КРУПная битва интересов

Выдержат ли ценовую конкуренцию отечественные крупы и кто из таможенной тройки заберет большую долю рынка ЕЭП?

1. Мало каши ели

Казахстан занимает третье место по объему внешней торговли Беларуси со странами СНГ. В 2011 году товарооборот с ним вырос до 768,2 миллиона долларов. Экспорт белорусской продукции в республику в прошлом году достиг наибольшего своего значения за последнее десятилетие и составил 631,2 миллиона — 135,8 процента к уровню 2010 года. Между тем импорт из Казахстана не превысил 137 миллионов долларов.

Казахстанские предприниматели бьют тревогу. Они считают, что скоро на полках отечественных магазинов останутся только импортные товары, а рынком чуть ли не полностью завладеют Россия и Беларусь. Эксперты предупреждают: из-за необходимости выравнивания цен подорожают самые необходимые продукты, такие как масло, молоко, мясо и крупы (то же самое происходило и происходит и в Беларуси). А немногочисленные местные производители попросту не смогут конкурировать, сообщает канал КТК.

Около 80 процентов товаров, произведенных за пределами Казахстана, чаще всего из России или Беларуси. Главное преимущество партнеров по Таможенному союзу — демократичная цена, хорошая упаковка и, конечно, качество. При этом цены на импортные продукты привлекают покупателей гораздо больше. Крупы стоят в среднем на 10—15 тенге (1 доллар = 150 тенге) дешевле казахстанских аналогов. Причем зарубежные производители готовы работать даже себе в убыток.

«Это обычная практика для вытеснения конкурентов. Устанавливаются цены ниже рыночных, и, соответственно, всю эту нишу занимает компания, которая демпингует. А потом уже устанавливает цены, которые будут возрастать», — уверен вице-президент Независимой ассоциации предпринимателей Казахстана Тимур Назханов.

Казахстан никогда не занимал лидирующей позиции в производстве круп. Во время перестройки и обретения республикой независимости получилось так, что крупяная отрасль в отличие от мукомольной серьезно пошла на спад. «Секрет» отсталости этого производства кроется еще и в гастрономических предпочтениях: казахи традиционно потребляют мало круп, отдавая предпочтение мясу.

Хотя потенциальная сырьевая база в республике солидная: посевные площади под зерновые в 2011 году составили почти 17 миллионов гектаров (на 2 миллиона меньше, чем в 2010-м), валовой сбор — 26,9 миллиона тонн. Правда, 78 процентов площадей «забирает» пшеница. На другие крупяные культуры остается немногим больше 20 процентов. Но развитие зерноперерабатывающих предприятий республики категорически не отвечает требованиям рынка, считает генеральный директор Казахского научно-исследовательского института переработки сельскохозяйственной продукции Даригаш Шаймерденова. На продовольственную переработку ежегодно идет всего четверть (!) произведенного зерна. Вот цифры, которые подтверждают слова Шаймерденовой. Гречихи производится 62 тысячи тонн, а в переработку отправляется едва ли 20 процентов этого урожая. Валовой сбор проса — 31 тысяча тонн, перерабатывается чуть больше 10 процентов. Но это цветочки, еще больше недоумения вызывают такие данные. Общий урожай овса составляет 204 тысячи тонн, а в крупу для овсяной каши превращается лишь 0,26 процента. При валовом сборе ячменя в 2,5 миллиона тонн перловкой и ячневой крупой становится 0,34 и 0,06 процента сырья соответственно. А из 470 тысяч тонн зерна кукурузы крупой становятся лишь 0,03 процента. Имея миллионы гектаров пашни, запасы зерновых культур казахов удивляют своей мизерностью. По данным Агентства РК по статистике, на 10 октября в Казахстане в наличии (на продовольствие, семена и фураж) 121,5 тысячи тонн риса, 853,7 тысячи тонн ячменя, 24 тысячи тонн овса, почти 23 тысячи тонн гречихи и 22,7 тысячи тонн проса. На 10 октября прошлого года этих запасов было больше практически в 2 и более раз.

Собственно, крупы никогда и не были стратегически важными продуктами. Кроме риса — главной крупы страны. Ее производят в достаточном количестве, как для внутреннего потребления, так и на экспорт. Кызылординская область — основной рисосеющий регион — выращивает 90 процентов всего объема этой культуры.  За последние три года рисовые плантации увеличились с 61,5 тысячи гектаров до 77,4 тысячи. В прошлом году впервые за последние 20 лет собрали 376 тысяч тонн зерна. Помогло государственное субсидирование: на 1 гектар риса — 15550 тенге, что больше по сравнению с 2010 годом на 1550 тенге (1 тенге = 57,34 белорусского рубля по курсу Нацбанка на 10.10.2012 г.). Кстати, в целом за последние три года на господдержку агропромышленного сектора выделено более 5 миллиардов тенге.

