КРУПная битва интересов

2. Заварили цены кашу

Выдержат ли ценовую конкуренцию отечественные крупы и кто из таможенной тройки заберет большую долю рынка ЕЭП?

2. Заварили цены кашу

Продолжение. Начало в номере за 18 октября.

В Беларуси о конкурентных рисках, связанных с работой отечественных предприятий в рамках ЕЭП, говорилось немало. Большинство из них связывались с работой на внешних рынках. Между тем именно на домашнем поле начинаются нешуточные сражения. Отечественная крупяная продукция не выдерживает конкуренции с потоком импорта: крупы-резиденты проигрывают крупам-иностранкам, которые идут валом, и, главное — зачастую дешевле белорусских. В отличие от Казахстана мы выращиваем и перерабатываем зерно под полную внутреннюю потребность. Но сезон 2011—2012 показал, что, оказывается, это только полдела. Полнейшей неожиданностью для наших переработчиков стала серьезная проблема со сбытом круп.

Потребность республики в зерне на все цели составляет 9117,4 тысячи тонн. В 2012 году посевная площадь зерновых и зернобобовых культур составила 2769,9 тысячи гектаров, что на уровне прошлого года. Изменена ее структура: за счет сокращения посевов овса и ржи расширены посевные площади пшеницы до 703,5 тысячи гектаров (на 56,4 тыс. гектаров больше уровня 2011 года), тритикале — 505,3 тысячи (на 75 тыс. гектаров больше) и кукурузы на зерно — 260,9 тысячи гектаров (на 30,6 тыс. гектаров больше). Посевные под гречиху остались без изменения — 39,9 тысячи гектаров. Валовой сбор зерновых и зернобобовых культур (без кукурузы), по данным на 1 сентября, составил в первоначально оприходованном весе 8,7 миллиона тонн. Для сравнения: аналогичный показатель в 2010-м — 6,7, а в 2011 году — 7,7 миллиона тонн. По статистическим данным, на 1 сентября текущего года в Беларуси собрано 1,2 миллиона тонн ржи, 2,7 — пшеницы, 0,5 — овса, 0,4 — зернобобовых, по 2 миллиона тонн тритикале и ячменя. И по урожайности нынешний год рекордный — 37,6 центнера с гектара против 34,2 в 2011-ом. Рост объемов и урожайности — по каждой крупяной культуре.

Неудивительно, что прошлогодняя лихорадка закончилась. По словам директора Департамента по хлебопродуктам Минсельхозпрода, заместителя министра сельского хозяйства и продовольствия Василия Седина, только за 8 месяцев на внутренний рынок по всем каналам (оптовые базы, склады, магазины) поставлено около 40 тысяч тонн отечественных круп при внутренней потребности 50 тысяч тонн. На смену ажиотажному спросу пришел обильный выбор: прилавки забиты крупами на любой вкус и кошелек. Потребитель торжествует. Но белорусский производитель — в убытках. Начальник отдела мукомольно-крупяной промышленности Департамента по хлебопродуктам Минсельхозпрода Олег Багатко говорит, что на складах хлебокомбинатов скопилось около 14 тысяч тонн крупяной продукции, невостребованной торговлей. Это как минимум пятимесячный запас, половина из которого — гречка. Между тем по импорту в этом году в республику только за полугодие поступило свыше 10 тысяч тонн круп, не считая риса.

Напомним, ежегодно между Минсельхозпродом и Минторгом заключается соглашение, в котором в зависимости от потребности внутреннего рынка четко планируется, какой и сколько крупяной продукции переработчики должны поставить в торговлю. Именно под эти объемы хлебокомбинаты заготавливают зерно и производят крупы, а торговля по утвержденному графику должна их вовремя выбрать. Не берет. Почему?

По словам заместителя начальника управления торговли Белкоопсоюза Лилии Домашиц, если в прошлом году крупы не успевали завозить в магазины, то уже с начала нынешнего спрос уменьшился как минимум в два раза. Белкоопсоюз подавал заявку на 11,3 тысячи тонн, а выделено 13,8 тысячи тонн крупяной продукции. То есть к факту прошлого года выделено ресурсов на 30 процентов больше. В итоге почти 40 процентов от выделенного лежит на складах Белкоопсоюза. Большие объемы получает и республика, которые также не осваивает. Неудивительно, что в Белбакалее вообще отказались комментировать ситуацию с «невыборкой» отечественных круп. Хотя не преминули посетовать на ценообразование хлебокомбинатов, вспомнив момент, когда один из КХП отпустил Белбакалее 3 вагона гречки по одной цене, а через непродолжительное время опустил ее в 2 раза. Что делать Белбакалее с тремя вагонами дорогих круп?

Очевидно, отечественные производители не учитывают, что, кроме внутренних договоренностей, еще работают и экономические законы. Сегодня произвести качественный продукт уже недостаточно. Принципиально важно, насколько он конкурентоспособен по цене. Поэтому битва за потребителя нередко проигрывается из-за высокой себестоимости продукции. В лучшем случае, стоимость отечественного продукта и импортного одинаковая, а зачастую завезенные крупы дешевле! Что выгоднее магазину, а значит, и покупателю брать? Килограмм белорусской гречки стоит 11 тысяч рублей, российской — не более 9. Не поэтому ли склады КХП забиты крупой  2011-го, а импорт практически не уменьшается?

В стране бурно развиваются розничные сети: доля крупных торговых организаций в общем объеме розничного товарооборота постоянно растет. Аналитик инвестиционной компании «Юнитер» Иван Осипов констатирует, что увеличение доли крупных торговых организаций в розничном товарообороте Беларуси происходит за счет развития в стране сетевой торговли.

С одной стороны, говорят эксперты, — это плюс: в регионы приходят современные форматы торговли, так называемые сетевики. Однако, отмечают другие, существует и обратная сторона медали. Не надо быть крупным специалистом, чтобы увидеть, что у нас на рынке образовались монополисты. В Беларусь крупяные изделия ввозят около 40 импортеров, 3 компании из которых занимают 80 (!) процентов рынка. Естественно, от того, как они себя поведут, и зависит цена в данном случае крупы.

Гипер- и супермаркеты за счет своих правил игры ставят белорусских производителей в непростое положение. Речь идет о различных программах — выплаты, дисконты, сборы. В Минторге неоднократно отмечали, что дискриминационные условия между сетями и отечественными поставщиками продукции чаще всего формируются в момент подготовки договоров. «Применение различных выплат — результат использования торговыми сетями имеющейся у них рыночной власти», — отмечают в ведомстве. Хотя справедливости ради стоит признать, что в некоторых случаях такие выплаты предлагаются поставщиком самостоятельно. Белорусские производители прибегают к этим рычагам, скорее всего, нечасто, но вот российские, привыкшие работать в условиях жесткой конкуренции, вполне способны сделать такую практику постоянной.

Кстати, о недопустимости монополизации внутреннего потребительского рынка крупными торговыми сетями или ценового сговора между ними говорил и глава государства. Он подчеркивает, что наряду с гипер- и супермаркетами должны развиваться небольшие частные и государственные объекты шаговой доступности. Но проблема в том, что сегодня, оказывается, нет или не работает прозрачная модель отношений между производителями, поставщиками и розницей. И монополисты этим пользуются.

Конкуренция в розничной торговле обостряется. По оценкам экспертов, в ближайшие два года этот рынок будет серьезным образом переделен и монополизирован гипермаркетами и торговыми сетями в основном российского «пошиба», которые поглотят мелкие и средние белорусские магазины. Только в Минске, по официальным данным, строится либо проектируется порядка 60 торгово-развлекательных центров, среди которых ряд гипермаркетов. В этой связи во многих районах возникнет проблема наличия магазинов шаговой доступности. Более того, выдавливание местного бизнеса и захват рынка протекает еще более активно в регионах. Сетевые игроки стремительно отвоевывают часть торгового пространства, получая в аренду действующие торговые объекты. Такая схема позволяет им экономить на создании торговых объектов с нуля. В результате из-за того, что нет равных условий для конкуренции, местные игроки сворачивают свой бизнес, а сам рынок розничной торговли постепенно монополизируется.

А дальше сетевая торговля диктует свои условия, демпингует и тем самым выживает конкурентов.

Важно, что и потребители в конечном счете оказываются в проигрыше. Покупатель вынужден мириться с монополизацией рынка, которая, в конце концов, отражается на ценах. Но это еще полдела. Можно предположить, что, выдавив конкурентов низкими ценами, сеть затем может спокойно начать повышать стоимость продуктов, собирая монопольную маржу.

Не секрет, что некоторые владельцы сетей одновременно являются совладельцами предприятий по производству, скажем, продуктов питания. Это дает возможность грамотно маневрировать отпускной ценой. И вряд ли кто удивится, что именно требования торговых сетей к поставщикам сильно влияют на розничные цены. Они начинают формироваться не только из себестоимости производства и наценок, но и в значительной степени включают затраты поставщика товара, связанные с дополнительными выплатами в пользу торговых сетей. Сегодня, как рассказывают отдельные производители, попасть на полку в некоторых сетевых магазинах очень непросто. Вот отчасти ответ на вопрос, почему отечественные крупы оказываются мало востребованными по ранее поступившим заявкам Минторга.

Эксперты утверждают, что сетевики будут все настойчивее диктовать правила игры и на белорусском рынке (на российском рынке все давно поделено). Так что воевать за свои интересы придется и у себя дома.

Ирина ГЕРМАНОВИЧ, «БН»

(Окончание следует.)

 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?