зависит от себестоимости и от отпускной цены производителя.

В Белбакалее вообще отказались комментировать ситуацию с невыборкой отечественных круп. Хотя не преминули посетовать на ценообразование комбинатов, вспомнив момент, когда один из КХП отпустил Белбакалее три вагона гречки по одной цене, а через непродолжительное время опустил ее в два раза. Что делать Белбакалее со ставшими дорогими тремя вагонами крупы?

Ни убавить, ни прибавить. Кроме договоренностей, еще работают и экономические законы. Сегодня произвести качественный и недорогой продукт — это только полдела. Очень важно, насколько он конкурентоспособен по цене. И что еще немаловажно — насколько эта самая конкуренция добросовестна.

Кто виноват?..

Не надо быть крупным специалистом, чтобы не видеть: рынок формируют монополисты. В Беларусь крупяные изделия ввозят около 40 импортеров, 3 компании из которых занимают аж 80 процентов рынка. Поэтому от того, как они себя поведут, и зависит цена крупы. Кстати, о недопустимости монополизации внутреннего потребительского рынка крупными торговыми сетями или ценового сговора между ними говорил и глава государства в Послании белорусскому народу и Национальному собранию. Он подчеркнул, что наряду с гипер- и супермаркетами должны развиваться небольшие частные и государственные объекты шаговой доступности.

Проблема в том, что сегодня все-таки нет прозрачной модели отношений между производителями, поставщиками и розницей. И монополисты этим пользуются.

Конкуренция в розничной торговле обостряется. По оценкам экспертов, в ближайшие два года рынок розничной торговли будет серьезным образом переделен и монополизирован гипермаркетами и торговыми сетями, которые поглотят мелкие и средние белорусские магазины. Только в Минске, по официальным данным, строится либо проектируется порядка 60 торгово-развлекательных центров, среди которых ряд гипермаркетов. В этой связи во многих районах возникнет проблема с магазинами шаговой доступности. И не исключено, что совсем скоро многим потребителям даже за хлебом придется ездить в гипермаркет. Более того, выдавливание местного бизнеса и захват рынка протекает еще более активно в регионах. Сетевые игроки стремительно отвоевывают часть торгового пространства, получая в аренду действующие торговые объекты. Такая схема позволяет им экономить на создании торговых объектов с нуля. В результате, из-за того что нет равных условий для конкуренции, местные игроки сворачивают свой бизнес, а сам рынок розничной торговли постепенно монополизируется.

А дальше сетевая торговля диктует свои условия, демпингует и тем самым выживает конкурентов.

Важно, что и потребители в конечном счете оказываются в проигрыше. Покупатель вынужден мириться с монополизацией рынка, которая в конце концов отражается на ценах. Но это еще полдела. Можно предположить, что, выдавив конкурентов низкими ценами, сеть затем может спокойно начать повышать стоимость продуктов, собирая монопольную маржу.

Не секрет, что некоторые владельцы сетей одновременно являются совладельцами предприятий по производству, скажем, продуктов питания и алкоголя. Это дает возможность грамотно маневрировать отпускной ценой и продавать по более низкой цене, чем для других торговых организаций. И уж вряд ли кто удивится тому, что именно требования торговых сетей поставщикам сильно влияют на розничные цены. Они начинают формироваться не только из себестоимости производства и наценок, но и в значительной степени включают затраты поставщика товара, связанные с дополнительными выплатами (!) в пользу торговых сетей.

Вот отчасти ответ на вопрос, почему отечественные крупы оказываются мало востребованными по ранее поступившим заявкам Минторга.

Однако крупные сетевики не согласны с выдвигаемыми в их адрес обвинениями. Они считают, что проводимая ими ценовая политика никак не подпадает под понятие демпинг. Реализовывать товар по более низким ценам им позволяет четко налаженная система поставок, удачно продуманная логистика, гибкая система скидок на товар со стороны производителей благодаря большим объемам закупок. Они называют это конкурентным преимуществом, а не демпингом.

…и что делать?

Белорусские власти всерьез обеспокоены таким развитием событий. Уже разработан законопроект «О государственном регулировании торговли», направленный на противодействие монополизации потребительского рынка страны крупными торговыми сетями. Думается, не лишним будет и зарубежный опыт.

Скажем, в странах ЕС более 80 процентов своих покупок среднестатистический потребитель делает в торговых сетях. Там уже давно задумались о том, как развести по разным углам сетевую и «традиционную» торговлю продуктами питания. В какой-то момент и там розничные гиганты стали явно вытеснять с рынка мелкие торговые предприятия. Ответные меры не заставили себя долго ждать. Одним из наиболее действенных ограничений, не позволяющих гипермаркетам полностью подмять под себя розничный рынок, стало неукоснительное обязательное требование: в ассортиментном перечне гипермаркетов доля продуктов питания не должна превышать 15 процентов. Не исключено, что однажды подобные требования придется вводить и в нашей розничной торговле.

Пока же картина у нас такая: народ, накупивший гречки и других круп, теперь не будет нуждаться в них полгода или год. А, купив втридорога, ест каши понемножку и бережно. На рынке через 3—4 месяца появится своя крупа нового урожая, импортная, конечно же, тоже. И если не будет принят закон, вполне возможно, в больших количествах. Однако высокого спроса уже не будет, и торговцам придется снижать цены. Ведь чем ниже спрос, тем меньше стоит предложение.

А НАМ, покупателям, остается только быть спокойными и не впадать в панику. И если завтра вдруг кто-то выразит сомнение, будет ли продаваться соль по цене сахара или не будет, начнут ли выдавать хлеб по карточкам, а спички по справке из пожарной инспекции, то это совсем не значит, что нужно бежать в магазин и все это скупать.

Что касается круп, то в любом случае белорусы независимо от уровня дохода покупали и будут их покупать, и это, ввиду их полезности, не может не радовать.

Ирина ГЕРМАНОВИЧ, «БН»

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?