До недавнего времени Казахстан активно экспортировал рис во всю азиатскую часть СНГ, Россию. Но за последние пару-тройку лет ситуация изменилась коренным образом. Экспорт снизился. В нынешнем году кызылординцы вынуждены были даже сократить посевы на 9,4 процента — до 70 тысяч гектаров. В ассоциации производителей и переработчиков зерна бьют в набат: отечественным рисопроизводителям, впрочем, как и другим производителям и переработчикам зерна, по многим причинам трудно конкурировать с рисоводами России. Главная беда — высокая себестоимость зерна. Почва Кызылординской области уступает Краснодарскому краю по гумусу (около 90 проц. российского риса возделывается в Краснодарском крае) и по температурному режиму. В Кызылорде очень жаркое лето, средняя температура выше 40 градусов, тогда как в Краснодаре 30—32. В России средняя урожайность риса 65 центнеров с гектара и выход крупы 70 процентов, а в Казахстане — соответственно 35 и 38. Не говоря уже о том, что в России ежегодно увеличивают посевы и объемы производства, а в Казахстане нет. Россияне экспортируют цельную крупу, а Казахстан — рис дробленый, при этом первые могут снижать экспортную цену на крупу 1-го сорта до 75 тенге/кг, а казахи продают по 100 тенге/кг.

Причем себестоимость растет с каждым годом. Сейчас рентабельность в рисоводстве Казахстана не превышает 7 процентов с учетом субсидии, более 80 процентов хозяйств возделывают рис на заемные средства. Руководители хозяйств руководствуются скорее обеспечением населения работой, а не развитием производства. «Нужно оплачивать лизинг, кредиты, поэтому продаем переработанный рис по 100 тенге за килограмм, — рассказывает директор ТОО «Мади Кажи» Аббас Камаладдин агентству «Казахзерно». — Невыгодно, ведь затраты огромные, но другого выхода нет. Большую часть урожая еще в прошлом году отдали за долги, а ту, что оставалась, отправили в другие регионы страны». Руководители, производящие крупу на собственные средства, занимаются дополнительным бизнесом для покрытия убытков.

Ситуация дошла до того, что всей азиатской части СНГ выгоднее приобретать крупы в России, потому что дешевле оплатить транзит через Казахстан, чем покупать, скажем, казахстанский рис. Более того, с точки зрения логистики в некоторые области РК целесообразнее везти крупу, например, гречку, из регионов России, чем из других областей Казахстана. Поэтому закономерно, что сегодня казахский рынок в большей степени освоен крупяными компаниями из России. Учитывая площади, которые там засевают, и урожайность, себестоимость круп получается ниже, чем казахская.

Непросто приходится и фермерам, выращивающим зерновые культуры. А они, кстати, играют заметную роль в успехах и неудачах казахстанского агропрома. Сегодня на их долю приходится 38 процентов посевных площадей сельскохозяйственных культур, почти 40 процентов от общего объема производства зерна. Большинство сельхозтоваропроизводителей работает на физически и морально устаревшей технике. Темпы обновления парка машин остаются крайне низкими, а для абсолютного большинства сельхозформирований, и в первую очередь для средних и мелких хозяйств, не имеющих доступа к кредитным ресурсам, это вообще несбыточная мечта. Средства, предназначенные для развития лизинговой программы, недостаточны и достаются в основном большим зерновым компаниям и крупным сельхозпредприятиям. Но даже вырастив и переработав, непросто сбыть крупу в мелкой упаковке. Фермеры сетуют: чтобы продавать свою продукцию в супермаркетах Алматы, нужно заплатить за каждую тонну по 30 тысяч тенге. Плюс к этому консигнация на три месяца, то есть расчет производят только по истечении этого срока, хотя могут продать всю крупу и за 10 дней, рассказывают в ассоциации производителей и переработчиков зерна о кабальных условиях торговых сетей. Единственный выход на розничный рынок — это городские ярмарки, где крупы уходят влет, но… по себестоимости. В принципе, это говорит о том, что крестьяне при любом раскладе, будь то засуха или урожайный год, остаются без прибыли и с кучей проблем по хранению и реализации выращенного урожая.

Более того, предприниматели считают, что вступление России в ВТО тем более негативно скажется на рынке круп, а точнее — на возможности отечественной крупяной продукции конкурировать с импортной. «Тягаться» с европейским качеством и ассортиментом мы явно не сможем. Через два, три, пять месяцев кто-то выдержит, может, дольше сможет продержаться, но в конечном счете будет банкротство, считает президент Союза товаропроизводителей и экспортеров Казахстана Николай Радостовец. Для того чтобы войти в очень конкурентную «крупяную» среду, в большой стране нужно строить большие современные заводы, которые со временем смогут конкурировать и по качеству, и по себестоимости с той продукцией, которая поставляется в страну.

А сегодня союз товаропроизводителей и экспортеров Казахстана озабочен решением первостепенной задачи — «нужно было бы самым скорейшим образом выделить средства Агентству по защите конкуренции, Минэкономики, статистике, чтобы они провели обследование изменения товарных рынков по основным группам». Ну, что тут комментировать, кроме как — мало каши ели…

Ирина ГЕРМАНОВИЧ, «БН»

(Продолжение следует.)

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости