КРУПная битва интересов

3. «Место под солнцем» занято

Выдержат ли ценовую конкуренцию отечественные крупы и кто из таможенной тройки заберет большую долю рынка ЕЭП?

3. «Место под солнцем» занято

Окончание. Начало в номерах за 18 и 19 октября с.г.

 Российский рынок крупяных изделий отличается поразительной стабильностью. Несмотря на всевозможные внешние факторы и погодные условия, среднегодовой прирост его объемов составляет около 4,5 процента. Неудивительно, что последние несколько лет на рынке идет активная борьба. Но изюминка ее в том, что за «место под солнцем» сражаются «свои со своими». Белорусы, которые и на своем-то поле с трудом выдерживают ценовую конкуренцию, практически не представлены. Зарубежных компаний так мало, что погоды на крупяном рынке они не делают.

2011 год отличался урожаем рекордов, поставленных российским аграрным сектором. Подобного в 2012 году не ожидается из-за летней засухи. Предварительный ущерб приближается к показателю, который был зафиксирован два года назад, когда в России стояла аномальная жара. Тогда потери АПК достигли 41,8 миллиарда рублей, в этом году, по предварительным оценкам, они составят 36,5 миллиарда рублей. Тем не менее Россия вошла в сезон 2012/13 с самым большим предложением круп за последние годы. В 2012 году посевные площади под гречихой выросли на 40 процентов, до 1,26 миллиона гектаров, что является одним из самых высоких показателей за последние годы. Валовой сбор прогнозируется на уровне 800 тысяч тонн при средней потребности рынка 650 тысяч. Валовой сбор проса — более 800 тысяч тонн (потребность — 450—500 тыс. т). Ожидается, что присоединение к ВТО может негативно отразиться лишь на рисовой отрасли — ставки ввозных таможенных пошлин значительно снижаются. Импортный рис, доля которого составляет в потреблении порядка 30 процентов, должен подешеветь.

Второй год подряд горох является экспортно ориентированной позицией — 2 миллиона тонн. Это больше, чем Россия может съесть, так как внутреннее потребление оценивается в 1,5 миллиона тонн. Соответственно, разницу в 500 тысяч тонн в прошлом сельскохозяйственном году (считается с 1 июля по 30 июня) продали за границу. Кстати, экспорт тоже был рекордный, обычно Россия не продавала больше 150 тысяч тонн. При этом горох дает трейдерам возможность больше заработать: если средняя прибыль с тонны пшеницы составляла порядка 5 долларов, то с тонны гороха — от 10 до 20 долларов. Единственная культура, которую, по всей видимости, никогда не удастся выращивать в нужных объемах, — это рис.

В денежном эквиваленте емкость рынка крупяных изделий в России уже достигла 1 миллиарда долларов США и продолжает расти. Поэтому закономерно, что в последнее время сокращается импорт и увеличивается экспорт круп. Доля импорта сократилась с 26 до 18 процентов.

Выращиванием зерновых культур в стране занято более 8 тысяч предприятий. Производством круп — примерно 750 компаний, причем 80 процентов их мощностей нацелены на рис, гречиху, пшено и геркулес. Если говорить о конечном продукте, который поступает на полки магазинов, то здесь процентное соотношение следующее: рис — 29, гречка — 26, пшено — 12, геркулес — 11, прочие — 22 процента.

СХОДСТВО российского и белорусского крупяных рынков в том, что государства обладают достаточным сырьевым и техническим потенциалом для полного удовлетворения собственных потребностей. А в остальном — ничего общего.

Большинство регионов России представлено сильными игроками на рынке крупяных изделий, где тон сегодня задают именно отечественные производители. К слову, в РФ практически нет государственных крупозаводов. Неужели иностранным игрокам нечего предложить рынку? Дело в том, что, во-первых, крупы-иностранки, в том числе «белоруски», просто не выдерживают ценовой конкуренции с крупами-«россиянками», себестоимость которых не обременена ни дорогой логистикой, ни прочими дополнительными расходами. Многие помнят марку «Анкл Бенс», которая одно время была «законодателем мод» в странах СНГ, но в итоге ушла с рынка, не выдержав ценовой конкуренции. Во-вторых, рынок перенасыщен. Сегодня российские компании ведут агрессивную борьбу за рынки сбыта как внутри страны, так и вне. И у них это неплохо получается, что подтверждает ситуация на белорусском и казахстанском крупяных рынках. Таможенный союз способствует этому в немалой степени.

Недаром руководитель отдела исследований компании «О+К» Рузанна Ефимова считает, что создание единого экономического пространства России, Беларуси и Казахстана — это благо для переработчиков. Видимо, она имела в виду российских. Хорошие дополнительные рынки сбыта никогда не помешают.

А коммерческий директор крупнейшей компании «Ирбис Н» Ирина Горелова отмечает, что создание Таможенного союза, возможно, и повлияет на российскую крупяную отрасль, но какой-то конкуренции со стороны стран Таможенного союза не ощущается.

И немудрено. Основной инструмент для продвижения излишков своей продукции на соседние рынки — объемы и снижение цены. С таким механизмом не всякий потягается: даже вышеупомянутый мощный Анкл Бенс перестал улыбаться — себе дороже. По сути, это демпинг, который вкупе с хорошо спланированным мерчендайзингом привлекает покупателя, помогает продвинуться на рынке крупяных изделий других государств. Основная арена борьбы за потребителя — магазины, где все методы, начиная от конкуренции в ценах и заканчивая удерживанием лучших мест на торговых полках, хороши. В чем убедились и белорусские производители круп.

НО НЕ все так просто и у российских производителей на своем поле. Недавно Министерство экономического развития констатировало, что отечественный закон о торговле 2009 года морально устарел. За два с половиной года рынок претерпел значительные изменения, поэтому руководствоваться данным законом более не представляется возможным. В сущности, до Минэкономразвития дошли те проблемы, о которых уже не раз говорилось внутри отрасли: непомерные расходы на продвижение товара, отсрочка платежей и фактическая монополия крупных торговых сетевых игроков.

Основные претензии высказывают средние и мелкие переработчики круп, которым сегодня для выживания приходится или оптимизировать затраты, или «выкручивать руки» производителю. Они утверждают, что сети навязывают невыгодные условия, требуя плату за вход, отдельную плату за право поставлять в торговую сеть каждое наименование продукции. Поставщики жалуются и на условия работы торговых сетей, связанные со сроками оплаты, на требования выплачивать бонусы, предоставлять дополнительные скидки. Работать в прибыль, продавая крупы, сегодня могут только крупные компании, которые снижают цену на продукцию, оставаясь при этом рентабельными. Ни малый, ни средний бизнес такого себе позволить не могут. Кстати, конкурировать с выстроенной системой крупных сетевых магазинов в России не могут и обычные магазины.

Поэтому обновленный закон о торговле содержит антимонопольные требования, которые защищают интересы поставщиков, в основном, производителей.

Работает ли закон, судите сами. В московском управлении федеральной антимонопольной службы рассматривался единственный до сих пор случай в отношении сетевиков ООО «АШАН» и ООО «АТАК».

Основанием для возбуждения дела послужила претензия к хлебозаводам. Они якобы по общему сговору подняли цены на конечную продукцию. В итоге выяснилось, что хлебозаводы не виноваты. Причиной повышения цен на хлеб на столичном рынке стал рост стоимости муки и зерна, поставляемых из других регионов. А вот договоры с сетями оказались противоречащими законодательству о торговле. Что, в свою очередь, также сказывается на увеличении конечной цены для потребителей.

Антимонопольная служба, изучив договоры поставки продуктов в московские сети, пришла к выводу, что права поставщика никак не защищались. Более того, выявила ряд дискриминационных условий в отношении поставщиков.

Сводились они к тому, что договором были установлены несоразмерные санкции в отношении первых и в отношении самой сети: бесконечные штрафы за нарушение сроков поставки, непредставление ассортимента и масса других положений. А вот в отношении торговых сетей никаких санкций в договорах предусмотрено не было. Более того, между всеми хлебозаводами и торговыми сетями уже после вступления в силу закона о торговле, запрещающего требовать дополнительные платежи с поставщиков, были заключены еще и договоры «об оказании маркетинговых услуг». Хотя там не было ни перечня, ни порядка их оказания. Только цена в процентах от основного договора поставки. То есть торговая сеть, выступающая исполнителем услуги, сама определяла, какие услуги, в каком объеме и когда она окажет поставщикам. Это ни что иное, как завуалированный бонус. Кроме всего прочего, за поставленный товар торговые сети не спешили рассчитываться с поставщиками. Самое любопытное, что на суде представители торговых сетей ничтоже сумняшеся заявили, что все это поставщики делают добровольно, равно как и платят за вход в торговую сеть.

Это, повторюсь, единственный случай, когда поставщик обнародовал свою проблему.

СЕГОДНЯ мало кто сомневается, что проблемы в этой сфере остаются. Сети продолжают требовать мзду за вход, нарушают условия оплаты договора, предусматривают заключение дополнительных соглашений, которые похожи на те, которые установлены в рамках рассмотренного дела против ООО «АШАН» и ООО «АТАК». Антимонопольный орган, конечно, контролирует соблюдение закона о торговле. Недавно завершили очередную внеплановую проверку в отношении сетевых магазинов «Авоська». По результатам проверок могут быть возбуждены дела.

О засилье в продовольственной торговле крупных сетей сегодня не говорит только ленивый. Одна из альтернатив — развитие фирменной торговой розницы для агропредприятий. Это, полагают аналитики рынка, может в значительной мере снять зависимость от торговых сетей. Вице-президент компании «Мортадель» Виталий Новиков, отвечая на вопросы сотрудника Института конъюнктуры аграрного рынка, говорит, что «вывод продукции в розницу является для переработчиков чуть ли не первостепенным по своей значимости. Ведь в России именно крупный ритейл стал основным механизмом реализации продукции. В этой ситуации даже наличие громкого бренда отнюдь не гарантирует налаживание конструктивного диалога с сетями».

Конечно, ситуация зависит от размера участника рынка. Так, если крупные агрохолдинги действительно могут вести диалог с ритейлом практически на равных, то остальные участники рынка такой возможности однозначно лишены.

К примеру, если новый производитель желает выйти к покупателю, он должен быть готов сразу же отдать 10 процентов прибыли сети.

Между тем, по прогнозу Минэкономразвития, в структуре оборота розницы доля сетевой торговли будет увеличиваться до 30 процентов объема продаж, в крупных городах — до 50. А поскольку количество небольших магазинчиков и рынков сокращается, рост торговых площадей «будет обеспечиваться за счет открытия магазинов современных форматов».

Почему предприниматели не жалуются, не отстаивают свои права? Скорее всего, они боятся последствий, опасаются, что их выгонят из сетей, которые на сбытовом рынке России уже практически правят бал и диктуют правила игры. Неудивительно, что российский производитель круп, наученный «рыночным методам» ведения конкурентной борьбы, на белорусском рынке чувствует себя легко и свободно.

На снимке: динамика средних потребительских цен на крупы и макаронные изделия в России (руб./тыс. с НДС)

Ирина ГЕРМАНОВИЧ, «БН»

 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?